Галина Ковток: Работать в сельском хозяйстве — это верить в мечту

Галина Ковток, операционный директор агрохолдинга UkrLandFarming
Джерело фото: Latifundist.com

В разгар уборочной кампании агрономы переживают за урожай, а менеджеры — за его реализацию. И чем больше земли у компании, тем больше головной боли у руководителей. В рамках пресс-тура UkrLandFarming команде Latifundist.com удалось пообщаться с операционным директором агрохолдинга Галиной Ковток о проблемах с пшеницей, прибыльном животноводстве, долгах в 50 млн грн за молоко и сказке об «Укрзализныце».

Latifundist.com: Галина Ивановна, расскажите об уборочной кампании в UkrLandFarming. С какими трудностями пришлось столкнуться?

Галина Ковток. В этом году уборочная кампания началась значительно раньше, чем мы ожидали. Впрочем, такая ситуация наблюдается не только в нашем агрохолдинге, но и по всей стране в целом. Тем не менее у нас уборка урожая проходит без особых трудностей. В этом году качество пшеницы оставляет желать лучшего. В частности, в отделениях на Западной Украине из-за обильных дождей много головневой пшеницы. У нас есть пути реализации этого зерна. Вместе с тем у нас высокие ожидания от кукурузы. Ирония судьбы: дожди летом, повредившие урожай пшеницы, дали хороший прирост кукурузе. Хоть агрономы и запрещают об этом говорить (смеется), но я все-таки скажу: мы планируем получить очень хороший урожай этой технической культуры и надеемся, что она сможет компенсировать потери компании из-за пшеницы.

Уборочная кампания в UkrLandFarming

Latifundist.com: Насколько сильно погодные условия повлияли на урожай пшеницы? Какое соотношение продовольственной и фуражной пшеницы?

Галина Ковток. Существенно повлияли, особенно на второй класс пшеницы. У нас его очень мало. Что касается фуража, то такого зерна также мало. Иногда у нас возникает ситуация, что шестого класса пшеницы, необходимого для паев или кормов, катастрофически не хватает. В этом году основной урожай пшеницы принадлежит к третьему классу. Жаль, конечно. Ведь перед дождями мы видели на полях хороший потенциально биологический второй класс. Но, как я уже говорила ранее, дожди на Западной Украине, которые местами длились более месяца, существенно понизили качество зерна. Сегодня у нас есть проблемы с проросшей пшеницей, головней и прочее.

Пшеница

Latifundist.com: Какими результатами урожайности можете поделиться?

Галина Ковток: Многие почему-то говорят, что этот год — не рапсовый. Мы же получили достаточно хороший урожай — более 3 т/га — и видим хорошую цену на рынке. Что касается пшеницы, то по состоянию на 9 августа мы собрали 95% урожая со средним показателем 5 т/га. Максимальная урожайность пока что составила 5,77 т/га — мы имеем потенциально неплохой урожай, если не брать во внимание качество зерна. По другим культурам информация появится позже, когда будет обмолот подсолнечника и сои. Похоже, что уборочная этих культур также начнется на неделю раньше.

Latifundist.com: Изменился ли земельный банк UkrLandFarming за этот сезон? Планируете наращивать количество земли в ближайшее время?

Галина Ковток: Наш земельный банк увеличивается только органически. Существенных покупок в последнее время не было. Если же посчитать, то с начала текущего года земельный банк увеличился где-то на 4 тыс. га, не более, и сегодня он составляет 570 тыс. га.  

Наш земельный банк увеличивается только органически

Latifundist.com: Будут ли какие-нибудь изменения в севообороте компании?

Галина Ковток: За последние годы севооборот уже настолько хорошо спланирован и стабилен, что никаких изменений не ожидается. У нас обычный севооборот: кукуруза, подсолнечник, пшеница, рапс, соя — этими культурами засеяны наши основные площади. Мы немного увеличим площади под рапсом. Конечно, мы выращиваем те культуры, которые дают наибольшую рентабельность. Как видим, в этом году рапс показал очень хороший результат. Последние партии мы продавали в порту по 14 тыс. грн, а это достаточно хорошая цена. Поэтому мы сейчас рассматриваем возможность увеличения площадей под этой культурой. В остальном же изменений не будет. Как бы мы ни хотели засеять все подсолнечником, с технологической и агрономической точки зрения это невозможно.

Latifundist.com: В одном из последних интервью Олег Бахматюк заявил, что в UkrLandFarming на 80% сократили дистрибуцию. С чем связано такое решение?

Галина Ковток: Главная причина такого решения — необходимость использовать большие оборотные средства для работы дистрибуции. Ведь как это работает: сначала надо закупить товарно-материальные ценности, все входящие ингредиенты для работы сельхозпредприятия — не только нашего, но и контрагентов, и только после их продажи третьей стороне получать деньги послеоплатой, иногда после уборки урожая, а иногда и с рассрочкой. Поскольку мы не могли выделить столько оборотных средств на внешнюю деятельность, мы приняли решение уменьшить деятельность дистрибуции.

Latifundist.com: Что из дистрибуции осталось сейчас?

Галина Ковток: Услуги дистрибуции мы оставили в нескольких регионах. В основном это техника, семена и часть средств защиты растений. Но это далеко уже не те объемы, которые были раньше — в принципе, осталось около 20-30%.

Галина Ковток

Latifundist.com: Какие дальнейшие планы на дистрибуцию? Будете уменьшать объемы?

Галина Ковток: Пока планируем стабилизировать работу этого направления, а потом будем смотреть и анализировать развитие.

Latifundist.com: Во что планируете инвестировать деньги в ближайшем времени?

Галина Ковток: Мы планируем инвестировать деньги в тракторно-комбайновый парк, провести капремонт техники. В целом, планируем развивать те направления деятельности, которые приносят прибыль. Мы уже 4-й сезон не запускаем в работу сахарные заводы и пока что не планируем вкладывать средства в сахарную отрасль. Наша компания сосредоточилась на растениеводстве, элеваторных мощностях. Ведь наши элеваторы успешно работают со сторонними поклажедателями. Также в краткосрочных планах развитие молочного животноводства. Укрлендфарминг — крупнейший производитель молока в Украине. Сейчас мы активно оборудуем на наших фермах новые доильные залы, внедряем канадские методы животноводства. Мы развиваем эту отрасль и считаем, что животноводство — перспективное и оно очень логично в цепочке с растениеводством. К тому же животноводство дает дополнительные рабочие места.

Мы планируем инвестировать деньги в тракторно-комбайновый парк, провести капремонт техники

Latifundist.com: В UkrLandFarming развивают животноводство, в первую очередь, ради рабочих мест для сельского населения или нашли экономику в этой отрасли?

Галина Ковток: В первую очередь, мы в этом направлении зарабатываем деньги. Но при этом социальный фактор очень важен. К сожалению или к счастью, КРС всегда был более социальной отраслью, нежели коммерческой. Но сегодня мы имеем множество неприятных инцидентов. К примеру, ситуация с гадячским молокозаводом «Гадячсыр» и его долгом перед компанией в более чем 50 млн грн. Скажите, какая компания может выдержать такие финансовые нагрузки? Мы более месяца назад отгрузили молоко и по сей день не получили деньги за сырье! Как нам просчитывать экономику, если мы не знаем, когда получим эти деньги, если доллар вчера был одной стоимости, а завтра будет другой? А нам ведь надо покупать удобрения, и кто знает, какой будет цена. Поэтому трудно сказать. Хочется, чтобы животноводство было не социальным проектом, а эффективным бизнесом. И вместе с этим мы бы предоставляли рабочие места в селах, где людям, по сути, некуда идти работать.

Latifundist.com: Как Вы считаете, реально ли в Украине сделать эффективный молочный бизнес в современных условиях?

Галина Ковток: Верю в то, что это возможно. И даже имею цифры, которые подтверждают, что мы уже это делаем. Когда-то, в самом начале работы, у нас стояло задание сделать животноводство неубыточным. Мы стремились к тому, чтобы этот социальный проект хотя бы не требовал ежемесячных покрытий убытков. Мы этого достигли. Потом мы поставили перед собой другую цель — зарабатывать на этом. И это реально. Вы посмотрите, какая сейчас цена на молоко — 9-10 грн/л, и это в летний период. Таких цен раньше не было. И если молокозавод вовремя с нами рассчитывается, то для нашей компании животноводство — это прибыльный бизнес.

Агрохолдинг UkrLandFarming развивает животноводство

Latifundist.com: Какая рентабельность молочного бизнеса в ULF?

Галина Ковток: На разных фермах цифры отличаются. Это зависит от условий содержания, породы, даже от директора и работников. В целом рентабельность колеблется от 10 до 20%, и это реальные показатели, которых достигают сегодня наши предприятия.

Latifundist.com: А что с мясным животноводством? Это также успешный бизнес?

Галина Ковток: С этой отраслью ситуация сложнее. Ведь если от молока мы получаем деньги ежедневно и сразу можем использовать их в обороте, то от рождения теленка до сдачи его на мясокомбинат проходит 18-20 месяцев. Это тот период, когда мы только вкладываем и не получаем ничего взамен. Поэтому здесь можно говорить о том, что мясной бизнес менее прибыльный, чем молочный. Для мясного животноводства 5-10% — это хорошая рентабельность.

Latifundist.com: На какие мясокомбинаты Вы сдаете животных?

Галина Ковток: На все мясокомбинаты, которые принимают и предлагают хорошую цену. Мы проводим внутренний тендер, где определяем, кто дает лучшую цену и имеет хорошую репутацию по выплатам, чтобы не иметь потом проблем. Поэтому мы работаем со многими мясокомбинатами страны.

Latifundist.com: Все же история с Гадячем дала определенный опыт.

Галина Ковток: Конечно! Эта история нас многому научила, на многое повлияла, дала нам ценный опыт, пускай и негативный. Часто бывает такое, что скот продают живым весом, экспортируют. Есть фирмы, которые собирают партии КРС, ставят их на карантин, а потом отправляют за границу. Такое тоже есть. Очень многие предприятия являются племрепродукторами и племзаводами, и мы также стараемся продавать не только мясо. У нас имеется хорошее племенное стадо, мы развиваем поголовье качественного здорового скота и с удовольствием продаем его другим животноводам.

Коровы агрохолдинга UkrLandFarming

Latifundist.com: А как насчет зерна? Какая часть идет на экспорт, а какую реализовываете на внутреннем рынке?

Галина Ковток: Каждый год по-разному, и все зависит от культуры. К примеру, подсолнечник весь реализовываем на внутреннем рынке. Куда ж ему на экспорт? Он имеет экспортную пошлину, к тому же Украина — наибольший производитель подсолнечного масла. Поэтому маслоперерабатывающие заводы — наш главный клиент. Что касается сои, ситуация та же. К счастью, в нашей стране есть много перерабатывающих предприятий, которые охотно покупаю сою. Исторически так сложилось, что всю законтрактованную пшеницу мы продаём «Аграрному фонду», с ним мы работаем давно и довольны сотрудничеством. Все, что остается, а также кукуруза и рапс идет на экспорт. Внутри страны продаются только какие-то зерноотходы или небольшие партии, который покупают контрагенты.

Исторически так сложилось, что всю законтрактованную пшеницу мы продаём «Аграрному фонду»

Latifundist.com: А что с сахарной свеклой? Насколько нам известно, в севообороте компании этой культуры нет вообще.

Галина Ковток: Нет. В прошлом году мы посеяли небольшое количество сахарной свеклы, но это было сырье для продажи, а не на переработку на собственных мощностях. И пока что мы полностью отказались от этой культуры и от ее переработки.

Latifundist.com: Нет опасений, что после простоя запуск заводов обойдется очень дорого для ULF?

Галина Ковток: Опасения есть и, скорее всего, они оправдаются. Но все 4 года, пока заводы стоят, мы поддерживаем оборудование в надлежащем состоянии. Каждый год завод требует очень больших капиталовложений в его запуск. Будет ли это текущий год или следующий, деньги нужны немалые. Заводы заработают, когда мы будем видеть перспективу в сахарной отрасли, будем понимать, что можем заработать на каждой тонне выращенной свеклы.

Latifundist.com: Вы говорили, что одно из перспективных направлений работы агрохолдинга — элеваторы. Планируете в ближайшем времени наращивать мощности хранения?

Галина Ковток: На данный момент у нас нет такой необходимости. Все зерно полностью помещается в существующих хранилищах. Более того, минимум полмиллиона тонн зерна мы можем привлечь от сторонних поклажедателей. В нашей истории бывало и такое, когда мы миллион тонн привлекали. Сейчас оборот всех элеваторов УЛФ составляет 2,6-2,8 млн т. И создание наших элеваторов было направлено на то, чтобы много принимать и вовремя отгружать зерно. И мы можем переваливать еще больше зерна. Поэтому необходимости в дополнительных мощностях у нас пока нет. Хотя точечно такая потребность иногда возникает. Так, в этом году мы увеличили мощности двух элеваторов (Олиевского элеватора в Житомирской области на 20 тыс. т и Тернопольского элеватора на 20 тыс. т) в течение весны и лета текущего года. Мы увидели, что эти элеваторы не справляются со всем валом зерна, и поэтому поставили еще силосы. Инвестиции себя окупают. Если мы увидим необходимость увеличения мощностей на других элеваторах, то будем это делать. Все элеваторы Укрлендфарминга рассчитаны на значительно большую мощность — у нас два самых больших элеватора в Европе (почти по 500 тыс. т единовременного хранения каждый). И есть еще маленькие, как мы их называем, по 100 тыс. т, у которых проектная мощность составляет по 300 тыс. т. Поэтому у нас нет проблем с наращиванием мощностей.

Элеватор компании UkrLandFarming

Latifundist.com: Вам хватает вагонов для отгрузки зерна?

Галина Ковток: Нет, катастрофически не хватает. Наши мощности позволяют отгружать по 250 вагонов в сутки, но их просто нет.

Latifundist.com: Вы подсчитывали финансовые потери от нехватки вагонов «Укрзализныци»?

Галина Ковток: Мы не подсчитывали, а стоило бы. Поскольку, когда мы из Тернополя возим машинами зерно в порт и несем на каждой тонне дополнительно 700-800 грн затрат, это большие вложения. Ко всему еще срывы на кораблях, срывы контрактов. На самом деле, это очень большая проблема. И даже машин в горячую пору всегда не хватает. Более того, уже дважды «Укрзализныця» должна была поднять тарифы. Нам сложно прогнозировать затраты. А как будет дальше? Иногда, особенно, когда пользуемся наемными парками вагонов, нам выставляют просто огромные цифры. Поэтому говорить о потерях сложно.

Из-за нехватки вагонов «Укрзализныци», UkrLandFarming теряет на каждой тонне дополнительно 700-800 грн

Latifundist.com: Много контрактов потеряли из-за проблем с логистикой?

Галина Ковток: Мы не потеряли контракты, но могли бы меньше потратить на логистику, а это важно, ведь эти деньги могли пойти на модернизацию, на ремонты и прочее.

Latifundist.com: У Вас уже есть свои наработанные методы получения от «Укрзализныци» вагонов?

Галина Ковток: Есть методы запрашивания этих вагонов, но, мне кажется, чем больше я прошу, тем меньше мне их дают. Вот такая у нас арифметическая регрессия. К сожалению, новая система не работает вовсе. Мы очень волнуемся за новый сезон, как мы будем с октября отгружаться. И это при том, что мы для «Укрзализныци» — очень хороший и выгодный партнер. Наши мощности позволяют отдавать им вагоны через 4 дня, а не через месяц, как другие клиенты. На нашем примере «Укрзализныця» могла бы улучшить эффективность. Но почему-то наши цели идут вразрез. И это сложно. Ведь когда мы строили наши элеваторы, на первом месте у нас было наличие железной дороги, чтобы УЗ могла давать нам по одному, а то и по два маршрута в сутки. В этом году мы экспериментально отправляем с нашего Заводского элеватора по 86 вагонов в сутки. А это, на минуточку, полтора состава. Это много.

Когда мы строили элеваторы, на первом месте у нас было наличие железной дороги

Latifundist.com: Как Вы считаете, есть ли вероятность, что когда-нибудь (в далеком будущем) «Укрзализныця» перестанет быть монополистом железнодорожных перевозок?

Галина Ковток: Сейчас для меня это сказка. За 19 лет я слышала многое. Мы были в надежде и в ожидании чего-то грандиозного перед запуском электронного распределения вагонов. Мы сейчас ждем улучшений и каждый раз верим в чудо. Вообще, мне кажется, в сельском хозяйстве работают только те люди, которые после каждого удара поднимают голову и говорят: «Бог так дал, но будет лучше». Мы действительно каждый раз верим в лучшее, что все изменится.

Latifundist.com: Благодарим за беседу! И, как всегда, верим в лучшее.

Екатерина Никончук, Latifundist.com

Дізнавайтесь першими найсвіжіші новини агробізнесу України на нашій сторінці в Facebook, каналі у Telegram, завантажуйте додаток у AppStore, підписуйтесь на нас у Instagram или на нашу розсилку.

Виконано за допомогоюDisqus