Подсолнечник растет — Шаровка оживает

В июне агроподразделение компании BASF заявило о старте проекта реставрации Шаровского дворцово-паркового комплекса «Восстанавливай с Архитект». Идея проекта — привлечь внимание к проблеме сохранения национально-культурного богатства Украины и направить часть средств от реализации препарата Архитект, который позиционируется компанией как «первый уникальный архитектор подсолнечника», на восстановление настоящего памятника архитектуры.

Претендентов на участие в проекте было несколько десятков, но в итоге BASF остановилась на Шаровском дворце с прилегающим парком. Ведь Шаровская усадьба является одним из главных историко-архитектурных символов Слободской Украины. «Белый лебедь» (как иногда называют комплекс за изящность форм и цвет) — это колоритная эклектика дворца с неоготическими башнями и шпилями конца XIX века. Чтобы ответить на вопрос, почему выбрали «Шаровку», там нужно хотя бы раз побывать. Итак, приглашаем на экскурсию.

Шаровский дворцово-парковый комплекс

«Шаровка» не в Шаровке

Официально Шаровская усадьба — парк-памятник садово-паркового искусства общегосударственного значения. Исторически — «родовое гнездо» трех известных семей слободских латифундистов: Ольховских, Гебенштрейнов и Кёнигов. Местные помещики Ольховские еще в начале XIX века приступили к «сбору» окрестных земель. В результате площадь их владений превысила 20 тыс. га. В дальнейшем земля вместе с усадьбой переходила от одних владельцев к другим.

Так что, если бы ТОП-100 латифундистов Украины мы составляли полтора века назад, в нем наверняка бы фигурировали и обитатели Шаровского дворца.

Благодаря Гебенштрейнам к дворцу «прирос» парк реликтовых растений. А крупнейший сахарозаводчик тех времен Леопольд Кёниг завершил «триптих». Его стараниями «Шаровка» превратилась в памятник архитектуры, известный нам сегодня.

Леопольд Кёниг, крупнейший сахарозаводчик начала XIX

Расположена Шаровская усадьба в живописном уголке, в 60-ти километрах от Харькова, в долине реки Мерчик. Сегодня дворцово-парковый комплекс занимает около 40 га. Но это уже вариант-лайт — возвращение к «истокам». В период расцвета — при Кенигах — «Шаровка» простиралась на 70 га.

Кстати, несмотря на название, дворец с парком находятся не в одноименном поселке, а в 2 км от него, в большом лесопарковом массиве. Само же название Шаровка происходит от фамилии «отца-основателя» поселения, есаула Ахтырского полка Матвея Шария, который в 1670 году за 4 рубля купил луг и пахотную ниву по левую сторону реки Мерчик.

Вначале были башни

Главная достопримечательность «Шаровки» — двухэтажный дворец. Готический «профиль» ему придают стрельчатые окна, две восьмигранные башни, возвышающиеся над вторым этажом, и некоторые другие архитектурные элементы.

Еще одна отличительная черта усадьбы — монументальность. Толщина ее наружных стен — 1,6 м.

Впрочем, сначала здание было одноэтажным. Построили его 1836 году после возвращения из Европы Петра Ольховского. Причем, по словам местного гида Натальи Твердохлеб, уже в этой, «первой версии» дворца, присутствовали башни. Вероятно, свою роль сыграло пребывание Ольховского за границей — в то время в Европе как раз набирал обороты неоготический архитектурный стиль.

Главные ворота усадьбы и домик охраны

В любом случае в том, что усадьба со временем превратилась в дворец, отлично стилизованный под средневековье, есть и заслуга Ольховского. А в полной мере эту идею в жизнь воплотил Леопольд Кёниг. Он приобрел Шаровскую усадьбу в 1880-х гг., пригласил талантливого архитектора Якоби и поручил ему изменить внешний вид дворца — достроить второй этаж, придать зданию вид готического замка и в этой же архитектурной стилистике выполнить другие постройки, расположенные на территории усадьбы: хозяйственные, жилые и т. п.

Судя по тому, что в «Шаровке» даже сегодня ощущение средневековья возникает еще у главных ворот усадьбы и домика охраны, также выстроенных в неоготическом стиле, Якоби со своей задачей справился.

Главные ворота усадьбы и домик охраны

Да будет электричество!

В целом же с переходом Шаровской усадьбы в собственность Леопольда Кёнига изменился не только ее внешний вид. Изменился сам уклад жизни. Кёниг был одним из самых влиятельных сахарозаводчиков Российской империи и дружил с прогрессом. Карьеру промышленника Кёниг сделал на внедрении передовой на тот момент технологии производства сахара — вакуумного выпаривания.

Годовой доход Леопольда Кёнига измерялся десятками миллионов рублей. Шаровскую усадьбу (вместе с 20 тыс. десятин земли и винокуренным заводом) он купил у Гебенштрейнов за 1,1 млн рублей. За эти деньги можно было купить 4 сахарных завода.

Одним словом, Кёниг жил на широкую ногу и мог позволить себе достойное обустройство усадьбы. Достаточно упомянуть, что в «комплект» хозяйственных построек «Шаровки» входила паротурбинная электростанция (работала на угле и дровах), а на территории усадьбы была оборудована метеостанция.

Более того, благодаря влиянию Кёнига, электричество в «Шаровке» появилось на 6 лет раньше, чем в Харькове. Первая электростанция в губернском Харькове была построена в 1897 году, а в усадьбе — в 1891 году.

Напряжение электросети в дворце составляло 156 В, но этого было вполне достаточно, а электрическая проводка использовалась инновационная — с бумажно-масляной изоляцией.

Электростанция и сегодня остается одной из достопримечательностей усадьбы. Она находится на хозяйственном дворе, среди других построек. Кстати, горячая вода и паровое отопление тут тоже были. Для этой цели в подвале была оборудована котельная.

Сто верст — не расстояние

И коль уж мы затронули тему уклада жизни в «Шаровке», нельзя не упомянуть и об «укладе бизнеса» Кёнига. Он не экономил на квалифицированных работниках. Поэтому не удивительно, что люди приходили в усадьбу издалека, порой преодолевая 100-140 км.

«У нас есть картограмма движения рабочей силы в Шаровское поместье! Люди приходили сюда даже из-под Сум, чтобы получить работу», — рассказывает экскурсовод Наталья Твердохлеб.

По ее словам, средняя зарплата специалиста на предприятиях Кёнига составляла 26 рублей в месяц. Для сравнения приказчик магазина (то есть продавец) в Петербурге в то время получал 18 рублей в месяц.

При этом работа в воскресные дни на предприятиях Кёнига оплачивалась в двойном размере. А помимо прямого материального вознаграждения существовал и социальный пакет. Дети работников бесплатно обучались в школе, на заводах проводились медосмотры.

Интерьер дворца
Интерьер дворца
Интерьер дворца

Представителям «топ-менеджмента» Кёниг вообще предоставлял «полный пансион»: служебное жилье с таким же бытовым комфортом, как в дворце: электричеством, водопроводом, канализацией; доплаты на «спецпитание», ссуды на обучение детей и т. п. Причем все это практиковалось не только в «Шаровке», а и на всех предприятиях Леопольда Кёнига. Поэтому закономерно, что и для благоустройства усадьбы сахарозаводчик пригласил лучших специалистов.

Об архитекторе Якоби мы уже упомянули. А вот для облагораживания парковой территории Кёниг пригласил профессионального устроителя парка и садов (проще говоря, ландшафтного дизайнера) Георга Куфальдта. Его «звездный час» наступил чуть позднее, когда он прославился как проектант и реконструктор садов и парков в императорских резиденциях. Но талант Куфальда в полной мере проявился уже в «Шаровке».

Зачем пруду шлюз?

Он разбил территорию перед дворцом — обычную лесную балку с перепадом высот в 32 метра, на 4 террасы и соединил их парадными лестницами. Лестницы ведут к Дворцовому пруду. Всего на территории усадьбы их три, но Дворцовый — самый примечательный. У него бетонное дно. А сам пруд был оснащен системой шлюзов для спуска воды, что облегчало чистку. Поэтому вода в Дворцовом пруду была прозрачная, как в аквариуме. Через пруд переброшен мостик, по обе стороны от которого раньше были оборудованы мощные артезианские фонтаны, из которых вода била на высоту до 15 м.

Пруд на территории усадьбы

Кстати, прогулочные дорожки, которыми усадьба раньше была окутана, как паутиной, это тоже не обычные дорожки, а инженерные сооружения — элементы дренажной системы. Так, 5 км дорожек в усадьбе выстланы крошкой красного кирпича (ее производили на кирпичном заводе Кёнига из отбракованной продукции). Естественный наклон дорожек позволяет отводить воду в «ливневку» — желоба, соединенные с дренажной системой.

Благодаря этому дорожки до сих пор «живы» — не заросли и не разрушены, хотя с момента их создания прошло больше 100 лет. Похожая ситуация и с «Потемкинской лестницей», ведущей от замка к пруду. Она изготовлена из кирпича, прошедшего на заводе Кёнига тест на качество.

В целом на территории усадьбы расположены два десятка различных объектов. Многие из них по-своему уникальны. Например, фазанник.

Камины, мореный дуб и бесконечное полотенце

Но все-таки главное достояние «Шаровки» — это, разумеется, сам дворец. Общеизвестно, что в нем 26 комнат и 3 зала. К сожалению, «аутентичных» помещений, сохраненных в первозданном виде, в замке почти не осталось. Тем не менее исключения из этого печального правила есть. Одно из них — Дубовый зал. Он расположен на первом этаже замка и поединок со временем пока выигрывает. Наверное, потому что от пола до потолка декорирован ценным материалом, мореным дубом, который времени не боится.

Интерьер дворца
Интерьер дворца
Интерьер дворца

Отдельного упоминания заслуживает потолок Дубового зала. Он не имеет ни одной видимой опоры, что 120 лет назад было большой новинкой. Фактически это «близкий родственник» современных подвесных потолков — под дубовым шпоном скрыты металлические опорные конструкции.

Уникальна и главная внутренняя лестница. Она изготовлена из дуба, практически без использования металлических элементов. Но до сих пор исправно служит — не скрипит, даже когда по ней топают два-три «взвода» экскурсантов — 60-80 человек.

Ну и, конечно, атмосферу Шаровского дворца подчеркивали экзотические, по сегодняшним меркам, мелочи. Например, вращающееся «бесконечное» 10-метровое полотенце в уборной или лифт для подачи еды на второй этаж. А также уникальные фрески и камины.

Любовь творит чудеса

  • А еще, как и подобает неоготическому памятнику XIX века, «Шаровка» окутана легендами. Одна из самых романтичных — история о сахарной горке. Она гласит, что владелец дворца, то есть Кёниг, влюбился в местную красавицу и даже женился на ней. Но молодая жена не пылала ответными чувствами к сахарозаводчику, которому на тот момент уже было больше семидесяти. Однажды летом она посетовала на жару и вспомнила о зимнем катании на санях. Кёниг за ночь приказал высыпать на горку перед замком несколько тонн сахара. Утром юная супруга вышла на балкон …и увидела снежную горку. После чего последовал спуск на санях, и, видимо, хэппи-энд. А горку и дворец с тех пор стали называть Сахарными.
  • Вторая легенда — тоже романтичная, но назидательная. Якобы однажды Кёниг отправил супругу, где она закрутила курортный роман с офицером. Леопольд об этом узнал, но не стал закатывать семейных сцен, а привез из мест, где отдыхала жена, 6-тонный валун, как напоминание о супружеской неверности. Этот «Камень любви» и сегодня можно увидеть в усадьбе. Сложилось даже поверье: если прикоснуться к нему, повезет в любви.
  • У оранжерей Кёнига, расположенных между усадьбой и Дворцовым прудом, тоже есть свой «амурный» секрет. Цветы здесь выращивали и летом, и зимой, поэтому каждое утро прислуга расставляла по всему замку букеты с росой на лепестках. Так Кёниг демонстрировал свои пылкие чувства к любимой жене.

Оранжереи

Впрочем, относиться ко всем этим легендам, как к документальным фактам, не стоит. По словам историков, Кёниг 60 лет прожил в счастливом браке. Но на то они и легенды, чтобы приукрашать действительность.

Хотя в «Шаровке» и без легенд хватает экзотических достопримечательностей. Здесь, например, есть «тысячелетний» дуб. Точнее, многовековых дубов в местном парке несколько, а возраст дуба-чемпиона, рассчитанный по специальной методике, составляет 760 лет.

Кстати, парк в усадьбе предназначался не только для прогулок. Здесь были расчищены поляны для различных игр — волейбола, футбола, крокета, лаун-тенниса. В конце XIX века они уже вошли в моду. А для вечернего времяпрепровождения в замке были оборудованы банкетный и бальный залы.

В чем сила Минздрава?

В советское время Шаровскую усадьбу национализировали. В течение почти сотни лет в здании замка располагался туберкулезный санаторий. Лишь в 2009 году местные власти решили возродить усадьбу Кёнига, а диспансера закрыли. Парадокс в том, что статус медучреждения, как оказалось, имел и свои преимущества. Ведь последние 10 лет, после того как замок утратил этот статус, он был отключен от электричества и не отапливался, что неблагоприятно с на его состоянии.

«Шаровка» сейчас

Одним словом, «Шаровку» нужно спасать. Планы по реставрации усадьбы строились разные. Но фактически была проведена лишь незначительная часть восстановительных работ. Однако, похоже, ситуация сдвинулась с мертвой точки. В апреле Харьковский облсовет выделил 1,3 млн грн из областного бюджета на решение «первоочередных неотложных вопросов». Еще 1,5 млн грн потратят на проведение противоаварийных работ. 

Социальные архитекторы украинского АПК
Читать по теме 

Компания BASF инициировала проведение работ по восстановлению объектов входной группы (домика сторожа, ворот) и оранжерей, выделив деньги на проведение этого проекта. Для того, чтобы восстановить их в первоначальном виде, компания привлекла партнеров из проекта «Найдено в Украине», которые собрали все архивные документы и фотографии, которые помогут в реставрации. Именно так был создан проект «Восстанавливай с Архитект».

Проект «Восстанавливай с Архитект»

С каждого поля по…

И еще два слова о проекте. По сути, речь идет о своеобразной комбинации спонсорства и краундфандинга. Каждый аграрий, который обработает поля подсолнечника препаратом Архитект, фактически профинансирует восстановление Шаровского замка на сумму 25 гривен с каждого купленного литра. На первый взгляд — скромно. Но не стоит забывать, что в Украине подсолнечник выращивается более чем на 5 млн га, и по этому показателю Украина — мировой лидер. Это значит, что, что если препаратом Архитект украинские сельхозработники обработают 10% посевов подсолнечника и в минимальной дозировке (а на практике результаты могут быть и оптимистичнее), то BASF вложит в восстановление «Шаровки» внушительную сумму.

Территория усадьбы нуждается в реставрации
Территория усадьбы нуждается в реставрации
Территория усадьбы нуждается в реставрации

Что такое Архитект? 

Архитект — новый препарат компании BASF, пилотированный специально на украинском рынке. Он объединяет мощные свойства фунгицида и морфорегулятора, позволяя добиваться лучших результатов при выращивании подсолнечника.В 2017 году Архитект применила компания «Великосорочинское» и добилась повышения урожайности подсолнечника на 2,3 центнера с гектара — до 3,51 т/га. Европейские исследования компании показали, что благодаря препарату аграрии могут увеличивать урожай до 21%. 

Сотрудники BASF проводят уборку территории Шаровского дворцово-паркового комплекса
Сотрудники BASF проводят уборку территории Шаровского дворцово-паркового комплекса
Сотрудники BASF проводят уборку территории Шаровского дворцово-паркового комплекса

АгроЗнатоки
ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ 

Для обработки одного гектара необходимо 1-2 л препарата, хотя обработку можно проводить дважды. Причем BASF рекомендует использовать Архитект на ранних стадиях, поэтому уже скоро мы узнаем, сколько в этом году инвестировали на спасение национального культурного наследия украинские аграрии.

Подробнее за проектом следите здесь.

Валентин Хорошун, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus