Земля «в иллюминаторе»: куда будут инвестировать украинские агрохолдинги

Киевский международный экономический форум — 2017
Источник фото: Latifundist.com

Расти вширь или «вглубь» — задуматься об этом рано или поздно придется украинским агрохолдингам. На такой вывод натолкнула аграрная панель Киевского международного экономического форума, где представители отрасли рассуждали о будущем агросектора.

Киевский международный экономический форум
Киевский международный экономический форум
Киевский международный экономический форум

«Мир меняется, и мы с ним», — философски начал разговор владелец МХП Юрий Косюк. Сегодня главное — менеджерский талант и инновации, количество земли не является ключевой ценностью. Услышать это от руководителя компании с одним из крупнейших зембанков страны было как минимум неожиданно.

Юрий Косюк, председатель правления холдинга «Мироновский Хлебопродукт» (МХП) и Наталья Билоусова, главный редактор сайта AgroPolit.com

Хотя планы развития в технологическом направлении МХП подтвердила накануне форума, запустив акселератор аграрных инноваций. И все же, как видится, крупнейший производитель курятины не откажется от планов наращивать зембанк. Стоит хотя бы вспомнить нефинансовый отчет компании за 2016 г., где отмечалось, что МХП через 3-5 лет планирует увеличить его до 550 тыс. га.

Увеличение всего лишь первый шаг, не менее важный вызов — контроль зембанка. Однако здесь, по словам Юрия Косюка, проблема скорее надуманная.

«Тот, кто не умеет управлять одним ребенком, не сможет делать это с 10. И наоборот», — уверенно заметил бизнесмен.

Тон дискуссии подхватил директор департамента производства, исследований и развития агробизнеса «Кернел» Виталий Ставничук. Он подтвердил ранее озвученные планы холдинга «остановиться» на нынешних 600 тыс. га. Что касается контроля зембанка, здесь компанию «выручает» кластерная система.

«Возникают периодически вопросы, можно ли управлять большим земельным банком. У нас сейчас 600 тыс. га и бизнес работает.  Почему? Потому что им управляют на местах. Мы не ставим перед собой цель все контролировать из Киева или любого другого места. Мы построили самодостаточную структуру, которая может работать самостоятельно. Наши кластеры, управляющие бизнесом от 50 до 150 тыс. га, на местах со всем полностью справляются», — добавил он.

Виталий Ставничук, директор департамента производства, исследований и развития Агробизнеса «Кернел»

В отличие от предыдущих спикеров, операционный директор «Астарта-Киев» Желько Эрцег расширение зембанка назвал одним из основных направлений инвестирования. Согласно стратегии компании до 2020 года, «Астарта» планирует выйти к этому времени на 400 тыс. га зембанка.

«Собственная земля для компании — большое фундаментальное преимущество, это безопасность стейкхолдеров, долгосрочных инвестиций. Если имеется в собственности такой актив, как земля, под его залог всегда можно взять кредит, а затем инвестировать в операционную деятельность», — отметил он.

Желько Эрцег

И хотя земля была одним из краеугольных вопросов панели, ключевое внимание участники уделили аграрным инновациям. От того, как ими распорядятся агрохолдинги, во многом зависит развитие отрасли. На это обратила внимание замминистра аграрной политики и продовольствия по вопросам евроинтерации Ольга Трофимцева:

«Когда ругают наши большие агрокомпании, я говорю, что все не так плохо. Ведь они выполняют роль ледоколов как в сфере агротехнологий, так и на внешних рынках. А малый бизнес, в свою очередь, стремится за ними».

Ольга Трофимцева, заместитель министра аграрной политики и продовольствия Украины по вопросам евроинтеграции

Юрий Косюк:

Украинские черноземы перестали быть конкурентным преимуществом. Не удивлюсь, если через 50 лет Саудовская Аравия со своими инновациями станет крупнейшим производителем аграрной продукции в мире.

Ранее говорили о земельном банке, а теперь — об эффективности. Мы не будем бежать туда, куда все бегут. Мы видим много примеров, когда люди покупают разные активы и становятся от этого несчастными. И в конце концов — это дорога, которая ведет в никуда. Если выгоднее будет инвестировать в зеленую энергетику, то мы будем это делать. Мы говорим о том, что наш интерес определяется доходностью инвестиций. Увеличение зембанка является менее инвестиционно привлекательным. И это вопрос №3 для нас. Он не стоит на первом месте.

Виталий Ставничук:

Технологии не могут быть адаптивными под конкретные компании, поля и регионы. Нет универсального рецепта. Почему пошли по пути инноваций? Потому что те продукты, которые можно просто купить, нас не устраивают. Мало просто что-то взять и запустить, нужно развивать свое.  

При этом важно понимать, что просто чернозем ничего не значит. Если не работать с технологиями, не думать о будущем и не работать с почвой, это очень большие запасы черного асфальта.

Благодаря изменению технологии и подхода к производству у нас выросла урожайность 4 культур. Урожайность кукурузы и сои увеличилась на 96-99%, а подсолнечника и пшеницы — на 89%. Что мы изменили? Например, в 2012 г. мы на 80% использовали систему нулевой обработки почвы. При засухах, при неправильном отношении, если не убираются уплотнения из почвы, то влаги практически нет. Поэтому мы полностью изменили подход. На сегодняшний день мы используем обработку почвы с углублением. Так мы можем накапливать влагу в почве. Одно только уплотнение почвы на 25-30% снижает урожай.

Желько Эрцег:

Мы изучили много предложений по IT-продуктам для агробизнеса. Но остановились на том, чтобы создать собственный «гибрид» — объединить команду людей, которые точно разбираются в технологиях и бизнес-процессах сельского хозяйства, и опытных, высокого уровня специалистов IT-сферы. Так мы вместе с холдингом Евгения Уткина создали Agro Core. И через полгода совместной работы мы верим, что это по-настоящему эффективная форма для разработки AgTech-продуктов: когда это происходит внутри агрокомпании, на «живых» процессах.

Константин Ткаченко, Latifundist.com

Выполнено с помощью Disqus