Ставка на «зеленую» энергию

Ставка на «зеленую» энергию
Источник фото: export LAT

Переработка аграрных отходов позволит Украине в перспективе замещать от 7 до 25 млрд метров кубических природного газа…

Украинский аграрный сектор постепенно осваивает альтернативные источники получения энергии. Желание внедрять «зеленые» технологии уже изъявили много компаний. Однако в силу дороговизны необходимого оборудования и слабой поддержки государства альтернативных начинаний бизнеса, данные проекты сегодня под силу только крупным вертикально-интегрированным холдингам. Они имеют замкнутый цикл производства (а значит – наиболее дешевое сырье для переработки), более-менее понятную для банков кредитную историю и своих лоббистов наверху. Хотя на рынке можно найти точечные примеры использования технологий производства альтернативной энергии. Эксперты утверждают: тенденция замещения в агросекторе природного газа продукцией альтернативной энергии – это реальная перспектива ближайших нескольких лет.

ШАГАЕМ В НОГУ С ЕВРОПОЙ

В Европе мода на «зеленую» энергию существует уже давно. Понимая, что газ с каждым годом все больше дорожает, а его запасы – не вечны, предусмотрительные европейцы внесли соответствующие коррективы в свой энергобаланс. Еще в 2007 году Европейский Союз поставил амбициозную цель в так называемом «плане 20-20-20%». Им предусмотрено до 2020 года сокращение на 20% выбросов парниковых газов, рост на 20% в энергобалансе доли биотоплива и возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и сокращение энергопотребления на те же 20%.

Некоторые страны ЕС уже превзошли 50% рубеж ВИЭ в энергобалансах, а общеевропейский показатель давно превышает 20%. Значительную долю в их энергобалансах занимает доля биомассы.

Таблица 1. Доля  биомассы в конечном потреблении энергии, %

Но и на этом европейцы не собираются останавливаться: доля возобновляемых источников энергии в «Энергобалансе 2050» должна увеличиться к 55-75% в общей структуре энергетики и к 59-83% — в электроэнергетике.

Украина пока не имеет таких «долгих» планов. Сегодня доля ВИЭ в энергобалансе страны, по разным оценкам, достигает 1-1,2%. Но, как участник Европейского энергетического содружества, она обязалась увеличить долю нетрадиционной энергетики в энергобалансе страны до 11%. Аграрный сектор – один их тех, где развитие «зеленой» энергии не надо подгонять. Для компаний — это хороший механизм укрепления энергетической независимости, решения части экологических проблем и способ экономии производственных затрат.

В последние годы Украина стремится наследовать европейский опыт. Развитию «альтернативки» способствует установление одного из наибольших «зеленых» тарифов в Европе.

Таблица №2. «Зеленые» тарифы на электроэнергию  с ВИЭ, действующие в Украине до 1  апреля 2013 года

Правда промедления с решением вопроса госстимулированиея ВИЭ привело к тому, что рынок возобновляемой энергетики сегодня находится на начальной стадии. Это прослеживается на примере отдельных его направлений.

Таблица №3. Динамика  энергетического  потенциала  биомассы  в Украине

Таблица №4. Структура использования биомассы для производства энергии в Украине за 2010 год

Тем не менее ситуация постепенно исправляется. Ряд компаний переходит к реальным действиям по внедрению «зеленых» проектов. В 2011 году вертикально интегрированный холдинг KSG Аgro запустил два предприятия по производству топливных соломяных пеллет общей мощностью в 7 тыс. тонн в год. Крупнейший отечественный производитель мяса птицы «Мироновский хлебопродукт» построил в 2012 году биогазовую станцию на птицефабрике в Днепропетровской области и она уже начала работать. Ее общая мощность после полного ввода в эксплуатацию составит 5МВт. Агрокомпания «Креатив Групп» установила на своем производстве паровые котлы по утилизации лузги подсолнечника.

Детальнее о существующих в украинском АПК «зеленых» мощностях читайте в специальном рейтинге Latifundist.com «Чистые» агрохолдинги».

7 МЛРД КУБОМЕТРОВ ГАЗА – НЕ ПРЕДЕЛ

Аграрный сектор Украины – это неиссякаемый источник ресурсов для биоэнергетики, говорят эксперты. Одной из наиболее распространенных технологией в нем сегодня является сжигание лузгу подсолнечника, рассказывает президент «Биоэнергетической ассоциации Украины» Георгий Гелетуха. Ее внедряют крупные масложировые заводы, имеющие достаточно большой процент отходов лузги в процессе производства. Он составляет 14% от всей массы семечки! Ранее лузга подсолнечника считалась отходами и выбрасывалась, рассказывает эксперт, что приводило к дополнительным транспортным и экологическим издержкам. Сегодня же компании перерабатывают лузгу, потому что это позволяет существенно удешевить процесс и избавиться от экологических рисков.

«Заводы устанавливают крупные котлы для сжигания лузги и на выходе получают технологический пар, который используют для сушки семян и отжима подсолнечного масла. Таких котлов в Украине более 70-ти. При чем два из них сделаны в режиме ТЭЦ, что позволяет им производить параллельно тепло и энергию: один запустила «Кировоград Олия», а другой – Донецкий масложировой завод, входящий в предприятие «Каргилл», — рассказывает Гелетуха.

Успешно развивается и сжигания древесной щепы. Это удел предприятий деревообрабатывающей и лесной промышленности. В Украине работает почти две тысячи таких котлов, уточняет он.

«Не в полной мере используется потенциал соломы, из которой можно производить твердое биотопливо (пеллеты, брикеты) и обычные тюки», — добавляет президент «Ассоциации участников рынка альтернативных видов топлива и энергии Украины» (АПЭУ) Виталий Давий.

На сегодня в агросекторе существует только около 30-ти соломосжигающих котлов малой мощностью — в среднем от 300 до 800 кВт. Они используются для отопления небольших зданий. По оценкам Давия, потенциал замещения природного газа за счет только соломы, шелухи подсолнечника и рапса составляет 5-6 млрд газа в год.

«Нужна лишь приемлемая бизнес-модель и поддержка государства, то есть создание понятных условий работы для частных инвесторов», — добавляет он.

Отдельная тема «зеленого» производства энергии – биогаз. Это направление, по мнению президента «Ассоциации участников рынка альтернативных видов топлива и энергии Украины», может дать еще около млрд кубометров газа в год. «То есть, в суме получается 6-7 млрд кубометров газа, которые может дать сегодняшний агросектор», — договори он.

Однако с аграрной продукции получают не только тепловую и электрическую энергию, но могут производить и моторные топлива: биодизель и этанол. С биодизелем, говорит Давий, ситуация совсем плачевная. А вот производство биоэтанола в ближайшее время «оживет» благодаря закону, который обязывает всех производителей моторного топлива добавлять его в топливо, уже начиная с 2014 года. И сегодня, говорит Давий, необходимо модернизировать спиртзаводы для производства большего количества биоэтанола, чтобы обеспечить резко возрастающую (через год – ред.) потребность в биоэтаноле.

Противники «зеленой» энергии оппонируют, мол, ее развитие дорогое удовольствие. Но если хорошенько присмотреться и посчитать, становится очевидным – это не так. Сегодня энергоресурсы потребляют коммерческий, бюджетный и частный сектор.

«Для первых двух групп цена на природный газ составляет около 5 тыс. грн за тысячу кубометров, а для частного – 1 200 грн. Тонна твердого биотоплива обходится в тысячу гривен. Тысячу кубометров газа замещает две тонны биотоплива, то есть они обходятся в две тысячи гривен. Что же получается? Благодаря «зеленой» энергии с агроотходов можно сэкономить около 3 тыс. грн на покупке 1000 кубометров природного газа. Это невероятно привлекательно!», — подсчитывает экономический эффект Давий.

По оценкам отраслевых экспертов, потенциал производства энергии с биомассы в Украине огромный.

В 2011 году из биомассы произвели 2 млн тонн условного топлива (у.т.) при общем потребление в 180 млн тонн у.т энергоресурсов. По подсчетам Гелетухи, Украина может производить 30 млн тонн у.т биотоплива. Соответственно 30 млн от 180-ти — это 17%, подсчитал эксперт возможный объем энергии, получаемой из биомассы. До 2020 года благодаря биоэнергетике в АПК Украина может заместить 7 млрд кубометров газа, говорит Гелетуха, а в перспективе — увеличить эту цифру до 25 млрд кубометров.

По подсчетам исполнительного директора Центра возобновляемой энергетики (IBCentre) Юлии Березовской, украинский агросектор сегодня производит менее 10 МВт энергии. На 2013 год было, по ее словам, заявлено строительство проектов на общую мощность 150 МВт. Но если убрать все барьеры для развития сектора, уверена Березовская, то агросектор даст 2 ГВт энергии.

Что для этого необходимо сделать?

…УБРАТЬ ВСЕ БАРЬЕРЫ

«Рынок использования биомассы, как источника энергии, находится на этапе стагнации. Например, направление твердого биотоплива уперлось в проблему с лесхозами (нехватка и высокая стоимость сырья, частая смена договоренностей о поставках). Биогазовое развитие сдерживает принятый в ноябре 2012 года закон о «зеленом тарифе», — рассказывает Юлия Березовская.

Последний ее тезис поддерживают и эксперты «Биоэнергетической ассоциации Украины». Анализ закона «О внесении изменений к закону Украины «Об электроэнергетике» №5485-VI от 20.11.2012 года показал его пагубность для развития биогазового направления, говорит Гелетауха. Замечаний несколько.

Первое касается «зеленого» тарифа для биогаза. По словам Гелетухи, в законе сравняли тариф для биогаза и твердой биомассы. Но строительство биогазовых станций обходится дороже, говорит он. «Именно поэтому во всем мире «зеленый» тариф для биогаза на 30-40% выше, нежели для твердой биомассы», — утверждает эксперт. Такая «уравниловка» по-украински попросту, прогнозирует он, отбивает интерес у инвесторов.

«Определение понятия «биогаз» сформулировали так, что ни одна аграрная компания легальным путем не сможет получить «зеленый» тариф. А соответственно, не сможет вложиться в средний (4 года – ред.) период окупаемости такого проекта», — называет другое замечание к закону Березовская.

Другая сторона «понятийного» промаха, говорит Гелетуха, касается того, что из-под действия «зеленого» тарифа выпало много видов биомассы. Так, рассказывает он, в мире биомассой называют продукты и отходы сельского, лесного хозяйства, а украинские депутаты пропустили слово продукты. А это важно, потому что сегодня биогаз получают на 70% с силоса кукурузы и на 30% — с навоза. По новому закону, получается, продолжает Гелетуха, что навоз – это отход сельского хозяйства, а силос – нет.

Третье замечание – высокие требования к местной составляющей. В законе указано, что для получения «зеленого» тарифа компания должна использовать на станции по производству биогаза не менее 50% украинского оборудования, услуг и материалов. Однако не все производится в Украине, говорит Гелетуха. Такое жесткое требование относительно 50% местных составляющих, уверяет Гелетуха, равноценно остановке полностью сектора и сводит на нет производство электроэнергии из биомассы в Украине

Прописанные условия мало кому позволят получить доступ к «зеленому» тарифу, добавляет к сказанному старший юрист юридической фирмы «Гвоздий и Оберкович» Тарас Розпутенко.

«Очень много наших клиентов, которые развивали альтернативное направление и были готовы его внедрять, останавливались из-за невозможности выполнить условие по местной составляющей. Как правило, высокотехнологическое оборудование мало производится в Украине, поэтому вложиться в норму не менее 50% украинского оборудования инвесторы не могут и отказываются от своих планов», — говорит он.

КАК НАДО РАЗВИВАТЬ?

В отраслевой ассоциации нардепам советуют хорошенько изучать международный «зеленый» опыт, а потом втискать рынок в рамки. В Европе, к примеру, существуют «зеленые» тарифы или сертификаты, компенсация конечному потребителю (от 20 до 40%) общей стоимости покупки энергосберегающего оборудования для производства «чистой» энергии, налоги на традиционные виды топлива (например, природный газ) госпрограммы направленные на развитие альтернативной энергетики и формирование рыночных цен на традиционные энергоресурсы.

В России для развития биогазового направления свой метод. Там нет «зеленого» тарифа. Его заменяет жесткое экологическое законодательство, за нарушение которого компании платят огромные штрафы. «И это работает», — говорит Березовская. Кроме того, соседи даже разработали и активно внедряют национальную программу развития биогазовых кластеров. А в Белгородской области действует специальный фонд компенсации процентных кредитных ставок для строящихся биогазовых комплексов. Много иностранных игроков там уже активно сотрудничают и строят биогазовые комплексы.

У нас тоже это направление перспективное. Нужно только установить прозрачные правила выдачи «зеленого» тарифа и упростить процесс выдачи разрешительных документов — и инвестиции потекут рекой, говорят эксперты.

«Ведь, чтобы сегодня запустить биогазовый комплекс в Украине, надо собрать несколько сотен документов и получить море согласований от разных инстанций. Это существенно усложняет процесс», — подытоживает Давий.

Ирина Наталенко, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus