Без грима: Алексей Мушак — аграрный Франкенштейн

Алексей Мушак, украинский предприниматель и политик, депутат Верховной Рады Украины VIII созыва
Источник фото: Latifundist.com

Алексей Мушак — новый украинский Франкенштейн с аграрно-ITшным привкусом, а по совместительству — земельный «Македонский». Это если коротко рассказать о молодом члене аграрного комитета в парламенте 8-го созыва. В украинской политике он появился сравнительно недавно — 4 года назад. Впрочем, за это время Алексей запомнился большим арсеналом разноплановых и часто радикальных для общества инициатив. Снятие моратория на землю, дерегуляция, виртуальные деньги и, напоследок, отмена пенсий — все это набор его предложений!

Что это? Новый подход к работе в Раде или надежный тыл в виде двоюродного брата, владельца одного из крупнейших агрохолдингов страны — «Кернел»Андрея Веревского? За какие парламентские «буйки» собирается еще заплыть Алексей, как чувствует себя в рядах президентского БПП, пойдет или нет повторно «на Раду-2019», что думает о земельном моратории и о чем мечтает? Об этом читайте в новом выпуске Agropolit.com «Без Грима» с народным депутатом от БПП Алексеем Мушаком.

Об инициативах

Я всегда принимаю реальность такой, какой она есть. Что касается отмены земельного моратория, то он «фиктивный», потому что земля покупается и продается. Только дешевле, потому что не платятся никакие налоги и, что самое главное, нет никакого дополнительного стимула для долговременного развития аграрной отрасли. По поводу пенсий — это старая и длинная история. Настоящих пенсий, на самом деле, у нас нет. А то, что есть сейчас, стоит называть социальной помощью по бедности.

Об Андрее Веревском

Да, у меня есть очень влиятельный родственник. Это все знают. Вместе мы несколько раз обсуждали мои политические амбиции. У нас достаточно большая семья. В окружении Андрея нет случайных людей, которым он просто симпатизирует. Но решение о моем вхождении в БПП принимал съезд партии, а не Андрей. Он также избиратель, он не является членом партии. Я не просил его о лоббировании и Веревский не предлагал мне помощь.

Андреем я горжусь. У меня нет истории, когда кто-то мог бы сказать, что «это ты делаешь в интересах своего брата». Я работаю не только в аграрной, но и в других сферах. Время все расставит по своим местам. Никто, разбирающийся в теме рынка земли, не может сказать, что я это делаю для «Кернел». Свободный рынок холдингам сегодня не нужен, их устраивает долгосрочная аренда. Я хочу быть человеком, который перезапустит й положит другие экономические основы нашего государства.

Без Андрея Веревского в моей жизни не было бы интересного общения. Возможно, качественного понимания сельскохозяйственной отрасли. И не было бы повода гордиться достижениями родных. У него, пожалуй, самый быстрый бизнес-ум, который я наблюдал. У Андрея очень глубокое понимание многих процессов и вещей. Он — математик, поэтому строит схемы очень линейно, просчитывая наперед на 5-7 шагов. У меня он ассоциируется с аграрным «Эйнштейном». Андрей очень быстро думает. Гораздо быстрее и лучше, чем я. Это его врожденная черта.

Я многому у него научился. Он никогда не встречается с человеком, если нет предмета разговора. Для наших политиков это большая проблема, потому что они встречаются по поводу и без повода. Он всегда встречается, если есть о чем говорить, если же нет — встречи не будет.

О политике в рядах БПП

У меня нет прямого контакта для разговора с Президентом. Большинство вопросов стараюсь решать без этого. Единственное — Президент всегда звонит поздравить с Днем рождения. То есть каждый год 3-5 минут я с ним о чем-то разговариваю. Иногда говорим на фракциях. У меня нет большой необходимости что-то просить у Президента. Мне кажется, что у него и без меня есть большое количество задач.

Алексей Мушак

В БПП, где собрано большое разнообразие игроков, я чувствую себя молодежью. Нужно понимать, что нынешний состав фракции — это первая попытка объединить всю страну. Мажоритарщики из Ужгорода, Донецка, Херсона, Сум и Чернигова. Украина неоднородна, поэтому и депутаты БПП разные. БПП — достаточно демократическая партия. Здесь никто никого ни к чему не обязывает. По крайней мере, мне неизвестно, чтобы кто-то ходил и пальцы зажимал в дверях. Хотя БПП в Раде мог бы быть более результативным. Мне кажется, наша основная проблема в том, что мы не решили базовые экономические проблемы, стоящие перед государством.

Есть две вещи, которые я хочу сделать в этой Раде: снять мораторий и легализовать криптовалюту

У меня есть список задач, которые я для себя написал, когда шел в Раду. Там много экономики и новаторства. В то же время, одна из первых задач — это сохранить теплые отношения со своими друзьями. Это, на самом деле, ТОП-задание. Как бы странно это ни звучало.

Если говорить об избирателях, то я хотел сконцентрироваться на экономике: вводить на практике экономические права и свободы. Есть три основные вещи, которые хочу сделать. Одну уже выполнил — закон «Об электронных доверительных услугах» (в части электронной подписи, что убирает проблему целых гор макулатуры, бумаги). Он позволяет все вывести в онлайн, так что с «бумажками» больше не должны ходить.

Вторая — это закон «О дерегуляции», которым мы нивелировали около 15 млн разрешительных документов. В том числе и монополию Фирташа на минудобрения, и цена стала такой, как в мире. Хотя сейчас он снова ее отыграл.

Третья — снятие земельного моратория.

«Македонский» на украинских полях

Меня обвиняют в том, что я раздражаю радикалов мораторием. Называют «рупором» агрохолдингов. Но агроолигархи будут бороться за сохранение моратория до последнего. Будут говорить, что закон не такой или еще что-то. Моя цель — если пришел в парламент, значит, должен принести пользу и получить победу в важных вопросах, например, в земельном.

Алексей Мушак

Земельная реформа — это история, которая любого инициатора запишет в ТОП-5 реформаторов в земельной тематике. №1, разумеется, будет президент или премьер. Далее подтянутся еще несколько «ребят», а я буду примерно 5-м. Меня это устраивает. Главное, что я буду причастным к такой великой реформе. Это же базовая история для государства. До этого все «лезли» в очень популярные, но короткие темы. Антикоррупция, пенсии, все остальное — это мегакруто, но не мегареформа. И второе: в земельной теме не было конкуренции, потому что она традиционно непопулярна.

Македонский, конечно, воевал значительно меньшими силами против существенно больших. Хотя аналогия хорошая. И пока мне кажется, что динамика и победа — за мной.

Некоторые говорят, что мораторий — это святое. Но есть решение Европейского суда по правам человека, которое говорит о моратории как о нарушении прав и свобод человека на распоряжение своим имуществом. Есть вторая история — ст. 41 Конституции Украины, которая гласит, что гражданин имеет право распоряжаться собственностью, право собственности защищается государством. Пользоваться землей — то, что сейчас есть, а распоряжаться — то, чего сейчас нет. Все эти разговоры о невозможности снятия моратория можно завершить в один момент: закрыть судей КСУ в комнате и не выпускать, пока не примут специальный закон об их безопасности. А держать их в комнате 19 лет — ради их же «безопасности». Думаю, все закричат, что это не о безопасности, а о нарушении прав человека. Но с мораторием они решают по-другому.

Все эти люди давно не были в деревне, они не живут там. А живут в городе со своими рыхлыми представлениями о справедливости. Давно уже такого в мире нет, где просто не понимают, что такое мораторий. Есть множество международных экспертов, которые считают, что у нас мораторий действует до 1 января 2019, страшно сказать, но некоторые судьи также так считают.

Если мораторий не снять, то точно будут решения ЕСПЧ по компенсации имущественных потерь. Правительству следует готовиться платить по 5 тыс. евро владельцу пая за нарушение его права собственности, то есть в среднем 35 млрд евро потенциальных убытков.

Кроме того, рынок земли мы запускаем не первыми. Не надо же никого отправлять на Марс. Вся последовательность достаточно понятна на примере других стран. А для тех, кто уже его запускал, это стало позитивом для государства. Поэтому все, кто говорит, что надо подумать, они просто имеют с этого прибыль. Говорят, что рынок земли нужен, но еще надо немножко подождать. И так 19 лет.

Алексей Мушак и Наталия Билоусова

Исходя из того, что мы имеем, сейчас модель рынка абсолютно либеральная: ты можешь свободно, но полулегально купить или продать. «Мрию» кто купил? Арабы. Китайцы владеют украинской землей через договоры аренды? Владеют. Могут ли они из-за действия моратория купить землю? Могут.

Все эти земельные «движения» можно ликвидировать одним росчерком пера, приняв нормальный закон «Об обороте земель». Только почему-то его те же самые ревностные защитники украинской земли от китайцев не принимают. Я выступаю за максимально свободный оборот рынка, потому что тогда 7 млн ​​украинцев получат максимальную цену. При этом понимаю границу компромисса, которая может быть. Очевидно, что не все ее поддерживают, потому что земля в каждом государстве — это непростая история. Поэтому только украинцы смогут ее продавать и покупать. Дискуссионным будет вопрос о юридических лицах. Я считаю, если учредители юрлица украинцы, то они имеют право купить с/х землю.

Если же компанию перепродают иностранцам, то есть только один способ с этим бороться — экономическими средствами. Если перепродается вся земля, пусть цену двойную заплатит, как государственную пошлину.

Мы 17 лет обманывали людей, что мораторий — это хорошо, что народ еще не готов продавать земли. А сейчас мы будем дискредитировать их тем, что не будем давать право покупать юрлицам. Мы натягивали пружину несправедливости, когда 17 лет обманывали украинский народ, что они не имеют права покупать и продавать землю. А сейчас мы хотим сказать — хорошо, вы имеете право покупать, но вместо полноценной цены вы будете получать вдвое меньше. Ну, пусть на 30% меньше. Почему? Потому что мы считаем, что произойдет что-то плохое, если юрлица также смогут покупать.

В то же время мы должны вынести урок из открытия рынка земли в других странах. Какой? Поляки после 25 лет открытого рынка пытаются его свернуть, да? И то, не право покупать или продавать, а только перечень покупателей. Так давайте сделаем так. Какие же аргументы звучат у нас? Аргумент №1 против введения моратория — что-то не так с Госкадастром. Как было в Европе? Польша открывала рынок земли, когда у них были бумажные кадастры и не было единой базы. В чем проблема?

Жаловаться на жизнь и отсутствие денег — это наша особенность. Мол, нет денег на покупку земли. Но комбайн стоит $300 тыс. и его купили. На трактор тоже деньги есть. Посмотрите, как у нас рынок с/х техники пошел вверх. За какие деньги они это сделали? Обработка земли — это прибыльная история. Точно так же, когда приезжаем на фермерские съезды, там на лошадях кто приехал? Какие там машины в среднем? Первая по популярности — Toyota Land Cruiser 200.

А проблема по увеличению ресурсов будет решаться постепенно. Есть банковская система, а в ней очень большое количество излишков капитала. После запуска рынка земли, через 6-9 месяцев, когда цена будет понятна и первые соглашения «уйдут», у банков появится залог. Тот, кто говорит, что сначала решит проблемы кредитования, а затем откроет рынок земли, живет в иллюзиях. Никогда так не будет. Сначала открывается рынок земли, дальше нарабатывается база других вещей, после этого начнет появляться большое количество предложений.

«Предохранители» земельного законопроекта

Во-первых, следует ограничить земельные спекуляции, чтобы земля не кочевала из рук в руки — от тех, кто хочет просто заработать, к тем, кто хочет на ней работать. Во-вторых, концентрация. Ее следует огранить на трех уровнях: района, области и страны. Моя категорическая позиция: никто не имеет права обладать более чем 1% всех с/х земель Украины (не больше 300 тыс. га).

Мой двоюродный брат Андрей Веревский имеет больше земли во время действия моратория, чем я предлагаю разрешить в случае его отмены.

Земельные холдинги исчезнут или значительно уменьшатся после запуска свободного рынка земли. Ведь они неэффективны. Латифундисты появились, потому что действует мораторий. Государство искусственно зажало пружину, которая работала на крупные холдинги и позволяла им быстро собирать земли. Если мы убираем мораторий, исчезает пружина, соответственно, будет обратная тяга. Это мировая тенденция. Наиболее эффективно обрабатывать 8-10 га земли. Уже сейчас аграрные холдинги уменьшают количество земли, которую у них отбирают маленькие или средние фермеры. Агрохолдинги (у них останется растениеводство и животноводство) в перспективе будут заниматься инфраструктурными вещами, например, элеваторами, перевозками и тому подобным. Маленькие фермеры отойдут от выращивания технических культур и перейдут на сады, ягодоводство или органику. А доминировать и выращивать технические культуры будут аграрии с 20-30 тыс. га земель. Вот такая будет модель. Земельная реформа перекроит рынок латифундий, много холдингов изменят лицо. На первый фланг выйдут средние компании и фермеры. Это все исторический процесс.

Автором схемы «латифундизации» является Кучма и другие президенты. Кучма на самом деле породил все те проблемы, с которыми мы сегодня боремся. У меня очень негативное отношение к Кучме, как и вообще к предыдущим деятелям. Единственное, чем они занимались, — это паразитировали на ресурсах и преимуществах государства, приведя нас к тому, что сейчас имеет мое поколение: колоссальные долги. Именно они фактически лишили украинцев пенсий. У нас не будет пенсий в будущем. И именно сейчас мы должны «грести» за себя, за детей и родителей. Ничего хорошего в этом для нашего поколения нет.

История с Ющенко следующая: социалистическая партия выдвинула свое требование о продлении моратория в обмен на поддержку Ющенко на выборах. Почему мне импонирует БПП и Президент Порошенко — он первый начал говорить, что мораторий — это неправильно. Возможно, он мог что-то больше сделать, но это будет его ответственность.

Агент 007: лоббист отрасли или «Кернела»?

В парламенте я запомнился и в вопросе соево-рапсовых поправок. Отмечу, что мы с Хомутынником не дружим, не встречаемся, не завтракаем, не обедаем, единственное, что у нас есть, — это номера телефонов друг друга, и все. Это человек с большим умом, который тратит его на то, чтобы ему хорошо жилось, а не на то, чтобы от этого выиграло государство.

Никто мне лично ничего не сказал об этих поправках, хотя меня привязывают к этой ситуации. А то, что рассказывают, это попытка привязать все эти разговоры о соево-рапсовых поправках к «Кернелу». Хотя «Кернел» к этому имеет отдаленное отношение, потому что в 2017 году не переработал ни тонны сои. Да, эта компания получила 7,6 млрд грн экспортного НДС за зерновые. Но точно так же получают возмещение СКМ, «НИБУЛОН» и другие агрокомпании. «Кернел», кстати, не получал бюджетных дотаций.

Я не лоббист «Кернела». Я лоббист аграрной отрасли в целом.

Я реализую старую мечту украинцев: богатые поделятся с бедными

Если откроется рынок земли, то я куплю 100 или 200 га. Много людей ко мне приходит сегодня, говоря: давай покупать. Когда мы считаем математику свободного рынка земли, она достаточно хороша. Мораторий делает несчастными две группы людей: первая — это те, которые хотят продать, вторая — те, которые хотят купить, в том числе и для того, чтобы запустить долгосрочный бизнес. Отмена моратория увеличит доходы украинцев и решит базовую проблему — отток кадров за рубеж. Мораторий никак не способствует тому, чтобы люди оставались в Украине.

Я не строил конкретных планов, чтобы стать фермером, но определенные процессы смог бы организовать. Аграрная отрасль через 5-10 лет будет высокоинтеллектуальной и роботизированной. На место Веревского, Бахматюка и Косюка я не стремлюсь. 10 лет назад они были богаче, чем сейчас. Весь мир, как минимум, утроил стоимость активов, а они — уменьшили. Поэтому быть такими, как они — это не очень круто. Я планирую гораздо дальше.

О мечтах

Я создаю свою историю с, пока еще, чуждых для многих идей. Но эти идеи завтра станут новациями и достижениями для всего общества. Мечтаю совершить кругосветное путешествие с семьей.

Алексей Мушак и Наталия Билоусова

А после завершения своей политической деятельности хочу иметь уважение людей. Чтобы я спокойно заходил в любой ресторан, садился за стол, меня бы узнавали и с уважением относились. Простая такая история. А дальше я точно полечу в космос, будет кругосветное путешествие, наше поколение добьется того, что люди будут дольше жить. Поэтому моя мечта — жить счастливо. А эти все большие достижения не имеют значения. Сегодня ты считаешь, что это большое достижение, а завтра перестаешь так считать. Амбициозные цели, которые я поставил, сейчас они мотивируют. Но для кого-то депутатство — это круто. Хорошо, получил это, и что, жизнь стала счастливее? Нет. Заработать миллион долларов. Ну, заработал, и что? Затем у тебя другая задача и снова крутишь педали. Всегда должна быть цель и новые задачи, чтобы жить энергично.

Наталья Билоусова, София Ярошенко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу розсилку.

Выполнено с помощью Disqus