Сергей Кваша: Укрупнение зембанков – риск и угроза для отечественного агросектора

Сергей Кваша, проректор по учебной и воспитательной работе Национального университета биоресурсов и природопользования

Какой должна быть стратегия развития агросектора, и где брать деньги для его реформирования и модернизации? Какие перспективы открытия рынка земли, угрозы и тенденции внешней торговли? На эти и другие не менее интересные темы с Latifundist.com пообщался доктор экономических наук, профессор, академик Национальной академии аграрных наук (НААН), заслуженный деятель науки и техники Украины, проректор по учебной и воспитательной работе Национального университета биоресурсов и природопользования Сергей Кваша.

Latifundist.com: Сергей Николаевич, почему Вы отказались от должности замминистра?

Сергей Кваша: Сразу хочу отметить, что я уважаю решение Алексея Павленко возглавить аграрное ведомство и во многом разделяю его видение развития отрасли. Алексей Михайлович известный инвестиционный менеджер и, думаю, он и его команда смогут привлечь деньги в аграрный сектор Украины даже в нынешних сложных условиях, наладить работу министерства и провести все необходимые изменения в сфере дерегуляции и поддержки АПК для эффективного развития агросектора.

Когда мне предложили должность замминистра, то во мне сразу сработал позитивный «эмоциональный ген» принятия предложения. Но на этапе подготовки документов он был отодвинут «геном рациональным». Я решил «не изменять» системе науки и образования, в которой работаю с 1980 года. Сейчас как раз тот период, когда я должен познать свою философию жизни в том коллективе, где меня хорошо знают и, думаю, где имею авторитет. В то же время я всегда готов подставить плечо и быть полезным министру, будучи активным общественным деятелем и экономическим экспертом.

Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: Ранее Вы говорили, что хотели бы работать в Общественном совете при министерстве. Но, как известно, фактически его работа была заблокирована при предыдущем министре, так как была создана альтернативная общественная площадка.

Сергей Кваша: К сожалению, да. Предыдущий министр не понял роли и места Общественного совета при Минагропроде. Он был больше обеспокоен влиянием совета на свое позиционирование как министра. Ему не нравилось, когда его критиковали. Он проявил слабость, убрав старый совет и пытаясь создать новый — «ручной», «под себя любимого».

Работу старого совета, в который входили с 2010 года свыше ста общественных организаций, представляющих предприятия (от малых до крупных) разных отраслей и сфер агробизнеса и пищепрома, еще надлежит восстанавливать. Изначально надо провести собрание совета, выборы нового главы, обсудить планы на будущее. Думаю, Леонид Петрович Козаченко, который ранее возглавлял совет, сейчас будет занят более важной работой в парламенте, куда его избрали народным депутатом и, возможно, согласится на избрание нового руководства совета.

Я решил «не изменять» системе науки и образования

Сергей Кваша, первый заместитель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: Вы готовы возобновить и возглавить совет, если предложат?

Сергей Кваша: Готов. Мне интересна эта работа, и я думаю, что смогу совмещать её с университетской. Я стоял у истоков создания совета, следил за его деятельностью и вижу те направления, над которыми сейчас нам стоит потрудиться. Это вопросы, касающиеся поддержки производителя и ценовой защиты прав потребителя, проведения земельной реформы, усиления внимания развитию сельских территорий, упрощения процедур сертификации продукции, в том числе при экспорте, научного сопровождения бизнеса и новых подходов в аграрной науке и образовании.

Latifundist.com: Вы много лет проработали в системе аграрной науки и образования. По Вашему мнению, правильный ли способ реформирования избрала власть?

Сергей Кваша: Сейчас сложно сказать, к чему приведет «ломка» сложившейся системы аграрного образования и науки. ВУЗы аграрного профиля 3-4 уровня аккредитации, учитывая, что страна у нас аграрная, есть едва ли не в каждой области. На сегодня это 17 ВУЗов, которым Минагропрод заказывает подготовку специалистов для отрасли. Попытки передать их в управление Минобразования были ещё в 2012 году при Табачнике. Но тогда Минагропроду и ректорам удалось отстоять отраслевой принцип управления, учитывая опыт Франции и других аграрных стран, где профильные ВУЗы подчинены минсельхозу. В нынешних сложных экономических условиях защитить эту философию вряд ли получится. Финансирование уже передано в Минобразования, которое должно объединить функциональное и отраслевое управление и наладить рациональное управление всеми ВУЗами. Думаю, для пользы дела оба министерства могли бы подписать Меморандум о разделении полномочий в управлении университетами.

Что же касается науки, то Национальная академия аграрных наук Украины, которая сегодня прямо финансирует около 40 научных учреждений, должна остаться главным генерирующим научным центром в Украине для обеспечения развития агросектора в растениеводстве, животноводстве и пищепроме. Её деятельность должна и дальше координироваться профильным министерством. Просто забыть всем обществом заслуги науки в довоенные и послевоенные годы — неправильно. Ведь именно отечественные селекция и генетика в растениеводстве и животноводстве вывели Украину в 90-ые годы в число наиболее развитых в сельском хозяйстве стран.

Latifundist.com: Фактически Вы предлагаете оставить всё как есть? Тогда как сейчас постоянно приходится слышать нарекания бизнеса, что аграрные наука и образование часто оторваны от жизни?

Сергей Кваша: Не совсем так. С некоторыми нареканиями можно согласиться. Но, если посмотреть в корень, то это — следствие проводимой ранее госполитики. Могла ли академия конкурировать с мировыми селекционными центрами и инвестиционно сильными иностранными компаниями, которые вкладывают десятки и сотни миллионов долларов в науку, лаборатории и исследования, если государство находило деньги лишь на оплату труда ученых и коммунальных платежей, а техническое оснащение лабораторий не обновлялось годами? Это практически невозможно! Но даже в такой ситуации отечественным ученым удавалось достигать высоких результатов во многих сферах. Взять, к примеру, национальную селекцию озимых, которая доказала, что наши семена во многом превосходят зарубежные. В результате 70–80% нашего рынка — это отечественные семена, и эту тенденцию необходимо обязательно сберечь.

К слову сказать, ранее мы производили около 50 млн т зерновых, 14,5 млн т сахарной свеклы и т.д., используя в основном семена национальной селекции. Но за последние годы ситуация кардинально изменилась не в нашу пользу. Произошло вытеснение отечественных производителей семян с рынка импортерами. К примеру, отечественную селекцию сахарной свеклы «убил» демпинг. Мы прекрасно помним, как 17–18 лет назад импортные семена сахарной свеклы зашли на рынок. Тогда их цена была $30–40 за посевную единицу и постепенно выросла до $120–150. На внешних рынках таких ценовых виражей не было.

Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

В этой нечестной борьбе победили импортеры. К сожалению, государство снова не смогло защитить национального производителя, как это делают другие страны, отстаивая продовольственную, а значит, и национальную безопасность. К примеру, в Японии производство сахара из сахарной свеклы, выращенной на её территории, обходится в 5–7 раз дороже, чем его можно было бы купить на Лондонской бирже. Но страна идет на такие издержки ради обеспечения продбезопасности. Очевидно, мы должны помнить об этом, особенно учитывая ситуацию с РФ.

На самом деле, я думаю, что упущенное нашей наукой в сфере семеноводства можно наверстать. В частности с помощью создания совместных предприятий с иностранными компаниями, что сейчас академия с подачи министерства и делает. Размножение и продажа семян может стать хорошим подспорьем для академии, благодаря чему можно будет ускорить технологическую модернизацию отечественной науки — создать современные научные генетические центры в растениеводстве и животноводстве.

Что касается качества образования, то оно действительно сориентировано на среднего студента, лучший студент имеет все возможности в Украине и за границей себя найти. Также скажу, что мало кто из руководителей, которые критикуют качество высшего образования, стали собственником или директором компании сразу же после университета. Для топ-менеджера нужны опыт и знания, они также нужны для подготовки хорошего агронома или ветеринара на конкретном предприятии.

Отечественную селекцию сахарной свеклы «убил» демпинг

Сергей Кваша, первый заместитель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: Вы говорите о государственно-частном партнерстве?

Сергей Кваша: Да, на сегодня это единственная интересная форма совместного инвестирования денег государством и частными предпринимателями. Хоть из-за изменений в законодательстве она редко используется на практике.

Latifundist.com: А какой должна быть политика государства в сфере машиностроения, где ведётся не менее жёсткая борьба за рынок?

Сергей Кваша: Государство должно создать условия для прихода в Украину известных компаний и строительства ними современных заводов. Это может быть как формула совместного предпринимательства, так и 100% присутствие иностранных компаний. Ранее инвесторы не шли к нам, потому что их не устраивали условия, которые ставили предыдущие правительства: контрольный пакет (50% + 1 акция) за возможность строить технику на нашей территории. Но это абсурд, особенно в нынешних условиях.

Россия пошла другим путем, и сейчас на её территории построено несколько больших заводов известных в мире производителей. Там никто не говорил, что нужен контрольный пакет. Для чего? Если из-за этого мы не можем построить завод. Это может быть доля государства или украинского капитала. Государство со временем может продать свою долю западному или национальному инвестору. К сожалению, отечественные производители техники сильны только в некоторых сегментах, и наша техника проигрывает зарубежной по критерию «качество/цена».

Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: На что может пойти государство, чтобы закрыть дефицит бюджета-2015? Сейчас звучит много предложений. Одно из них — приватизация земель, принадлежащих государственным сельхозпредприятиям.

Сергей Кваша: Я бы не стал этого делать. Государство должно иметь свой земельный банк, в том числе для формирования продбезопасности страны. На этих землях можно было бы реализовывать государственные продпрограммы, к примеру, по выращиванию крупяных (гарнирных) культур, которые страховали бы рыночное поведение производителей. Ведь сегодня никто из них не берёт на себя обязательства сеять ту или иную культуру. К чему это приводит, мы видим на примере ситуации с волатильностью цен на различные виды продовольствия.

Я считаю, что украинский внутренний рынок потребления слишком большой. На нём вращается ежегодно свыше 450 млрд грн. И мы не имеем права проводить на нём абсолютно либеральную политику в поведении производителя, как это происходит в последние годы. Мы уже видим, что цены на некоторые продовольственные продукты в Украине, правда, по курсу 8 грн за 1 доллар, были выше европейских. Это приводит к потере мобильности государства при привлечении инвестиций, внедрении технологий, обеспечении продбезопасности.

Я также «за» сдачу госземель в аренду через конкурс, к примеру, под выращивание тех или иных культур под заказ Аграрного фонда. Таким способом будет гарантированно сформирован продзапас и обеспечена ценовая стабильность продукции на внутреннем рынке. Или же «за» выделение этих земучастков иностранным инвесторам под строительство заводов, технологических комплексов, инновационных лабораторий. Но я против нынешней неэффективной политики в отношении земель, принадлежащих министерству.

Latifundist.com: А что касается земель научных учреждений? Их, как известно, хотят передать в аренду…

Сергей Кваша: Тут другая ситуация. Опытным предприятиям, подчиненным НААН, принадлежит около 380 тыс. га земли. Но если значительные участки земли сдать в аренду, то нарушатся технологический процесс семеноводства и цепочка научных исследований, которая предусматривает отвод определенных территорий на создание родительских форм, размножение и производство лучших семенных гибридных материалов.

Latifundist.com: Какой выход?

Сергей Кваша: Академии необходимо самой срочно реализовать план своего инновационного развития, или же искать иностранных инвесторов, готовых вложить деньги в создание генетических лабораторий в растениеводстве и животноводстве.

Latifundist.com: Но в связи с войной инвесторы боятся заходить в Украину…

Сергей Кваша: Условия для ведения агробизнеса продолжают быть благоприятными в Украине, несмотря на войну. В мире довольно благоприятная ценовая ситуация, а в Украине — налоговая политика, даже несмотря на некоторое ее ухудшение, задекларированное коалиционным соглашением. Кроме того, инвесторов привлекают масштабы агропроизводства в Украине. К примеру, в ЕС средний размер фермы составляет 15 га, а в Украине — 500 га, что позволяет нашим аграропредприятиям быть прибыльными, не получая 243 евро на 1 га прямой поддержки, как в Европе.

Государство должно иметь свой земельный банк, в том числе для формирования продбезопасности страны

Сергей Кваша, первый заместитель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: Стоит ли, по Вашему мнению, отдавать в частные руки спиртовую отрасль, которая сейчас в госмонополии?

Сергей Кваша: Вопрос достаточно сложный, и он неоднократно поднимался предыдущим парламентом. Были разные подходы к формированию приватизационного пакета предприятий, спиртзаводов. По некоторым из них ситуация приобрела криминальную окраску из-за тенизации рынка и подпольного производства спирта. Думаю, государство должно посмотреть на эту высокодоходную отрасль с точки зрения своих интересов и наконец-то найти эффективных менеджеров.

По моему убеждению, позиция министра в этом вопросе очень взвешена. Приватизацию надо провести прозрачно путем аукционов или открытых торгов. Возможно, этапами. Выставить на продажу спиртзаводы, что находятся в наиболее сложном состоянии. А часть работающих предприятий сохранять в госсобственности для конкурентной борьбы и решения государственных вопросов.

Государству надо иметь свою спиртовую отрасль для производства спирта как для продовольственных, так и технических целей. Госсобственность дает возможность маневрировать использованием и назначением таких спиртов. При частной собственности, думаю, что это будет непросто, в том числе при развитии биоэнергетики. А страна, как известно, заинтересована в её быстром развитии.

Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: Насколько я знаю, Вы принимали участие в разработке Стратегии развития агропромышленной отрасли до 2020 года. Каким путём развития идём: европейским, аргентинским или своим, украинским?

Сергей Кваша: В этом году заканчивается действие программы развития украинского села на период 2010-2015 гг. ННЦ «Институт аграрной экономики» разработал базовые положения новой программы. Но не исключено, что в нее будут внесены изменения в связи с коалиционным соглашением и сменой приоритетов.

По моему убеждению, новая программа должна строиться на сбалансированности трех групп экономических интересов: сельхозпроизводителей, потребителей сельхозпродукции и государства. Мы понимаем, что сейчас самым слабым местом в развитии сельского хозяйства является социальный фактор. Уровень занятости, заработков, развития инфраструктуры на селе не соответствуют стремительному развитию сельхозпроизводства. К тому же из-за внедрения интенсивных технологий селяне оказываются без рабочих мест. Раньше эти вопросы ложились на плечи колхозов и совхозов, а после их преобразования в другие организационно-правовые формы стали заботой государства. Агробизнес аргументирует свою позицию в отношении села тем, что он платит налоги, а государство должно обеспечить развитие села. Но, во-первых, налоги платятся льготные (ФСН около 7-8 грн на 1 га за год) и их не хватает для содержания свыше 28 тыс. населенных пунктов, а, во-вторых, они направляются, как правило, в центр, до сёл доходят крохи.

Поэтому учеными было предложено изменение некоторых векторов развития АПК. Планируется, что арендаторы будут платить налоги исключительно в сельсоветы, где земли арендуются, а не по месту регистрации фирм. Это было бы социально справедливо.

Были также идеи ограничить размеры зембанков предприятий. По мнению ученых, существующее укрупнение зембанков отдельных компаний, ООО и фермерских хозяйств (до 500–400 тыс. га) — риск и угроза для всего агросектора. Последние новости рынка о банкротстве некоторых крупных предприятий — яркое свидетельство тому. Безусловно, мы понимаем роль и место крупных экспортоориентированных производителей, интерес Украины в получении валютной выручки для поддержки курса нацвалюты, но эта тенденция не должна стать всеобъемлющей для всей Украины.

Latifundist.com: Какой оптимальный размер зембанка рассматривался?

Сергей Кваша: За образец необходимо брать страны ЕС, США и Беларусь. В Европе, к примеру, наибольшие площади предприятий находятся в Словакии и Чехии (400–500 га), наименьшие — в Румынии (до 3 га), Польше (5–6 га), Италии (10 га). Очевидно, что в ЕС, как и в США (где среднее предприятие занимает 180 га), тоже наблюдается тенденция укрупнения агробизнеса. Но она не настолько масштабная. К примеру, в Восточной Германии редко, но можно встретить предприятия на 3 тыс. га. Но таких размеров, как в Украине, точно нет. Очевидно, что рынок сам должен дать ответы, какова оптимальная структура предприятия, экономически эффективного и социально ответственного.

Самым слабым местом в развитии сельского хозяйства является социальный фактор

Сергей Кваша, первый заместитель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

По мнению ученых, оптимальный размер сельхозпредприятия зависит от зоны ведения хозяйства. Например, в степной зоне площадь может составлять до 10 тыс. га, в лесостепи — до 5 тыс. га. Землепользование ООО — от 1 до 3 тыс. га, фермерского хозяйства — до 1 тыс. га. Это масштабы, дающие возможность формировать в пределах населенных пунктов двух-трёх производителей, конкурирующих между собой в вопросах аренды земли, которые бы платили налог на развитие сельских территорий, другими словами, поддерживали бы и развивали село. В результате можно наладить разорванную связь между производителями и теми, кто проживает на этой территории.

Latifundist.com: Ваш прогноз, «холдингизация» сельского хозяйства в будущем продолжится, или всё же холдинги будут дробиться?

Сергей Кваша: Комитет ВРУ по вопросам аграрной политики и земельных отношений этот вопрос уже ставил на повестку дня, и у нового парламента есть определенные взгляды на этот счет. По-моему, надо искать экономические регуляторы дробления крупных компаний (холдингов) для создания филиалов или подразделений юрлиц, чтобы они могли реально влиять на развитие сельских территорий. На фоне банкротства отдельных компаний уже становится ясно, что неконтролированное увеличение размеров зембанков представляет собой продовольственную угрозу государству. Мы не знаем и не контролируем, кто, что производит, и с какой целью. Мы имеем уже 8–9 млн га земли, прямо связанных инвестициями с экспортом. Собственно, а кто обеспечивает продовольственную безопасность страны в отдельных сегментах рынка? То есть предприятия произвели продукцию, связали фьючерсными контрактами на поставку за границу, и никаким образом эта продукция не влияет на развитие внутреннего продрынка. Для рынка зерна это хорошо, а для овощей — это путь к импорту и росту цен.

Если тенденция будет нарастать, можем оказаться в ситуации, когда вообще не влияем на внутреннее производство, в первую очередь продукции животноводства. Эти взаимозависимости в развитии интересов производителя и потребителя должны быть спланированы в определенных меморандумах с объединениями производителей. Именно для этого должен возобновить работу Общественный совет при министерстве. Он четко даст понять министерству, что происходит при производстве каждого вида продукции, какая доля идет на экспорт, а какая — для внутреннего потребления. Потому что мы прекрасно понимаем, что такое инфляция, и к чему приведет импорт того или иного продукта вследствие его недопроизводства, учитывая цену нацвалюты по отношению к евро или к доллару. Если этого не сделать, рост цен будет существенным (!).

Министерство аграрной политики и продовольствия как центральный орган исполнительной власти, который отвечает за продбезопасность, должен абсолютно четко контролировать эти вопросы. И способ такого контроля — работа общественных объединений, которые знают, что происходит на рынке молока, мяса, зерна, других крупяных культур, овощей, фруктов…

Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: Когда, по Вашему мнению, стоит открывать рынок земли?

Сергей Кваша: Как это ни странно звучит, но скажу — уже сейчас. Финансовое состояние в Украине очень сложное, если не сказать катастрофическое. Многие говорят о том, что не стоит открывать рынок, когда в долларовом выражении цена на землю минимальная. В целом этот тезис я тоже поддерживаю. Но последние 10 лет мы постоянно искали период наилучших условий для собственников паев, чтобы они могли выгодно продать свою землю. Был даже период, когда гектар земли в центральной лесостепи можно было продать за $3 тыс., но, увы, он упущен. Сегодня $500 — хорошая цена в условиях курсовой разницы и финансового обеспечения как производителей, так и инвесторов. В нынешних условиях приватизация земли — своевременная задача. Может быть, на первый взгляд, не выигрышная для благосостояния общества в условиях, когда цены на землю минимальны, но более выгодная на фоне сегодняшней борьбы с коррупцией. Земельная реформа должна определить землепользователей, поскольку предыдущие шаги по аренде внесли большую неясность — сколько земли, на каких условиях, кому передано, а собственно кому принадлежит, и кто ею распоряжается сегодня.

Я часто привожу пример Европы. Во всех 28 странах ЕС сельхозземли являются предметом купли-продажи. Но, чтобы их приобрести, покупатель должен соответствовать определенным требованиям, в частности, по образованию и опыту работы на земле, а его деятельность — отвечать назначению земли. Эти требования выписывались нами в предыдущем законе «Об обороте земель сельхозназначения», по которому иностранцы не имели права покупать украинскую землю. Это практика большинства стран мира. А первоочередное право на её приобретение имели бы государство и фермер, который арендует землю на территории сельсовета.

Я не являюсь сторонником прогноза, что в первый год будут куплено-продано свыше 50% земель. Как показывает опрос, продано будет значительно меньше, учитывая цены, политику очищения от коррупции и введения ограничения на покупку 100 га «в одни руки» в первый год действия рынка. Сейчас стоит вопрос не столько дохода собственников земли, сколько чистоты госполитики в этих операциях и выработки нового стиля отношения к земле как национальному богатству.

В нынешних условиях приватизация земли — своевременная задача

Сергей Кваша, первый заместитель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: Как, на Ваш взгляд, повлияет на отечественный агросектор изменение взаимоотношений с РФ и евроинтеграция? Я помню Вашу принципиальную категорическую позицию по зерновому пулу, Вы уже тогда ощущали, что с Россией «не срастется»?

Сергей Кваша: Давление России чувствовалось всегда. Вспомните, сколько торговых войн и необоснованных запретов ввоза нашей продукции на территорию РФ было за эти годы, поэтому иллюзий не питал никто.

Что же касается идеи формирования Черноморского зернового пула, то она была озвучена бывшим премьер-министром после его визита в 2012 году в Астану. Тогда и министерство, и Украинская зерновая ассоциация заняли единую позицию: такой пул может состояться только при условии инвестиций российско-казахского капитала в новую инфраструктуру портовых элеваторов, а также возможности экспортировать наши семена в Казахстан и РФ в обмен на поставки их удобрений и техники. При других условиях это навредило бы нашим экспортерам, которые круглый год экспортируют украинское зерно. Мощностей для российских экспортеров не хватит, а отдавать их в ущерб собственным — кощунство. Тогда пришлось немало побороться за отстаивание позиции Украины в этом вопросе. Мы стояли на своей позиции твердо, и нам удалось «спрыгнуть» с невыгодного проекта…

Сегодняшняя ситуация очевидна и понятна. Оказалось, что наш сосед — это затаившийся враг. По-другому трактовать действия РФ невозможно. Если на первых порах мы ещё думали, что кто-то «потерялся» в экономических интересах, то сегодня это официальная политика РФ по отношению к Украине. В связи со сложившейся ситуацией придется искать особый прагматизм в отношениях, на отдельную торговую дружбу с РФ рассчитывать уже не приходится. Основной ориентир для нас сейчас — это страны ЕС, Северной Африки и Азии. Это три практически равных рынка по объему закупок нашего продовольствия. В 2013 году с $17 млрд украинского экспорта мы имели три равных сегмента по $ 4–5 млрд каждый. Я не вижу проблем с доминированием на этих рынках. Для этого надо проводить политику по продвижению отдельных товарных групп, увеличению добавленной стоимости нашей продукции, адаптации норм и стандартов производства к европейским нормам. Сейчас для этого благоприятный момент. Евросоюз пошел нам навстречу и в одностороннем порядке открыл беспошлинные квоты на поставку ряда товаров, что заслуживает огромного уважения всего украинского народа. К тому же мы могли бы вместо продзерна экспортировать муку, в ту же Латинскую Америку, куда её сейчас поставляет Казахстан. Или же усилить наши позиции на комбикормовом рынке. Все элементы добавленной стоимости дали бы нам толчок для развития национального производства.

Latifundist.com: Многие говорят, что в торговле нет друзей и врагов.

Сергей Кваша: Есть и друзья, и враги, и лоббирование, и партнерские отношения, и корпоративный интерес. Мы часто говорим о глобализации, но сегодня очень важным аспектом является регионализация мировой торговли. Когда отдельные страны, блоки стран, создавая союзы и ассоциации, эффективно решают свои национальные и межгосударственные вопросы.

На сегодня для большей части мира Россия стала врагом, несмотря на её поддержку некоторыми отдельными как большими, так и развивающимися странами. Она поставила себя за границы международного права и торговли. Европейский агробизнес понес значительные убытки из-за запрета РФ поставлять некоторые виды продукции на их рынок. Компенсировать их сейчас должны ЕС и Еврокомиссия.

Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины
Сергей Кваша, первый заместителель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: Когда Украина сможет доказать нарушение РФ правил ВТО?

Сергей Кваша: Давайте вспомним, что в 2008 году при вступлении Украины в ВТО, стране пришлось взять на себя определенные обязательства перед странами-членами ВТО (согласно их предложениям, инициированным в рабочей группе) в виде квот, к примеру, на сахар. Когда же в 2013-ом в ВТО вступала РФ, и часть отечественных учёных и практиков, понимающая момент, предлагала Украине выставить России квоты по мясу и молочным продуктам, то руководство нашего государства посчитало это предложение недружественным жестом. В результате мы многое потеряли. Имея миллионные квоты на мясо и молочные продукты, мы сейчас не рассказывали бы, почему РФ так себя ведет, а имели бы все основания для судебного и арбитражного рассмотрения дел в международном суде. К сожалению, уникальный шанс выставить свои требования при вступлении РФ в ВТО мы пропустили.

Хотя в РФ тоже не всё так просто и единодушно. Ещё в мирное время вице-президент Российской сельхозакадемии, выступая в Думе, сказал, что условия вступления РФ в ВТО не были согласованы с учёными, и они не знают, кто их разрабатывал. Очевидно, что была группа экспертов, которые выписали $9 млрд совокупной поддержки РФ (на год подписания договора) с достаточно существенным темпом снижения. В РФ есть своя политика, но несмотря на сложности в политических отношениях, продовольствие всё равно при необходимости перемещается через границу. Яркий пример тому — гречка, которая уже стала тестовым товаром для украинского внутреннего рынка. В 2010 году мы продали слишком много гречки РФ в связи с большой засухой (на российском рынке она стоила 40 грн/кг) и в результате вынуждены были закупать китайскую для себя. Аналогичную историю видим сейчас, когда гречка, даже несмотря на военные действия, перемешается через приграничные области в соседнюю страну.

Latifundist.com: В таких случаях, очевидно, надо устанавливать эмбарго?

Сергей Кваша: Очевидно другое: государство, во-первых, должно знать, что у него происходит на рынке продовольствия, во-вторых, иметь инструменты влияния на рынок, и, в-третьих, при необходимости эффективно их использовать для защиты своих национальных интересов.

Сегодня очень важным аспектом является регионализация мировой торговли

Сергей Кваша, первый заместитель директора ННЦ Института аграрной экономики Украины

Latifundist.com: Спасибо за интересное интервью и твердую позицию по многим вопросам в сфере национальной и продовольственной безопасности. Если бы все были такими принципиальными, как Вы, возможно, у нас не было бы войны. Желаем Вам ещё много лет исповедовать Вашу философию жизни и вложить её в сознание как можно большего количества студентов и аграриев.

Галина Радионова, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus