«Хотели, как лучше...»: когда защита местного сельхозпроизводителя не на пользу

В прошлой статье мы описали, как работает аграрный протекционизм в ведущих странах мира. Декларируя прозрачную и открытую систему торговли, на деле США, Европа, Китай и другие развитые государства ищут доступные механизмы, чтобы притормозить конкурентов на глобальной арене и продвинуть национального производителя. Но иногда благие намерения приводят к печальным результатам. Мы собрали несколько примеров, когда аграрный протекционизм сработал против его инициаторов и страны в целом или же нес абсурдный характер.

Real Sugar по-американски

Федеральная программа развития сахарной отрасли США, которая начала работать в начале 2000-х, включала в себя комплекс мер по внутренней ценовой поддержке, маркетинговым ассигнованиям и импортным квотам, предназначенным для искусственного повышения цены на сахар. Но такая поддержка привела в итоге к тому, что американцы платили в два раза больше за сахар, чем иностранные потребители. Конечно, почти 4500 предприятий, выращивающих сахарный тростник и сахарную свеклу, с воодушевлением отнеслись к такой инициативе правительства, но более 300 млн американцев оказались заложниками лоббирования интересов сахарных магнатов.

Федеральная программа развития сахарной отрасли США привела к тому, что американцы платили в два раза больше за сахар, чем иностранные потребители

Американский экономист Брайан Райли иронически заметил, что производители сахара вложили значительные средства в лоббистскую деятельность и политические пожертвования по сравнению со значением их промышленности. Сахар в расчете стоимости урожая занимал в то время 1,9% от цены всего урожая США. Но при этом  производители сахара отметились в других цифрах: на них пришлось 55% пожертвований комиссии по политическим действиям (PAC), связанных с посевами, и 34,2% расходов на лоббирование, связанное с растениеводством.

Он вам не хамон

В 2014 году Россия объявила продовольственное эмбарго в ответ на санкции западных стран. Продуктовое табу коснулось мяса, молока, рыбы, овощей, фруктов, орехов из США, Евросоюза, Норвегии, Австралии и Канады. Перечень стран со временем пополнили Албания, Черногория, Исландия, Лихтенштейн и, конечно, Украина. Российские власти в один голос заговорили о том, что, наконец, местные продукты вытеснят с прилавков импортные. Весь мир облетели кадры, где бульдозеры под восторженные вопли чиновников давят санкционные яблоки, кур и хамон.

Спустя 4 года росвласти рапортуют о победе импортозамещения. Так, по оценке Руспродсоюза, доля российских продуктов на прилавках магазинов за 4 года его действия увеличилась с 60% до 80%. Но эмбаргооптимисты при этом забывают показать обратную сторону медали. Последствием такой политики стали рост инфляции (продуктовая инфляция за 2014-2015 годы составило 30%), а также то, что российский потребитель вынужден переплачивать как ни странно за более дорогую по себестоимости российскую продукцию.

Уничтожение сыра в России

Так, эксперты Института экономической политики имени Е. Гайдара, РАНХиГС и Всероссийской академии внешней торговли оценили, что в 2014-2016 годах из-за продэмбарго российский потребитель ежегодно терял 4380 руб. Без санкций стоимость набора запрещенных к ввозу товаров в 2017 году была бы ниже примерно на 3%, тогда как несанкционных — на 2,9%. При этом средний прирост годовой инфляции за счет введения санкций эксперты оценили в 3,1 п. п. в обеих категориях.

Еще одним следствием такой политики стала массовая контрабанда санкционных продуктов и процветание черного рынка «запрещенки». Глава Роспотребнадзора Анна Попова признала неэффективность борьбы против санкционных продуктов: «Уходят через одни ворота и приходят в Россию потом через другие». Приперчил эту историю Президент Беларуси Александр Лукашенко, который заявил, что по территории страны санкционную продукцию перевозят российские компании и прикрывают их «люди в тяжелых погонах».

Контрабанда мяса в Россию
Контрабанда мяса в Россию
Контрабанда мяса в Россию

Monsanto вход воспрещен

Пошлины врагам, дотации своим  и другие вам известные классические инструменты протекционизма уже не в фаворе. Иногда методы борьбы с оппонентами приобретают просто потешные формы. Сегодня в этой рубрике победитель — Monsanto.

Историю противостояния Европы и США в отношении ГМО и ее олицетворения — компании Monsanto — давно стала притчей во языцех. Европа боролась с этой компанией самыми разнообразными методами, часть из которых мы упоминали в прошлой статье.

Но апогеем этого движения стал прошлогодний запрет входа… для лоббистов Monsanto в здание Европейского парламента. Да-да, вам не померещилось :) Поводом стал отказ компании участвовать в парламентских слушаниях вокруг обнародованной внутренней переписки, где работники Monsanto обсуждают, как лучше препятствовать изучению пестицида глифосата и признанию его опасным. Также они якобы переписывались на эту тему с некоторыми американскими чиновниками и  учеными.

По этому поводу в европарламенте решили провести слушание, на которое пригласили представителей компании. Компания однако отказалась посещать это слушание.

По сути, таким образом, депутаты Европарламента впервые использовали новые правила доступа для фирм, которые игнорируют повестку для участия в парламентских расследованиях или слушаниях.

Отныне представители Monsanto не смогут встретиться с депутатами Европарламента, посещать собрания комитетов или использовать цифровые ресурсы в помещениях парламента в Брюсселе или Страсбурге.

Как видим, арсенал борьбы с «чужими» — неограниченный. И далеко не всегда они идут на пользу «своим».

Константин Ткаченко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus