Зерно раздора: почему трейдеры и аграрии не могут наладить диалог

Зерно раздора
Зерно пшеницы
Источник фото: Latifundist.com

Мне неоднократно приходилось участвовать в переговорах со странами-импортерами сельхозпродукции. То ли совпадение, то ли закономерность (решайте сами), но несколько раз я был очевидцем ситуации, когда их представители, услышав «украинское зерно», говорили: «Спасибо, не надо, видели, не хотим».

Это сильно обижало. Но, положа руку на сердце, я где-то понимаю их логику.

Так сложилось, что в Украине между трейдерами и производителями зерна практически нет никакого диалога. Трейдер не стимулирует желание производить экспортно-ориентированный продукт, а фермер не заинтересован выращивать качественное зерно. 

Владислав Седик, автор статьи, президент Фитосанитарной ассоциации Украины

Опять же тема кэша. У меня знакомые занимаются фермерством. Они прямо говорят: «Смысл мне выращивать качественный урожай, если вот, смотри: здесь качественное поле, а вот тут — обработанное кое-как. Приезжают хлопцы и покупают за кэш по одинаковой цене». 

Когда-то IFC в Украине предложило классный проект. Трейдеры давали премию $2 за качественное зерно. Мультинационалы ответили: «Давайте, мы за». Но только запустились — все резко пропали без вести. 

Почему так происходит? Попробую пояснить на примере. 

Компания Х из Украины экспортирует зерно. Производится погрузка судна, инспектор отбирает образцы, анализирует их, чтобы не было вредоносных организмов, запрещенных в стране-импортере, и в случае удовлетворительного заключения — выдает фитосанитарный сертификат. По сути же это читается так: я, государство Украина, гарантирую тебе — государству, допустим, Египет — что данная партия соответствует вашим требованиям. 

Лодка прибывает, египтяне отбирают образцы и говорят: «Неправда, есть вредоносные организмы». Знаете, кому пишется претензия и нотификация?

Не компании, а государству Украина. Соответственно, трейдеры даже не фигурируют. В таком формате многим выгодно работать: нанимать компании, которые осуществляют имитацию фумигации зерна, стимулировать инспекторов «не замечать» условных жуков. Таким образом, сами экспортеры вокруг себя создают огромное количество сервисных бизнесов, которые, по сути, делают видимость процессов, а не выполняют свою работу.

Зерно на элеваторе

Это не что иное, как жадность, помноженная на глупость.

Читать по теме: Стоп, пестицид: как определить самые химически опасные факторы в зерне

Если мы посмотрим на украинский трейдинг, то в подавляющем большинстве это FOB. Трейдер перед собой ставит задачу: при минимальных затратах сформировать пакет документов, зерновую партию и погрузить ее. Дальше — без разницы. Если бы они, например, продавали в порту выгрузки — то очень сильно задумывались бы. Заморачивались, чтобы не было проблем на выгрузке, чтобы не нашли живых жуков или амброзию. 

В результате украинское зерно часто теряет в цене за счет потери качества. 

Уже хрестоматийный пример: Индонезия с их абсурдными требованиями прожарки пшеницы. Но начнем с истоков. Эта страна давно задекларировала, что она «сажка фри». 

То есть, друзья-трейдеры, либо вы производите и коммуницируете с производителем, чтобы не было никакой головни, и производите экспортно-ориентированный продукт, или мы сидим дома. Экспортеры же часто говорят: «На нас там нападают. Мы дешевые, им и так надо, сами прибегут». Это не отменяет абсурдности требования индонезийцев, но и не умаляет позиции трейдеров. На фоне подобных системных глупостей — у нас этот рынок сейчас на грани закрытия.

Операция рециркуляция 

В плоскости этой самой жадности находится и недавнее письмо УЗА к Министерству экономики, торговли и сельского хозяйства с просьбой «отменить обязательную установку системы рециркуляции при фумигации на судах зерна, предназначенного на экспорт, и ввести клиентоориентированную практику фумигации». 

Споры вызвала законодательная норма, согласно которой фумигация при перевозке грузов, которые загружаются в трюмы судов глубиной более 12 метров, проводится с применением системы рециркуляции.

Погрузка зерна на судно

Немного матчасти, как происходит этот процесс. 

Стоит корабль у терминала, зерно засыпается в трюмы. Приходит фумигационная компания и бросает в зерно таблетки фосфида алюминия или фосфида магния с определенной дозировкой. Они растворяются и выделяют газ фосфин, который в 1,2 раза тяжелее воздуха. По сути этот газ является инсектицидом, то есть препаратом против вредителей. Последние находятся в толще зерна, им дышат, и умирают. В порту выгрузки мы ожидаем, что хоть вредители и есть, но уже в мертвом состоянии. Значит, не опасны. 

Далее, если у нас глубина трюма более 12 метров, то нужно ставить систему рециркуляции. Простыми словами, наверху трюма устанавливается мотор, у него есть забор этого газа, двигатель принудительно подает газ и опускается вниз. Таким образом, мы сокращаем период экспозиции — раз. Во-вторых, мы гарантируем, что таким образом, газ пройдет по всем слоям зерна и будет качественно выполнена фумигация. В-третьих, что мы выполнили фитосанитарную процедуру в соответствии с международным законодательством.

Таким образом, вы прослушали краткий курс по фумигации :)

Что в этом случае говорят трейдеры? Они жалуются, что мотор стоит дорого. Мы не хотим его ставить, потому что это приводит к удорожанию на 10-25 центов на тонне. Далее говорят, что рециркуляцию требуют не все страны. 

Возвращаемся к цифре в 12 метров. Трейдеры немного лукавят, они имеют в виду мелководные страны, у которых в портах большие судна физически не проходят. 

GAFTA, Международная морская фумигационная организация (IMFO), технологи — все говорят, что это надо делать. Когда упоминают США, то я всегда говорю, что Америка — классная страна, потому что сильно зарегулирована бизнес-стандартами. У них зафиксировано — ставить системы рециркуляции. 

В Международной конвенции о карантине и защите растений, в ВТО зафиксировано, что грузы — это благоприятные условия для распространения вредоносных объектов по всему миру. Поэтому при отправке должны осуществляться все фитосанитарные процедуры для гарантирования того, что груз будет ехать свободным от вредителей.

Зерно на судне

Без фумигации этого достичь нельзя. То есть формально они цепляются за то, что там отсутствует слово «фумигация». Допустим, будет написано слово «обеззараживание». Это не меняет в корне сути, хотя и будет определенной манипуляцией.

Читать по теме: Спор по качеству зерна: как сохранить контракт и коммерческие отношения

Зерновая политика

Почему-то в этом году трейдеры решили на этом экономить. Мы объясняем, что здесь огромная политическая составляющая. 

Когда в некоторые порты приходит груз с живыми вредителями, то одни страны констатируют: вы некачественно профумигировали. Но все мы знаем политику таких стран, как Индия, Индонезия, Вьетнам. Они говорят — вы не умеете работать с фосфином, соответственно, давайте будем работать бромистым метилом. 

И опять немного теории. 

Бромистый метил — это газ в баллонах. В чем его особенность? 

Во-первых, в Украине его нет. Во-вторых, он является озоноразрушающим. В-третьих, его внесение — тяжелая технологическая работа. С фосфином ты пришел, 200 кг таблеток поднял, а здесь ты привозишь две машины баллонов. Лодка стоит у причала. При этом весь экипаж выселяется, терминал заблокирован — идет целое оцепление, ведь задувается газ. Ждем 72 часа, когда он сработает, далее 24 часа на проветривание. Четверо суток. Скажите, кто будет ждать такое время и блокировать целый терминал? 

Не говорю уже об аренде судна, каждые сутки аренды стоят около $20 тыс. Суммарно теряете со всеми расходами (поселение экипажа и т. д.) $100 тыс. 

И самое важное — бром это $3 на тонне. Соответственно, при средней маржинальности трейдера $1-3 — это по сути фактический запрет. Не на уровне государства, а на уровне бизнес-методов. 

Погрузка зерна на судно

Для ряда стран каждая наша лодка с жуками — это манипулирование, чтобы нас сбить как экспортеров. Напомню для тех, кто забыл, мы имеем негативный опыт: по причине обнаружения живых вредителей, когда был введен запрет Вьетнамом на импорт грузов из нашей страны. Как следствие — для Украины несколько лет этот рынок был недоступен.

Поэтому, когда жадность борется с законами физики и репутацией страны-экспортера качественного зерна ради 25 центов на тонне, становится печально.

Владислав Седик, президент Фитосанитарной ассоциации Украины.

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus