Евгений Семененко: Мы разрушили стереотип, что в Украине нет своих качественных СЗР

Евгений Семененко
Евгений Семененко, директор компании «Укравит Агро»
Источник фото: Latifundist.com

Компания UKRAVIT с первых дней создания была вынуждена идти «против течения». Поскольку Украина долгое время импортировала средства защиты растений, для агрономов априори не существовало отечественного производителя. Несмотря на это, сегодня компания занимает почти 9% рынка и стремительно рвется в первую тройку лидеров. Каков «портрет» среднестатистического украинского агронома, почему более «дешевое» СЗР не обязательно «хуже», и какие возможности предоставит новый научно-исследовательский комплекс UKRAVIT площадью более 2000 кв.м, в интервью Latifundist.com рассказал директор компании «Укравит Агро» Евгений Семененко.

Latifundist.com: Каким было первое впечатление украинского агрария, когда он узнавал о существовании отечественных СЗР?

Евгений Семененко: Раньше у аграриев существовало предубеждение относительно того, что в Украине существует собственное производство СЗР. Не только у сельхозпроизводителей, но и у дистрибьюторов. Выработался стереотип, что украинских СЗР не существует в природе. В этом смысле вдвойне приятно было наблюдать недоумение фермеров, которые впервые посещали наше производство в Черкассах. Дескать, «мы не знали, что в Украине такое есть». Но это было 5 лет назад.

Сейчас многие знают о нашей продукции. На днях открытых дверей, которые мы регулярно проводим для сельхозпроизводителей, они видят высокотехнологичные химические производства, массу линий для порошков, суспензий, эмульсий, водных растворов. Это не бочки, в которых колотят непонятно что. Сегодня люди понимают, что в подвальных условиях невозможно сделать многокомпонентный протравитель или фунгицид. Это просто нереально.

Новые горизонты агрохимии: выбирай украинское
Читать по теме

Все образцы создаются в лабораторных условиях, испытываются, экспериментально вносятся на полях. Мы оцениваем эффективность, что-то меняют агрономы, химики в лабораториях. И только после этого получаем готовый продукт, который можно запускать в промышленное производство и реализовывать потребителям.

Latifundist.com: Представим, что я — аграрий, который сомневается в выборе СЗР, например, для борьбы с клещом. По привычке думаю, что импортные препараты по умолчанию лучше. Продукция UKRAVIT привлекает гораздо меньшей ценой, но, с другой стороны, это же и настораживает. Убедите сомневающегося фермера.

Евгений Семененко: Буквально один пример. В этом году было заложено порядка 30 демо-участков с использованием наших систем защиты растений. Уточняю: не с использованием наших продуктов в системах защиты, а именно наши системы в хозяйствах, которые ранее не работали с продукцией UKRAVIT. Так вот, в нынешнем году в хозяйстве в Черкасской области (зембанк порядка 40 тыс. га) обработали сою, страдавшую от паутинного клеща. Почти все посевы обрабатывались другой продукцией, только 50 га — нашим препаратом «Антиклещ Макс». После этого наш региональный представитель взял агронома, поехал с ним на поле, через микроскопы пересмотрели посевы. Эффективность по сравнению с импортными аналогами оказалась абсолютно одинаковой. Но уровень затрат на гектар совсем другой.

Latifundist.com: А точнее?

Евгений Семененко: Наши препараты обошлись в сумму около 600 грн/га, а препараты конкурентов — 1000 грн/га и более. Другой пример: уже четвертый год мы производим десикант с действующим веществом дикват дибромид. У нас заключен контракт на его прямые поставки компанией Syngenta. Сравните наш десикант, стоящий для конечного потребителя от $4,7 до немногим более $5, и Реглон от Syngenta, который стоит чуть более $7. Возьмите подсолнечник: расход 3-4 л/га умножаем на $2 разницы с другими препаратами и получаем результат. Многие уже в этом убедились на практике.

Читать по теме: АгроМатематика. Чтобы подсолнечник был еще более рентабельным

Latifundist.com: Т.е. всем сомневающимся рекомендуете обратиться к аграриям, которые уже попробовали Ваши препараты?

Евгений Семененко: Конечно. Даже не столько рекомендуем, обычно сами люди спрашивают, кто уже ранее использовал тот или иной препарат. Человек хочет вживую убедиться, как он работает. Есть хозяйства, которые пользуются нашей продукцией более 10 лет и принципиально не переходят на другую. Наша линейка позволяет разработать системы защиты абсолютно для всех полевых культур. Можно также защитить сады и виноградники, чем мы сейчас активно занялись. Кстати, этот сегмент рынка еще практически не охвачен. В этом году мы над ним усиленно работаем, уже есть продукты, которые дают хороший результат.

Latifundist.com: Расскажите немного подробнее об этом направлении.

Евгений Семененко: У нас разработаны инсектициды и фунгициды для садов и виноградников. В тестовом режиме мы предоставили нескольким хозяйствам нашу продукцию для испытания. Даже лично я обрабатываю у себя дома виноград и другие культуры нашей продукцией. У нас есть фасовки для приусадебных участков. Агроном расписал, когда и что делать. Пока никаких вопросов нет, все замечательно.

Latifundist.com: Есть ли у Вас какие-то предложения по нишевым культурам?

Евгений Семененко: Да, конечно. Хотя в основном мы нацелены на весь промышленный сектор. Завозить ДВ и все компоненты на что-то отдельное нет смысла. В нашем каталоге есть продукция, которая может полностью использоваться на данных культурах. Для гороха, например, есть множество продуктов, которые в этом году прекрасно себя зарекомендовали. Мы испытываем препараты и расширяем регистрацию для применения на этих культурах, увеличиваем спектр действия препаратов. У нас есть масса продуктов, которые вообще не имеют аналогов.

Latifundist.com: Возникают ли проблемы с резистентностью к действию тех или иных препаратов?

Евгений Семененко: Да, это неизбежно. Понимаете, мы постоянно движемся вперед, постоянно выходит 3-5 новых продуктов, которые заменяют предыдущие. К тому же, у нас есть ряд агрономов, которые хотят получить только какой-то определенный продукт. Мы им не отказываем, просто уменьшаем производство с учетом спроса. Но в целом ведутся новые разработки продуктов, которых никогда и не было.

Latifundist.com: Как в этом году изменились условия продажи СЗР? В чем особенность этого года, по сравнению с прошлым?

Евгений Семененко: Условия не изменились. Для части продукции мы уменьшили цену, пошли навстречу нашим аграриям. Но в целом как была предоплата и кредитные условия, так и остались. Особые существенные изменения не было смысла проводить.

Latifundist.com: В этом году выросли продажи продукции?

Евгений Семененко: Да, на 20%. Причем по всей линейке. Это лишний раз говорит о том, что в СЗР используют всю линейку, а не выбирают какие-то определенные препараты.

Latifundist.com: Нынешний сезон в контексте климатических условий был особенным?

Евгений Семененко: Еще бы. Сначала были заморозки, потом засуха. Две недели назад был в Херсоне — там все выгорело. Озимая пшеница частично вымерзла и там, где должны были собирать хороший урожай, собирали минимум.

Климатический удар: спасение — в орошении
Читать по теме

Latifundist.com: Какие критерии для Вас ключевые при совершенствовании препаратов?

Евгений Семененко: Это, в принципе, общая тенденция. Если раньше можно было брать один продукт, с одним ДВ, добавлять туда что-то другое, то сегодня наше производство позволяет делать двух-, трех- и даже четырехкомпонентные продукты. Это, в свою очередь, позволяет при минимальных затратах получать максимальную эффективность. Не нужно вносить много разных препаратов, достаточно использовать один, который обеспечит защиту от болезней и вредителей.

Latifundist.com: На каком этапе находится строительство лабораторного центра в Черкассах?

Евгений Семененко: Сейчас идет процесс обеспечения оборудованием и обучение персонала. Еще немного — и мы анонсируем открытие. Это будет самый мощный в стране научно-исследовательский комплекс площадью более 2000 кв.м. Здесь не только контролируются действующие вещества, но и проводится анализ почвы, растений, остатков пестицидов, проверка на наличие минеральных элементов. Также разрабатываем новое для Украины микроудобрение на базе кремния, что поможет защитить растения в условиях достаточно жесткого климата.

Latifundist.com: Каков сейчас обобщенный портрет украинского агронома? Старая школа уходит? Если да, то появляется ли на ее месте новая?

Евгений Семененко: Трудно представить усредненный портрет. Многое зависит как от самого агронома, так и от собственника. Некоторые жалуются, что владелец не пускает на курсы и семинары, такие агрономы черпают информацию только из интернета или по каким-то каталогам. С другой стороны, есть прогрессивные агрономы, которые идут в ногу со временем, используют все высокоинтенсивные технологии для получения больших урожаев.

Хотя опять же, у всех разный бюджет. И тут уже не вопрос «школы». Мы можем посеять отечественные гибриды, но есть Monsanto, Syngenta, Limagrain, где потенциал заложен более высокий. Если хотим получить потенциал, который заложен в той же кукурузе, нужно выдерживать систему минерального питания для растений, обработку почвы, правильную систему защиты. Если сэкономим на гербицидной или фунгицидной обработке, то вряд ли получим нужный результат.

Latifundist.com: Еще есть старожилы, которые работают по старинке, условно говоря, по советским учебникам?

Евгений Семененко: Почти не осталось. Прогресс затронул все сферы сельского хозяйства. Вы посмотрите, что раньше на полях работало, какие комбайны, трактора, и что сейчас. Так же и в нашей сфере используют прогрессивные технологии. По старинке уже не пройдет.

Latifundist.com: А что касается «новой школы» агрономов?

Евгений Семененко: Она существует, но им есть еще куда расти. Даже выпускники факультета защиты растений нашей аграрной академии, которых рекомендовали как лучших, оказались, мягко говоря, не совсем готовыми. По моему мнению, чтобы быть специалистом, нужно не только читать учебники. Есть «полевые профессора», которые готовы брать студентов с собой в поля. Пришла осень, посевная — выполняем протравливание семян и т.д. Весна, обработка — вносим первые гербициды. Только тогда они получат понимание всего процесса.

Latifundist.com: Какие-то особенности выделили в современных украинских агрономах?

Евгений Семененко: Раньше проблему решали уже после ее возникновения. Условно говоря, появился жук — убираем, проявилась  болезнь — устраняем.  Сейчас переходят больше к профилактике, предотвращению появления болезней, вредителей. Не повсеместно, но большинство к этому идет.

Latifundist.com: Спасибо за интервью!

Константин Ткаченко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу рассылку

Выполнено с помощью Disqus