Сегодня ты играешь джаз, а завтра строишь биогаз. Аграрная симфония Сергея Тарасова

Сергей Тарасов
Сергей Тарасов, основатель группы компаний I&U Group

Аграрная симфония! Этот симбиоз музыки и агро вот уже 26 лет на Кировоградщине создает бывший музыкант, а нынче аграрий до мозга костей Сергей Тарасов. В его управлении огромный аграрный «кабриолет»  агрохолдинг I&U Group, к которому из года в год добавляются современные аксессуары. Из последних  уникальный для всей Европы биогазовый завод, способный переработать любое аграрное сырье. В планах компании  наращивать земельный банк, развивать новые направления и держать марку сахарозаводчиков. При этом его беспокоит и судьба соседей-фермеров. Так началась история первого украинского кооператива. Словом, некогда скучать! Сергей Дмитриевич пару лет как отошел от операционного управления и занимается стратегией. В меру демократичный и авторитарный  линия где-то посредине. Видит всегда и все даже из-за угла (дают о себе знать 20 лет аграрного стажа). Как и куда далее идет агрохолдинг? Об этом в эксклюзивном интервью Latifundist.com рассказал основатель агрохолдинга I&U Group Сергей Тарасов.

Latifundist.com: Вы запустили биогазовый завод. Расскажите, как родилась идея его создания? Каковы его мощности, в чем «изюминка»?

Сергей Тарасов: Задача этого завода  утилизация отходов производства в биогаз и параллельно получение прибыли. Его мощность  6 МВт. Ежегодно биогазовый завод будет производить 48 180 МВт «зеленой» электроэнергии. По оптимистическим расчетам, завод выйдет на полную проектную мощность (6 МВт) до 1 октября 2020 года. На собственные цели I&U Group будет потреблять 8% производимой «зеленой» энергии, а остальная будет отдаваться в общую энергосеть Украины. Остатки от производства биогаза будут перерабатываться на биоудобрения: ежегодно комплекс будет производить 10-12 тыс. т твердых минеральных удобрений и 80,3 тыс. т жидких удобрений. Кроме того, он существенно улучшит экологическую ситуацию вблизи завода и поселка Капитановка: совокупно будут сокращены выбросы CO2 на 18 тыс. т в год.

Проект реализовывался совместно с ЕБРР. Я благодарен ЕБРР в лице вице-президента Алана Пию за доверие к нашей компании и финансовую поддержку. Их общий курс на реализацию экологических проектов и энергосбережение помог нам запустить первый в Украине и в целом в Европе уникальный биогазовый комплекс, который способен перерабатывать любые биоотходы. При этом экономика производства «зеленой» энергии отличается не слишком. Кроме того, я хочу поблагодарить всех наших партнеров: Фонд чистых технологий, компании AAT Abwasser und Abfalltechnik GmbH, Formtec Spezialschalungs GmbH & Co, «НПП-фирма Будинжсервис», «Газинтех», «Энерголюксмонтаж», «Цукроавтомат-ИНЖ», юридическую компанию ADER HABER, коллектив «Новомиргородский сахар» и всех, кто вместе с нами работал все это время.

Новый биогазовый завод I&U Group

Latifundist.com: Какова, по Вашим оценкам, окупаемость проекта с учетом фактора подписанного меморандума между правительством и производителями «зеленой» энергии? 

Сергей Тарасов: Окупаемость завода планировалась в пределах 7 лет. Но сейчас мы видим ряд возникших дополнительных факторов, влияющих на экономику завода, например, засуха приведет к удорожанию главного сырья, необходимого для работы завода (силос). Что касается «зеленых» тарифов: правительство подписывало меморандум с производителями, использующими энергию солнца и ветра, а доля биоэнергии в «зеленой корзине» небольшая. Производство биогаза, в отличие от других видов «зеленой» энергии, требует больших операционных затрат. Это надо четко понимать. Если государство частично их не компенсирует, тогда могут быть плохие последствия. На биогазовом заводе просто так рубильник не включишь/выключишь  это же микробиология, живые бактерии. Попробуй его запустить обратно. Я думаю, что со временем правительство с пониманием отнесется к проблемам «зеленой» энергии, потому что в развитие направления украинский бизнес инвестировал большие свои и заемные средства. Соглашения надо выполнять. 

Latifundist.com: Чего еще не хватает, чтобы привлечь инвестиции в страну?

Сергей Тарасов: Украине нужны реформы. Бизнес не должен знать фамилию главы налоговой службы или генпрокурора. Спросите на Западе кого угодно: «Кто возглавляет налоговую?» В ответ ничего не услышите. 

Если честный бизнес не будет знать фамилию начальника налоговой администрации, всех силовиков, а министров будет слышать только в новостях  значит, у него нет проблем. Тогда реформы можно назвать успешными. 

Latifundist.com: Вы во вступительном слове сказали, что завод  это часть большого 7-летнего проекта компании на сумму 110 млн. Куда дальше движется I&U Group?

Сергей Тарасов: Биогазовый завод  это часть семилетнего проекта. И ключевое слово в его производственной философии  переработка отходов любого аграрного производства. Уникальность данного завода  это технология, позволяющая перерабатывать практически любой вид аграрного сырья, и производственные показатели не особо будут меняться. На старте завод работает на силосе. Дальнейшая задача  довести его долю до 7-10% в сырьевой массе, а остальное заменить отходами из другого производства. Какого — пока не буду говорить.

Уникальность данного завода — это технология, позволяющая перерабатывать практически любой вид аграрного сырья, и производственные показатели не особо будут меняться. На старте завод работает на силосе. Дальнейшая задача — довести его долю до 7-10% в сырьевой массе, а остальное заменить отходами из другого производства.

Latifundist.com: Ранее упоминали, что Вам интересно идти в птицеводство. Можете рассказать больше: яйцо или курица?

Сергей Тарасов: Мы изучаем эту тему. Она нам интересна. Но многое зависит от того, пойдет инвестор в Украину или нет. Многое упирается в финансирование и инвестиционные условия в стране.

Биогазовый завод I&U Group

Latifundist.com: Озвучьте инвестиционные планы I&U Group.

Сергей Тарасов: Очень тяжелый год. Когда выезжаю в поле, у меня сердце кровью обливается от того, что я вижу. Скорее всего, многие агрокомпании свернут инвестпрограммы, потому что это вопрос выживания. Я думаю, что будут большие кассовые разрывы у многих, и их нужно будет чем-то закрывать. Поэтому все запланированные на инвестиции деньги пойдут на закрытие операционных проблем. Мы  не исключение. 

Latifundist.com: То есть агробизнес поставит на паузу свои инвестиционные планы в масштабах Украины?

Сергей Тарасов: Как минимум на год инвестпланы многие агрокомпании поставят на паузу. Это точно. Может быть другой вариант: реформы запустят, поменяется инвестиционный рейтинг страны и мультипликатор, тогда больше инвестиций можно привлечь, а значит  быстрее завершить свои инвестпрограммы. Но этот вариант требует проведения реформ. 

Latifundist.com: Компания I&U Group преимущественно занимается растениеводством (ключевое  выращивание свеклы), а потом уже идет переработка. Третий год наблюдаем убытки в сахарной отрасли. Как можно исправить ситуацию в масштабах страны?

Сергей Тарасов: Есть две позиции. Первая  либеральная: рынок все отрегулирует  слабые умрут, сильные выживут, поделят рынок и будут между собой договариваться. Многие раньше так и считали, но сейчас в мире это редкость. 

Вторая  за счет прибыльных направлений поддерживать отстающие, чтобы как минимум сохранить градообразующие предприятия в регионах. Если государство социально направленное, то часть сверхприбыли оно отдает как раз на поддержание таких отраслей, чтобы в будущем застраховать не только людей, но и себя, в частности, от угрозы неконтролируемого импортозамещения. 

Latifundist.com: То есть без участия государства решить этот вопрос не получится никак?

Сергей Тарасов: Да. 

Latifundist.com: Речь о том, что в рамках существующей системы господдержки надо выделить отдельное направление, например, нужна госдотация на выращивание 1 га свеклы? 

Сергей Тарасов: Это правительство должно разработать, а варианты могут быть разные. Например, можно привязаться к гектару выращивания свеклы, либо же к тонне произведенного сахара. Тут главное  желание поменять ситуацию и сохранить отрасль. Пока такого желания нет. Если вы помните, то в советское время Украина производила 6 млн т сахара и экспортировала его в Россию, Казахстан, Узбекистан. Сейчас ситуация другая. Украине необходимо для внутреннего потребления чуть больше миллиона тонн сахара, заводов осталось очень мало. Сколько реально производится сахара  1,1-1,2 млн т  никто не знает, потому что нет нормальной статистики. Надо также понимать, сколько нужно заводов, что делать с теми заводами, которые не впишутся в этот план перезагрузки.

В этой плоскости, кстати, частичный ответ вопрос: «А что надо делать с биогазовым заводом, если сахарный не нужен?» Если сахарный завод умрет без поддержки, то нужно развивать другое направление. Бизнес не может нести на себе долго вот эти убытки и решать социальные проблемы. Это не задачи бизнеса. Невыгодно  закрыли. А дальше что? Нужно заменить чем-то другим. Над этим мы и работаем. И оставшиеся 70-80 млн в рамках этого семилетнего проекта как раз и будут направлены на открытие параллельного производства, способного быстро перепрофилироваться, если сахарная промышленность съежится до минимума. 

Пыль в глаза: откуда берутся пылевые бури и Как на это влияет сельское хозяйство
ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ

Latifundist.com: Какой урожай свеклы ожидает собрать I&U Group и сколько произвести сахара? 

Сергей Тарасов: В Украине посеяли в 2020 году 220 тыс. га сахарной свеклы. Свеклы будет мало: год тяжелый  обычно собираем 50 т с 1 га свеклы, но в этом году будет гораздо меньше. Из-за ветровых бурь я дважды пересевал 70% полей. Плюс нехватка влаги. Затраты большие, поэтому большого урожая не ожидаем. У других по рынку то же самое. В целом по Украине ожидают производство 1,1 млн т сахара, но я считаю этот прогноз очень оптимистичным. 

В Украине посеяли в 2020 году 220 тыс. га сахарной свеклы.

Latifundist.com: Пройдемся по структуре продаж продукции. Какое у Вас соотношение продаж на внутренний рынок и на экспорт?

Сергей Тарасов: На данный момент  50/50. Не планирую его менять. Все зерновые традиционно мы продаем на экспорт, поскольку находимся недалеко от порта. Сахар перестали экспортировать, потому что очень низкие мировые цены на сахар-сырец, продаем только на внутренний рынок. 

Latifundist.com: Недавно был принят закон о кооперации. Знаю, что Вы его поддерживаете. Почему?

Сергей Тарасов: Развитие кооперации  это был первый наш совместный проект с ЕБРР. С того момента мы тесно работаем с банком. Я даже придумал название первому украинскому кооперативу  «Пуск». 

Закон о кооперации  правильный и немного запоздалый документ. Во всем мире этот инструмент активно применяют, а мы только подходим к этому. Кооперация не нарушит баланс конкуренции на рынке, а наоборот  укрепит. Она позволит мелким агропроизводителям объединяться и строить свои перерабатывающие мощности. А дальше за этим последует создание новых рабочих мест, рост уплаты налогов в бюджет, решение социальных проблем в селе и все остальное.

Latifundist.com: Почему Вы пошли в тему кооперативов, у Вас же на тот момент было большое хозяйство?

Сергей Тарасов: Я считаю себя патриотом, а значит, я должен делать правильные вещи для своей страны. Мы внимательно изучили европейский опыт (в частности, Португалии) и увидели, что кооперативы по сути дела богаче своих соучредителей. Кооперация  это шанс Украины вырастить крепкий малый и средний бизнесы. А это важно для укрепления всей бизнес-среды в стране. Нельзя построить счастье в океане несчастья. Когда вокруг бедные голодные фермеры, то некомфортно всем. Когда они объединятся, тогда и в целом будет другая атмосфера на рынке. Лучший мировой опыт должен быть компасом, а не якорем. 

Latifundist.com: Рынок земли. В следующем году украинцы, а через год и юрлица получат право покупать землю, но воспользуются они им или нет — большой вопрос в этой ситуации. По факту это недорынок, «кастрированный». Поменяет ли его запуск в таком виде расстановку сил на украинском рынке?

Сергей Тарасов: Да, рынок «кастрированный». Это нонсенс. Нельзя же быть наполовину беременным. Нельзя было такой рынок вообще делать. Что такое 100 га в одни руки? Этот пункт вяжет по рукам и ногам всех участников. Ко мне приходит фермер, собственник пая и предлагает: купи землю, а я уже купил 100 га. Он идет и продает другим. И вот в этом есть проблема. Рынок должен быть рынком, на шпагате долго не получится. Думаю, что до правительства и парламента дойдет, что земельные правила надо менять, иначе рынок не полетит. Нужно убрать ограничения, которые фактически привели к «кастрации» рынка, в первую очередь  норму о 100 га в одни руки. 

Сергей Тарасов

Нужно также закончить распространять земельные мифы. Когда говорят о рынке земли, то политики накачивают людей страхами и различными ужасами. Хотя по сути дела рынок касается очень малого количества людей: собственников паев и арендаторов. Но рассуждают все! Предлагают референдум провести, ввести французскую или еще какую-то модель рынка земли, не понимая, что доля сельского хозяйства в ВВП любой развитой экономики максимум 3%. При этом у них существуют огромные дотации производителю и все сельское хозяйство работает на внутреннее машиностроение, химическое производство… И с этой вот продукции с добавленной стоимостью агросектор потом дотируют. У нас же другая история: агросектор  12%, но мы не можем при этом позволить себе дотировать сельское хозяйство. Возможно, пришла пора признать, что мы не можем дотировать агросектор, и тогда снять все ограничения на рынке земли. Так будет честно.

Читать по теме: Рынок земли в Украине: все, что нужно знать аграрию

Latifundist.com: А какие хозяйства, на Ваш взгляд, наиболее эффективны сегодня? 

Сергей Тарасов: Вообще самые эффективные хозяйства в Украине размером по 3-5 тыс. га.

Latifundist.com: «Куркули»?

Сергей Тарасов: А что плохого в слове «куркуль»? Это работяга, который кормил страну. Пролетарии забрали все и развалили. А куркули поехали в Аргентину, Австралию, Канаду и там успешно развивались, создавали украинские диаспоры, которые сегодня помогают стране. Еще тогда надо было провести индустриализацию страны. 

Latifundist.com: Украина на аграрном пути уже потеряла свой шанс на успех? Или шанс на рывок сохраняется? 

Сергей Тарасов: Снова-таки надо как можно быстрее уйти от мифов. Рассказы, что у нас самая лучшая земля, самые плодородные черноземы,  это мифы от политиков. На самом деле Украина без мелиорации не построит успешного сельского хозяйства. Потому что сельскохозяйственные риски у нас очень высокие. Мы пережили засуху в 2017 году, а раньше они случались раз в 10, 8, 5, а теперь на третий год. И каждая засуха все жестче и жестче. Перерывы между осадками все больше и больше. В этих условиях без мелиорации весь Юг и центр Украины будет постоянно гореть. Одесса, Николаев, Херсон, юг Кировограда без мелиорации ничего не будут собирать. Проблему нужно решать. Люди будут разоряться. Они не будут заниматься сельским хозяйством уже в недалекой перспективе.

Latifundist.com: Как исправить ситуацию? 

Сергей Тарасов: В Советском Союзе была построена оросительная система. Но потери воды по каналам  50%. Поэтому она не годится, дорого очень. Чтобы юг Украины не превратился в пустыню, необходимо выполнять принятую программу мелиорации и создать отдельный комитет при МЭРТе или же министерство мелиорации. Этот вызов понимает ЕБРР и ЕИБ. Думаю, они также заинтересованы помочь Украине реализовать эти масштабные проекты. Нужна, как и во всем остальном, политическая воля и конкретное решение. 

Latifundist.com: Будет ли компания выкупать свой земельный 50-тысячный банк и наращивать его далее? 

Сергей Тарасов: В управлении компании на сегодняшний день до 50 тыс. га. Буду ли наращивать? Мне бы хотелось увеличить земельный банк вокруг сахарного завода. И да, я буду покупать землю, потому что это необходимый производственный актив. Если не я, то его кто-то другой купит. 

Я приверженец того, что потолок земельного банка в Украине должен быть 50 тыс. га. Это позволит, например, моему сахарному заводу работать и давать рабочие места людям в округе. Возможно, для кого-то это предмет для рассуждений на тему: «О, олигарх»

Latifundist.com: А Вы себя чувствуете олигархом?

Сергей Тарасов: Я до этого времени не получил ни одного цента из бюджета. У меня нет сращивания капитала с властью. Я все построил с нуля. Мне не дали заводик какой-то государственный. Я взял в 2002 году убитый завод с банкротства, который собирались резать на металлолом, восстановил его, модернизировал (снизил потребление газа на производство 1 т свеклы с 56 кубов до 27-28 кубов). 

Latifundist.com: Когда Вы заработали первые аграрные деньги? 

Сергей Тарасов: Как и все  при колхозах. Когда было трудно, существовали бартеры с нефтепродуктами, запчастями. А у меня было предприятие  занималось торговлей зерном. Классическая схема. Начинал, как и все, с быстрых денег. Когда у тебя мало денег, ты работаешь на быстрых деньгах, когда ты уже заработал что-то, ты начинаешь заниматься производством.

Конкретную сумму, честно, не помню. Отношение к деньгам у меня простое: ты помнишь те деньги, которые тебе нужны на еду.

Latifundist.com: А сколько составил Ваш первый заработок в принципе? 

Сергей Тарасов: Первые деньги я заработал не в сельском хозяйстве. Первые деньги я заработал в ресторане музыкантом. По тем временам я был богатым человеком. Все знают, что музыканты в ресторане зарабатывали много  это чаевые. Например, в день я мог зарабатывать, как моя мама за месяц.

Сергей Тарасов

Latifundist.com: А как у Вас так получилось  от рояля в агро?

Сергей Тарасов: Музыка кормить перестала. В начале 90-х люди перестали ходить в рестораны. Нужно было крутиться. В Кировоградской области, кроме сельского хозяйства, ничего не было. У меня выбора не было, мне никто не давал ничего.

Latifundist.com: Вы всего добились своими силами? Или кто-то Вас поддерживал?

Сергей Тарасов: А кто бы за меня это сделал? Фирма создавалась очень просто: ЧП под моим именем, и работает. Она начиналась с меня одного. Потом нанимал людей, росли, и я пришел постепенно к делегированию. Сегодня я уже давно не в операционном управлении, я занимаюсь стратегией.

Latifundist.com: Вы в рынке практически как наша Украина  29 лет. С каким одним словом эта тридцатка у Вас ассоциируется? 

Сергей Тарасов: Пока мы сырьевое государство  это плохо. Но, слава Богу, мы едим свой хлеб. Дальше нужно создать такие условия, чтобы пошли инвесторы и создавали уже более сложные вещи с добавленной стоимостью. 

Latifundist.com: Что Вас в принципе мотивирует идти вперед?

Сергей Тарасов: Это моя жизнь, мне это интересно, я это люблю, я этим живу. Во время открытия завода я испытал огромное удовольствие и счастье. Это то, что останется, об этом будут говорить, этим я могу гордиться.

Latifundist.com: Бизнес  музыка?

Сергей Тарасов: Со стороны, может быть, виднее. Мне нравится делать вещи, которые до меня в этой стране никто не делал. Так было с сахарным заводом: все вырезали, мы модернизировали и поднимали с колен. С биогазовым заводом то же самое: это уникальный завод на европейском пространстве, не только в Украине. 

Latifundist.com: Дружба существует или не существует? Как Вы подбираете друзей?

Сергей Тарасов: Дружба, конечно же, существует. У меня очень мало друзей. Для меня дружба, с одной стороны,  это «звание», с другой  круглосуточное состояние. Друг  это человек, который, как и ты, будет доступен 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Это ментальные вещи, которые ощущаются на уровне интуиции между друзьями. Чтобы иметь друзей, нужно быть другом, и друзей не бывает много. Вот этого стола (на 12 человек — ред.) очень много, чтобы посадить своих друзей. Друзья словно родственники. Духовное родство  это обязательное условие настоящей дружбы. 

Latifundist.com: Какая у Вас любимая книга или автор, или несколько авторов?

Сергей Тарасов: Читаю все реже и реже. Сейчас  только специальную литературу. Любимых книг много: Достоевского люблю «Преступление и наказание», «Мастер и Маргарита», «Шантарам» (они читаются каждый раз по-разному в разном возрасте). 

Latifundist.com: Что больше всего цените в людях?

Сергей Тарасов: Я не прощаю предательство. К остальным недостаткам людей отношусь снисходительно. 

Latifundist.com: Можете назвать разницу  Вы 1991 и 2020 года?

Сергей Тарасов: Другой человек. С возрастом мы все другими становимся: более терпимы, сентиментальны.

Latifundist.com: Почему Вы одобрили поход своего сына Олега Тарасова в политику?

Сергей Тарасов: Я сам ему предложил пойти в политику. Он должен жить своей жизнью, а не моей. Поскольку я не люблю и не занимаюсь политикой, то там я ему точно ничем не помогу. Политика  это поле для его личностного роста. Плюс я считаю, что он человек морально правильный, и такие люди должны быть в парламенте, чтобы его менять.

Сергей Тарасов на открытии биогазового завода

Latifundist.com: Вы его причисляете к тем 5% молодых людей, которые разбавляют любую среду новыми идеями и трендами, чтобы потом пошла цепная реакция?

Сергей Тарасов: Да, а потом 5% превращаются в 105%. Я поддержал его поход в парламент еще и для того, чтобы я не думал о политиках так, как раньше. Кстати, в новом созыве есть неплохие ребята. Думаю, у них постепенно получится менять страну шаг за шагом. 

Latifundist.com: Ваша детская мечта? 

Сергей Тарасов: Мне хотелось быть летчиком. Но судьба распорядилась иначе. Я был отличником, многие олимпиады выигрывал. Но на вступительном экзамене в летное училище меня «срезали». Я ничуть об этом не жалею. Иначе я бы так и не попал в агро. 

Latifundist.com: Пройдя этот путь «от мечты до реальности», как Вы считаете  у человека есть своя личностная траектория назначения или мы ее рисуем в процессе?

Сергей Тарасов: Мне нравится другое высказывание у Булгакова: «Хочешь рассмешить Бога, расскажи про свои планы». Человек думает, что он хозяин своей судьбы, но на самом деле он лишь проводник чьей-то воли. Эффект бабочки. 

Latifundist.com: Ваша цель: куда Вы идете?

Сергей Тарасов: Мы все движемся в одном направлении  к личностным победам, от одной к другой. Взял одну вершину  должен подготовить новый маршрут, чтобы постоянно двигаться вперед. Я получаю огромное удовольствие, создавая прозрачную, понятную и успешную компанию, объединяющую талантливых и профессиональных людей. Мы вместе с ними сегодня на своем маленьком участке создаем новую Украину. За эти 30 лет я видел все этапы становления независимой Украины изнутри  можно даже отдельный бестселлер на эту тему написать (смеется). Хочется еще увидеть ее настоящий рассвет. К этому и иду со своей командой. 

Наталья Билоусова, Latifundist.com

Дізнавайтесь першими найсвіжіші новини агробізнесу України на нашій сторінці в Facebook, каналі у Telegram, завантажуйте додаток у AppStore, підписуйтесь на нас у Instagram или на нашу розсилку.

Виконано за допомогоюDisqus