Аннексия бизнеса не воспринимается властью — Степченко

Станислав Степченко. генеральный директор компании «Одесский каравай»
Источник фото: Latifundist.com

Сегодня в комитете ВР Украины по вопросам промышленной политики и предпринимательства состоялся круглый стол на тему «Государственная политика по поддержке украинского бизнеса, потерявшего активы в Крыму и на Востоке: что хочет бизнес и что может власть», сообщает пресс-служба компании Lauffer Group.

В ходе круглого стола обсуждались вопросы необходимости разработки комплексной государственной политики в отношении пострадавших предприятий, а также формирования на государственном уровне отношения к оккупации и аннексии, как к форс-мажорному случаю ― обстоятельствам непреодолимой силы, которые необходимо учитывать как при формировании налоговой политики государства, так и при рассмотрении украинскими судами споров, стороной которых выступают пострадавшие компании.

В мероприятии приняли участие представители украинского бизнеса, народные депутаты Украины, эксперты и правоведы.

«Аннексия бизнеса в Крыму и оккупация на Востоке сегодня не воспринимаются государственными органами и судами, как чрезвычайные обстоятельства, которые изменили ландшафт бизнеса, нанесли ущерб и не позволяют действовать так, как раньше. Мы оказались в новых условиях, мы вынуждены бороться с новыми вызовами. Госорганы бездействуют. Суды игнорируют форс-мажор и принимают неправосудные, а зачастую и «заказные» решения. Все это создает дополнительные риски и барьеры для развития бизнеса, а не служат укреплению экономики, в чем так остро сегодня нуждается страна», — отметил генеральный директор компании «Одесский каравай» Станислав Степченко в своем выступлении.

По словам эксперта, государство не признает существующие проблемы.

Читать по теме: Война на фронте АПК: росбанки vs украинский агробизнес

«Никто даже не предпринимает попытки что-либо изменить. Никто не пытается изучить масштаб проблемы и приняться за разработку решений. В какой ситуации бизнес? Часть предприятий захвачены, остальные работают с тройной силой, пытаясь компенсировать потери. А государство отстраняется и говорит, что руку помощи при аннексии бизнес должен искать у собственного плеча. Государство говорит: несите обязательства, как и прежде, а мы еще и усложним, закроем глаза на происходящие в судах коррупционные процессы. Если Россия признала своей собственностью украинскую территорию и расположенные на ней украинские активы, то почему Украина не применяет аналогичные меры к российским предприятиям, работающим в нашей стране? Аннексирован ряд отделений украинского «Ощадбанка», но ПАО «Дочерний банк Сбербанка России» в Украине продолжает работать и вести банковскую (а как показывает опыт нашей компании, и не только банковскую) деятельность», ― отметил Станислав Степченко.

Он также рассказал об опыте компании и развитии судебного дела, в котором долги перед ПАО «Дочерний банк Сбербанка России» ранее купленных крымских заводов («СКХП» и «Крымхлеб»), а позже «национализированных» крымским правительством и выведенных из-под управления LaufferGroup, возлагаются на одесские предприятия.

«Причины поведения российских банков очевидны. Необъяснимо поведение украинских судов и украинских банков, которые ищут лазейки для того, чтобы ослабить позиции бизнеса. Борьба с непрогнозируемыми внутригосударственными барьерами оказывается значительно сложнее борьбы с внешними рисками», ― заключил Станислав Степченко.

Читать по теме: Lauffer vs Авант-Банк: Две точки зрения на конфликт вокруг Урожая

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus