Михаил Травецкий: Когда-то я лечил животных, теперь я лечу бизнес!

Михаил Травецкий, руководитель службы животноводства компании «Кернел»

Михаил Травецкий возглавляет службу животноводства в компании «Кернел» и всеми силами движет направление и компанию вперед. По его словам, животноводство — это особый бизнес, который существенно отличается от растениеводства. В «Кернел» не спешат строить крупнейшие комплексы, здесь стараются получить максимальную эффективность на небольших фермах, которые уже успешно работают в структуре компании. Latifundist.com расспросил Михаила Травецкого, как удается получать прибыль в отрасли, которая на сегодняшний день в Украине считается убыточной.

Latifundist.com: С чего начиналось животноводство в компании «Кернел», и какие результаты в этом сегменте имеете сегодня? 

Михаил Травецкий: Животноводство в «Кернеле» появилось еще до моего прихода в компанию в 2012 г. Земельный банк рос, вместе с этим был присоединен ряд молочных ферм. Еще с того времени было принято решение — животноводству быть! А уже сейчас мы входим в тройку лидеров по количеству поголовья и по валу молока в стране. На начальном этапе это рассматривалось как социальный проект. Но, начиная с 2013-го мы начали больше акцентировать внимание на молочном животноводстве как на бизнесе. 

На сегодняшний день мы имеем прибыльный молочный бизнес. Это не был путь радикальных изменений, все происходило постепенно «step by step». У нас те же фермы, те же коровы и тот же основной коллектив, которые были с самого начала. Мы лишь изменили «правила игры» и начали зарабатывать на этих активах. Я убежден, что в Украине нужно заниматься молочным бизнесом. Это серьезный резерв, «голубой океан», но пока не все видят возможности его развития и заработка на этом. Как пример — наша страна, к сожалению, уже выполнила ряд действий по ликвидации мясного бизнеса. Сейчас его практически нет. Почему? Ответ простой — потому, что это достаточно долгосрочные инвестиции.

Если взять конкретный пример крупного рогатого скота, то лишь по истечении 4 лет с момента вложения инвестиций мы начнем получать прибыль. Если говорить о растениеводстве, то деньги вы вложили весной, а осенью получили прибыль. 

Latifundist.com: А какова ситуация с молочным бизнесом? 

Михаил Травецкий: Что касается молочного бизнеса, то здесь лучше начать с термина «рынок». Рынок формируют производители, переработчики, сфера маркетинга и конечные потребители. Производителей молока исторически делим на два сегмента — это молоко от частных лиц («от бабушек») и молоко от крупных ферм (предприятий), соотношение приблизительно 50/50. Молоко от «бабушек» имеет четкую сезонность — его весной-летом много по низкой цене (на 30%, а иногда и на 50% дешевле молока с предприятий), а осенью-зимой его мало, что за собой влечет колебание цены на рынке. Молоко с предприятий, как правило, имеет стабильные объемы и качество на протяжении года.

Переработчики молока — молокоперерабатывающие предприятия, закупают молоко и производят молочную продукцию. Маркетинг — места сбыта продукции как на внутренний, так и на внешний рынок. Потребитель молочной продукции — это и население и отрасли, которые исспользуют молочную продукцию (кондитерская, хлебопекарская, и т. д.).

Все эти элементы и составляют «молочный бизнес по-украински». Что происходит на этом рынке? Все хотят заработать, и чем больше, тем лучше. И из года в год, мы все наступаем на одни и те же «грабли», когда не можем договориться, когда закрываем глаза на качество. И как результат получаем неконтролированные провалы и рост цены на молоко и молочную продукцию на внутреннем рынке, нестабильные позиции на внешнем рынке (то не хватает объема, то нет качества). Есть цена, есть канал сбыта — вперед. При этом со стороны государства этот вопрос игнорируется.

Latifundist.com: То есть государство не справляется с возложенными функциями регулирования животноводческого сектора? 

Михаил Травецкий: В животноводстве правильнее спросить: «…Государство, где ты? Мы же тоже часть общества и имеем право на жизнь…». Смотрите сами. На сегодняшний день мы имеем полностью разрушенную систему ветеринарной службы. Мое первое высшее образование — ветеринарное, я доктор всегда и везде. И чем бы я ни занимался, где-то в глубине души я с честью несу мундир ветеринара. И все эти ситуации с распространением АЧС, птичьим гриппом и прогнозируемым появлением в Украине нодулярного дерматита меня очень беспокоят.

Если посмотреть на мировое животноводство, то государственное регулирование в большинстве стран мира стимулирует его развитие — дотирует, финансирует, дает льготы, иногда просто не мешает (когда бизнес работает). А у нас — на бумаге все есть, читаешь, слушаешь — все супер, а по факту — живите, как можете.

В сфере животноводства, да и сельского хозяйства в целом, нет конкретной политики: что же делать, в какую сторону двигаться. Есть разговоры о сельхозкооперативах, семейных фермах, но как это все будет развиваться в эпоху тотальной глобализации, что будет с этим мелким бизнесом — неизвестно. Это значит, что пока в государстве не будет четкого механизма, то не будет и нормальной работы всего агробизнеса, и животноводства в частности.

Latifundist.com: Расскажите о механизме сотрудничества с переработчиками молока.

Михаил Травецкий: Как предприятие-производитель, сегодня мы полностью зависимы от заводов-переработчиков, а они от нас. Работа с переработчиками — это интересная тема, которая сегодня обретает совсем иные формы. Когда-то мы не дорожили сотрудничеством, каждый смотрел в свою сторону. Сегодня ситуация начала меняться. Сегодня мы садимся за стол переговоров не как соперники, а как партнеры в одном бизнесе — сегодня мы находим компромиссы, строим мосты «доверия», которые дают нам возможность оставаться в бизнесе и держать лидирующие позиции. За нами качество, количество, стабильность, которую заводы передают потребителю. Честно скажу — приятно, когда каждая пятая бутылка молочной продукции Яготынского маслозавода производится из нашего молока.

Присутствует сезонность цены на молоко, когда цена на молоко снижается (весна-лето), цены на покупные корма (шроты, жмыхи) начинают расти, а это несет для нас определенные риски, так как основной сегмент в формировании себестоимости литра молока — это кормовая база. Цены на корма напрямую зависят от курса доллара, в особенности белковая группа. При обесценивании и девальвации гривны мы это сразу же ощущаем на себе. Но, несмотря на все эти перипетии, молочный бизнес «Кернел» генерирует прибыль из года в год начиная с 2013 года.

Latifundist.com: Как Вы планируете развиваться и получать прибыль при таких условиях работы?

Михаил Травецкий: В бизнесе есть такие термины как «flexibility» (гибкость) и диверсификация рисков — это, по моему мнению, основные качества, которые помогают любому бизнесу выжить. Сегодня мы разрабатываем и успешно внедряем новые проекты, хотим уменьшить влияние одних факторов и усилить влияние других, как внутреннего так и внешнего рынков на молочный бизнес. Для этого необходимо наладить торговлю с Европейским союзом, СНГ, Арабским миром, и не только молочным продуктом, а еще и генетическим ресурсом и мясом. Эта диверсификация поможет получать при тех же затратах совершенно другие деньги. Мы движемся с минимальной конкуренцией и максимальными возможностями.

Если посмотреть на молочный бизнес сегодня, мы получаем 6,5 тыс. л в год на фуражную корову, это 8 тыс. л на дойную корову, а передовые наши фермы получат по 9-9,5 тыс. л. Это европейская продуктивность. При поголовье 15 тыс., которое сосредоточено на 18 фермах, мы никогда не сдаем позиции и всегда движемся вперед.

Прибыльность мы рассчитываем на один гектар. Часть кормов выращиваем на наших полях и заготавливаем самостоятельно, а часть покупаем. По старым советским стандартам, чтобы прокормить одну корову нужен 1 га земли, но, ориентируясь на мировой опыт, можно выйти на 0,5 га. При этом в разы повысить прибыльность бизнеса. По самым пессимистическим расчетам, сегодня в животноводстве можно получить прибыль $500/га. Для этого не нужно прикладывать сверхусилия, необходимо правильно работать. А если замкнуть цикл переработки, то прибыль поднимется еще на 20-30%.

Основная проблема украинского агросектора в том, что мы продаем сырье, а потом покупаем готовый продукт из него же, но в разы дороже. И основная прибыль остается не у нас.

«Кернел» много сотрудничает с иностранными компаниями, перенимая у них ценный опыт. Когда в 2000-х я не получил от молочного сектора в Украине ответы на производственные вопросы, поехал за опытом в Великобританию. Проработав там 5 лет, я сделал главный вывод — как в Украине мы можем делать молочный бизнес, если не понимаем, как обращаться с его основным активом? Мы не понимаем, чего хочет корова, и не знаем, как с ней правильно обращаться для получения не только молока, но и прибыли.

Latifundist.com: Применяете ли Вы полученый опыт у себя в компании?

Михаил Травецкий: Конечно, мы собираем весь этот опыт и стараемся по максимуму обучить наш персонал. Вплоть до того, что я еду на ферму, провожу обучение и лично показываю, как нужно чистить копыта коровам, как сделать УЗИ, выявить патологии. Это мой конек, этому мы обучаем наших сотрудников и студентов, которые в будущем будут работать в Украине, на наших предприятиях. Проблема в том, что в государственной системе образования  продолжает действовать советская система. Студенты в ВУЗах получают фундаментальные знания по физиологии и анатомии, а за окном, в современной жизни, технологии ушли далеко вперед.

Мы остро нуждаемся в специалистах, так как студенты не хотят идти работать на фермы. Если спросить учащихся на факультете ветеринарной медицины, зачем они сюда пришли, то лишь единицы дадут вам конструктивный ответ. Основная масса сидит там, потому что родители направили, другого выбора не было, места бюджетные и т.д.

Latifundist.com: Животноводство в Украине — это во многом социальный проект для жителей села. Как быть со всей этой ситуацией: образованием, подходом к работе, ментальностью в конце концов?

Михаил Травецкий: До прихода в компанию, я даже не задумывался о зависимости между молочным животноводством и «социальным проектом». А когда включился в работу, понял, что эта связь настолько прочна, что изменить ее влияние на общество невозможно. И началась работа. На каждом производственном участке, на каждой ферме мы начали менять подходы к технологическому процессу, научили людей зарабатывать деньги. Было непросто изменить мировосприятие работников ферм (тех же пайщиков) в том, что ферма, это такой же бизнес, как и растениеводство. На ферме нужно не только доить коров, но и зарабатывать деньги, достигать результатов, выполняя бюджет, и быть стратегической единицей агробизнеса, а не социальной составляющей. И у нас получилось. Сегодня это полноценный бизнес, в котором работает более 1200 человек, которые обслуживают 15 000 голов КРС на 18 молочнотоварных фермах. А главное — постоянно генерируется прибыль.

Формирование в моей голове правильной «молочной бизнес-модели» началось со времен моей работы на фермах Северной Ирландии. Увидев, как живут фермеры в Британии, я понял, что хочу видеть в Украине уровень не хуже. Для этого нужно, прежде всего, понять кто мы, к чему мы стремимся, что нам нужно. Мы должны самоидентифицироваться. Нужно четко видеть украинское село в будущем, каким будет сельский житель, какой будет ферма, каким будет государство и какое будет их взаимоотношение. Если мы будем иметь четкую визуализацию, мы будем знать, в какую сторону двигаться. На сегодняшний день этой визуализации, модели и долгосрочной стратегии в Украине нет. А если и есть в головах отдельных людей, то об этом знают не многие.

В Украине есть определенная система, которая, к сожалению, не дает бизнесу нормально развиваться. Мы постоянно находимся на грани каких-то позитивных перемен, но они никак не произойдут.

К сожалению, тенденция урбанизации и постепенного исчезновение сел продолжится. Ведь если раньше 300-400 человек (фактически все село) работало в колхозе на 3-4 тыс. га земли, то сегодня, имея достаточное количество современной техники с системами автоматизации (один John Deere с автопилотом и GPS-навигацией), один человек может полностью обработать эту площадь.

Latifundist.com: А если говорить о компании «Кернел», то какая стратегия развития у компании в плане животноводства?

Михаил Травецкий: При всех сложностях мы прилагаем максимум усилий, чтобы животноводство в нашей компании и стране не исчезало и продолжало развиваться. Я защитил магистерский проект в КМБШ на тему «Создание молочного кластера в Украине». Суть в том, что все игроки — производитель, переработчик и маркетинг — создавали один продукт и при этом каждый был опорой другого и зарабатывали все. Это формат доверия и симбиоза, работы на перспективу (win-win), а иногда и выживание в диком бизнесе. Вот уже второй год, как я занимаюсь тем, чтобы постепенно, шаг за шагом, внедрить этот проект в жизнь. Начали мы его продвигать, естественно, в «Кернел».

Сейчас мы работаем в трех основных направлениях. Это три «кита», на которых стоит весь молочный бизнес. Наш первый, основной сегмент — это люди и технология. Физически технологии все идут через людей. Сюда входит подготовка команды и создание резерва — мы берем студентов-выпускников колледжей и вузов. Парадокс в том, что студенты колледжей более адаптированы к работе в сельском хозяйстве, т.к. в основном учатся дети из сел. И они, работая у нас, одновременно получают высшее образование. Такая комбинация работает в «Кернел» довольно успешно. Такой сотрудник по окончании учебы уже не студент без опыта, а специалист и, не исключено, руководитель определенного сегмента производства.

Что касается технологии, то мы максимально стараемся собрать опыт со всего мира. Внимательно следим за тем, кто чего достиг в нашей сфере. Далее адаптируем эти технологии для внедрения на наших фермах.

Номер два — это генетика. Мы системно работаем в области генетики и селекции. В этом нам очень сильно помогают ученые-животноводы СНАУ, в ключевых вопросах консультирует и координирует нашу работу ректор университета, доктор сельскохозяйственных наук, академик Владимир Ладыка.

Работаем с топовой мировой генетикой, геномными быками, сексированной спермой. Восстановили полностью всю базу данных своих коров, трансформировали программу племенного учета и оптимизировали ее под нашу компанию. Провели первую в Украине выводку животных и оценку быков-производителей по потомству. В этом мы одни из лучших в Украине. На каждой ферме ведем племучет поголовья с помощью программы «Интесел Орсек». Наш следующий шаг — это чипизация. Мы хотим минимизировать влияние человеческого фактора (не та бирка или не так идентифицировали). Используя международный опыт в области селекции, мы улучшаем продуктивность, контролируем пол рождаемого поголовья, а также внешний вид животного.

Читать по теме: «Кутюрье» украинского животноводства

Номер три — это корма. Раньше на поголовье 16 тыс. у нас использовалось около 12 тыс. га земли, сейчас мы используем 6,8 тыс. га. Это все благодаря четкому учету, правильному хранению и рациональному использованию через правильно сформированные рационы. Мы заготавливаем корма не ради того, чтобы просто заготовить, а осознанно — четко зная нужный нам объем. «Кернел» всегда открыт к инновациям, мы не боимся пробовать новое. В прошлом году получили лучший результат в Украине по заготовке сенажа люцерны, это все заслуга командной работы специалистов компании как в растениеводстве, так и животноводстве. Мы работаем над улучшением качества кормов, через правильное выращивание, заготовку и хранение.

Latifundist.com: Какие породы коров у Вас есть?

Михаил Травецкий: У нас есть украинская красно-рябая молочная, украинская черно-рябая молочная, симментал молочный и голштин. К сожалению, украинских быков-производителей у нас нет, потому основная порода быков-производителей — голштинская.

Генетика сейчас существенно шагнула вперед, и продуктивность быков проверяют на генетическом уровне, параллельно проводя биологические исследования. Украина тоже сейчас работает в этом направлении, но пока отечественная селекция не может дать нам качественный и конкурентоспособный продукт.

Latifundist.com: Какое место занимает сотрудничество с компанией Josera во всех этих трех направлениях?

Михаил Травецкий: Наше основное преимущество в том, что мы комплексно подходим к решению всех вопросов. Мы сотрудничаем с Josera уже шестой год, и когда возникают какие-то проблемы, то они готовы сесть за стол переговоров и помочь.

Сегодня у нас проблема в том, что из-за увеличения продуктивности корова отдает с молоком все минералы и микроэлементы, а баланс очень сложно отрегулировать. Сейчас мы глубоко и комплексно смотрим на питание и корма для наших животных. Хотя несколько лет назад, при меньших надоях, об этом никто не задумывался. В проблемные моменты специалисты компании Josera всегда готовы оказать высококвалифицированную помощь используя свой огромный мировой опыт. Они всегда держат руку на пульсе и, когда мы со своей стороны говорим, какой продукт нужен нашим животным, они всегда готовы нам его предложить. Josera отвечает за качество своих продуктов и за качественное сопровождение на производстве.

Каждый год мы совместно планируем зарубежные поездки. Они продуманы и выстроены так, чтобы были максимально насыщены полезной и интересной информацией. Я настраиваю наших специалистов на то, чтобы они перенимали опыт и принципы работы западных компаний, видя их достижения собственными глазами, и ощущали своими руками результат. И это работает.

Каждый год мы проводим исследования, сотрудничаем с компаниями, тестируем разные корма. Мы оговариваем границы бюджета и в этих рамках работаем. И, к сожалению, результат бывает не всегда. Наши украинские компании научились продавать, но не научились сопровождать продукты и, к сожалению, часто возникают вопросы к стабильности качества продукта. Над этим еще надо поработать. И я верю, что в скором времени мы научимся и в этом сегменте рынка держать лидирующие позиции.

Latifundist.com: С какими достижениями Вы завершили 2016 год?

Михаил Травецкий: Мы в прибыли. Надой у нас 8 тыс. л на дойную корову, это около 6,5 тыс. л на фуражную корову. Над выходом телят нам еще необходимо работать, у нас этот показатель на уровне около 70%. Рентабельность мы выдержали на уровне 22%, по прибыли получили более $350/га. Почти все плановые показатели мы выполнили. На сегодняшний день есть готовая модель развития на ближайшие 5 лет. Наша планка — это $700/га. Я поставил такую задачу и намерен ее выполнить. Даже при самых пессимистичных прогнозах эта цифра реальна.

Latifundist.com: Какова была цель Вашей недавней поездки в Германию, что полезного Вы для себя извлекли?

Михаил Травецкий: Основная цель — это изучение передового опыта немецких фермеров. Поездка была организована для моей команды — специалистов кластеров и ферм. Узнавали про экономику молочного бизнеса в Университете прикладных наук Вайнштефан — Трисдорф, ознакомились с производственной базой и студенческим коллективом университета. Также посетили одну из лучших ферм Германии, у них интересный подход к выращиванию молодняка. Их идеи с кормом мы уже начали тестировать на наших предприятиях.

Я смотрю в сторону европейской модели ведения сельского хозяйства в Украине. После последней поездки в Германию я еще раз убедился в том, что будущее отрасли животноводства не в огромных комплексах, а в небольших локальных фермах. Наш народ сегодня пока не готов к созданию кооперативов. Сегодня еще не проснулось доверие. Все привыкли, что в селе есть ферма. Наши специалисты после этих поездок тоже начинают внедрять в жизнь принципы работы немецких фермеров. Кроме того, результатом поездки стали важные договоренности и рынок сбыта для нашей компании.

Latifundist.com: Планирует ли в будущем «Кернел» строить свой молочный завод?

Михаил Травецкий: Не планирует. Мы держим курс на производство молока европейского качества для поддержки здоровой украинской нации.

На сегодняшний день, чем больше я работаю в этом бизнесе, тем больше возможностей я вижу. При желании можно очень многого добиться. Я верю, что «мы родились, чтоб сказку сделать былью»! И это мы Вам докажем ;)

Latifundist.com: Благодарим за содержательную беседу и оптимизм!

Елена Субота, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus