Бизнес-завтрак с Максимом Шевчуком и Питером ван Дореном: Животноводство перестает быть социальным придатком агрохолдингов

Бизнес-завтрак с Максимом Шевчуком и Питером ван Дореном

Компания «АгроВет Атлантик» занимает 12% украинского рынка кормовых добавок и называет себя лидером по их продаже. Как изменился животноводческий рынок за два последних года, сколько украинцы недопивают молока и недоедают мяса, а также рецептом, как научиться зарабатывать на крупном рогатом скоте, в интервью Latifundist.com поделились генеральный директор ГК «Агровет Атлантик» Максим Шевчук и технический директор компании Питер ван Дорен.

Latifundist.com: Подведите итоги уходящего года для компании.

Максим Шевчук: 2015-й стал для всех годом испытаний. Кризис показал все тонкие места в бизнесе, заставив одних уйти с рынка, а других — преобразоваться и идти дальше. За это я и «люблю» кризис (улыбается – ред.), он мобилизует и заставляет работать интенсивней.

С начала года мы начали процесс систематизации компании, введения управленческого учета в IFRS стандартах. Эти проекты позволили за полгода значительно сократить расходную часть. Много преобразований коснулось управления. К сожалению или, возможно, к счастью, больше половины менеджмента компании пришлось сменить. Если подытожить, это был год оптимизации и наведения порядка в компании.

Максим Шевчук

Latifundist.com: Каким он был в свою очередь для рынка?

Максим Шевчук: Животноводческий рынок изрядно трясло, но он не «упал» и даже во многом сохранил позиции. Конечно, болезненно сказалась потеря свиноводческих предприятий на Донбассе и в Крыму. Частично компенсировали потери действующие компании, нарастившие по итогам года производство. При этом давайте не забывать, что время не самое благоприятное, та же АЧС буйствует. В птицеводстве также отошли пара крупных предприятий, но ситуация приблизительно такая же, как и в свиноводстве. Последние два года сокращается поголовье КРС. Но это не критичное явление — падение происходит за счет поголовья, которое, грубо говоря, не интересно с точки зрения производительности. В Украине таких «убыточных» коров достаточно много. В целом в животноводстве наблюдается перераспределение рынка — постепенный перевес из частного сектора в промышленный.

Latifundist.com: Животноводы стали больше экономить на кормах?

Максим Шевчук: Крупный бизнес понимает, что экономить на кормах, которые составляют приблизительно 70% себестоимости мяса или молока – себе дороже. Особенно, когда речь идет об экономии на маточном поголовье. На небольших фермах каждый сам себе режиссер, там происходит экономия и на объеме кормов, и на его качестве. Например, норму в 10% уменьшаю до 5%. Экономия бывает оправданной в случаях, когда идет процесс сдачи на забой, а комбинаты стопорят этот процесс. В итоге фермы простаивают, поэтому есть резон упростить рацион. Снова же, это вынужденные меры краткосрочного характера, применимые в небольших компаниях. Экономить на объеме в 20-30 тыс. животных не резонно.

Latifundist.com: Питер, Вы приехали в Украину аккурат перед кризисом. Не задумывались за эти годы сменить обстановку на более спокойную?

Питер ван Дорен: Ни разу. Украинские вызовы и возможности держат постоянно в тонусе и не позволяют скучать. В Нидерландах все хорошо организовано, поэтому как профессионал я более полезен в Украине. Тем более, у Максима всегда много планов и идей. У меня часто не то что не бывает времени скучать, но иногда и поспать (смеется – ред.).

Питер ван Дорен

Latifundist.com: Сравните животноводство наших стран.

Питер ван Дорен: Это две абсолютно разных истории. Если говорить о молочном направлении, в Нидерландах это семейно-ориентированный бизнес. Самая крупная ферма насчитывает 1 тыс. дойных коров, а в обычной — их число не превышает сотни. На такой ферме одна семья выполняет абсолютно все работы. Аналогичная ситуация и в свиноводстве — самая крупная ферма насчитывает 500 голов. Сейчас в Голландии большое значение придают безопасности и качеству кормов. Они должны эффективно трансформироваться в конечную продукцию.

Latifundist.com: Исходя из численности населения и потребности человека в молоке, какой объем поголовья КРС должен быть в Украине?

Питер ван Дорен: Зависит от того, сравниваем мы с локальным или мировым рынком. В Нидерландах производится 12 млн литров молока приблизительно на 17 млн людей. Выходит где-то по 1 тыс. л молока на человека. Грубо говоря, нужно выпивать каждый день по 3 л молока, что, конечно, многовато. Поэтому 60-70% молока из страны экспортируется.

Исходя из такой логики, вам нужно 4 млн коров, которые производили бы 10 тыс. л молока и молочно-содержащих продуктов. У вас по факту 500 тыс. коров. Так что рынок спокойно может расти в 10 раз.

Максим Шевчук: Действительно, украинцы могли бы пить и больше молока, но для этого необходимо провести ряд изменений на законодательном уровне. Но нужно понимать, что срок окупаемости в молочном бизнесе достаточно длинный. Если в свиноводстве мы имеем шестимесячный цикл, то чтобы получить первое молоко, нужно 2-3 года.

Максим Шевчук

Latifundist.com: Животноводческие фермы у нас часто воспринимают как социальный придаток агрохолдингов. Аграрии научились делать на той же «молочке» прибыльный бизнес?

Максим Шевчук: Если агрохолдинги или бизнесмены стоят перед выбором — вложить деньги в гектар земли или в животноводческую ферму — они выберут первый вариант. И это логично. Инвестиции в таком случае возвращаются быстрее.

Однако на рынке ежегодно появляются прогрессивные предприятия, которые научились зарабатывать на молоке. Голландский фермер зарабатывает около 3 центов на каждом литре молока. В это время наш преуспевающий молочный предприниматель – минимум 6, а то и 8 центов. Поэтому, когда вы слышите, что на КРС невозможно заработать – не верьте. Те, кто знают, чем и как накормить корову, а затем обеспечить минимальные условия содержания, всегда будут в плюсе.

Latifundist.com: Что вы имеете в виду?

Питер ван Дорен: Речь о том, что внешний вид фермы ничего не значит, на первом месте корма. Многим предприятиям в Украине далеко «за тридцать». У них старые здания, но в день они вырабатывают 30-33 л молока. В то же время мне известны абсолютно новые фермы, которые продуцируют 18-20 л. Успех зависит в большей степени от настроя и мышления, нежели от условий на ферме.

Питер ван Дорен

Максим Шевчук: Есть именитые фермы, тщательно работающие над своим имиджем, но это не означает, что у них топовые показатели. Они встречаются в публикациях, их награждают, но рядом с ними существуют фермы «no name», которые намного более продуктивны.

Latifundist.com: Кто сейчас в основном строит животноводческие фермы?

Максим Шевчук: Строят в большей степени те, кто занимаются растениеводством. Одно дело вырастить зерно и продать, другое – его переработать и получить добавленную стоимость в животноводстве. Сейчас мы ведем переговоры о строительстве четырех крупных животноводческих комплексов. Три из них имеют от 40 до 50 тыс. га земли. Животноводство для агробизнеса — одно из самых перспективных направлений инвестирования сегодня. Если расширяться в рамках земельного пула некуда, то животноводство – лучший вариант для реинвестирования и наращивания активов.

До кризиса строилось по 3-5 больших комплексов ежегодно. Сейчас процесс затормозился, аграрий предпочитает держать «под подушкой» стабильный долларовый эквивалент. Многих испугала АЧС, изменение налогового кодекса, энтузиазм пропал, хотя не критично. В ту же «Калиту» уже планируют завозить новое поголовье свиней и возобновлять в 2016 году работу.

Питер ван Дорен и Максим Шевчук

Latifundist.com: Питер, сколько стран вы посетили в качестве консультанта?

Питер ван Дорен: В своей профессиональной карьере я посетил более 40 стран. В некоторые я приезжал единожды, а в Украину – более тридцати раз. Подолгу работал в Китае, Мексике, Саудовской Аравии, Бразилии.

Latifundist.com: Приведите пример, когда вам удалось наладить процесс кормления животных?

Питер ван Дорен: Недалеко от Санкт-Петербурга есть ферма, которую я уже три года курирую. До моего приезда она продуцировала 22 л молока. Первым делом я пересмотрел их фураж и разработал хорошую диету для животных. Затем сформировал для них план внесения удобрений. На второй год меня пригласили как узкоспециализированного специалиста по производству фуражных кормов и разработке рациона. Мы разработали полноценный план кормления, и в 2015 г. они сделали травяной силос. Он легко может сравниться с тем, который мы производим в Нидерландах. Надои поднялись и практически сравнялись с голландскими. Вы тоже можете этого достичь, правильно расставив ключевые показатели эффективности.

Максим Шевчук: Поэтому мы не просто продаем корм. Это своеобразная философия отношения к животному. Много кормовых компаний избегают направления КРС, поскольку это очень сложный систематический труд. Надо работать не только с собственниками, но и с их убеждениями. А для этого требуется время. Этому мы и обучаем торговую команду и технический персонал. И в каждом сегменте свои особенности – в сегменте свиней, КРС и птицы.

Максим Шевчук

Главное, чтобы сам собственник поверил в то, что можно зарабатывать на молоке. Обычно на солярку денег не хватает, а здесь нужно в силос вложить. Немного раньше или немного позже соберешь — и получишь совершенно другие показатели самого силоса. К тому же его нужно еще правильно собрать и утрамбовать. Если работать по старинке, не пойдешь далеко.

Latifundist.com: Питер, видите ли Вы сейчас прослойку молодых квалифицированных кадров в Украине?

Питер ван Дорен: В нашей компании в сфере продакт-менеджмента самому старшему 32 года. Они знают все, что необходимо, о кормлении, открыты для советов, у них прекрасный английский, и каждый из них готов развиваться. Многие из них проходили стажировку в Дании, особенно в области свиноводства.

То же самое можно сказать и о нашей команде сервисных консультантов. Два с половиной года назад я спросил у них, кто хочет научиться рассчитывать правильный рацион для коровы. Все ответили утвердительно и со временем достигли успеха. В Украине таких людей очень много, главное — их найти и простимулировать к развитию.

Latifundist.com: В 2014 году в Черкасской области стартовало строительство высокотехнологичного украинско-голландского завода по производству премиксов и престартеров производительностью 60 тыс. т в год. Когда планируете его закончить?

Мы собираемся закончить строительство в июне-июле 2016 года. Сроки очень сжаты, но это как раз тот период, когда, согласно нашим планам, свободных мощностей не останется. Решение строить этот завод пришло с пониманием того, что два наших производства работают в три смены. Стартовал проект еще в начале 2014 года в разгар кризиса. Мы планировали финансировать его 50 на 50 — за собственные и кредитные деньги. Но долгосрочные кредиты украинские банки сейчас выдают туго. Это затянуло, соответственно, сроки завершения строительства. Но на помощь пришли западные финансовые учреждения, и процесс продолжается.

Latifundist.com: Благодарим Вас за интересную и содержательную беседу!

Константин Ткаченко, Елена Агаджанова-Гонсалес, Дарья Козориз, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus