Сергей Стоянов: На самом деле только глухой не слышит и слепой не видит позитивных изменений в АПК

Сергей Стоянов, эксперт аграрных рынков, советник Президента УАК

Эксперт аграрных рынков, советник президента УАК Сергей Стоянов в эксклюзивном интервью Национальному агропорталу Latifundist.com развенчивает миф о «сырьевом проклятии Украины», дает прогноз урожая зерновых в Украине, рассказывает об уродливости фискальной системы и многих-многих других интересных и важных для АПК вопросах.

Latifundist.com: Сергей Васильевич, сегодня в СМИ говорят то о новом рекордном урожае пшеницы, то о снижении объемов выращивания зерновых в Украине. Как на самом деле обстоят дела? Какого урожая нам ждать?

Сергей Стоянов: Я рассчитываю, что урожай зерновых в этом году будет хорошим, хотя и немного меньшим чем рекордный, 63-миллионный, 2014 года. Для этого пока есть все предпосылки – и засеянные площади, о чем свидетельствуют оперативные данные Минагропрода, и довольно неплохие погодные условия. Вас беспокоит пшеница? Не стоит волноваться! Уборочная площадь под пшеницей в этом году составит порядка 6,8 млн га. Думаю, что даже по средней за последние 5 лет урожайности, Украина соберёт до 23 млн т этой основной продовольственной культуры, при потребности 12 млн т, в т. ч. на продовольственное снабжение – 5 млн т.

Также неплохим ожидается урожай нашего основного экспортного зернового ресурса – кукурузы, которой посеяно около 4,3 млн га и урожай мы ожидаем на уровне 27 млн т.

Хоть производство ячменя в Украине из года в год уменьшается, всё же, думаю, в т. г. соберём 7- 7,5 млн т этой культуры, а также до 2 млн т ржи и крупяных культур.

Вот и набирается всего 59 млн т валового сбора зерна в Украине! Можете считать эти цифры моим прогнозом урожая зерна на 2015 год. Кроме того, на баланс 15/16 МГ перейдёт свыше 12 млн т зерна урожая текущего, заканчивающегося 30 июня, зернового сезона.

Кроме этого, в текущем году на 2 млн га посевов сои ожидается рекордный для Украины урожай этой культуры — свыше 4 млн т, а на 750 тыс. га наши аграрии планируют собрать около 1,8 млн т рапса.

С предстоящим урожаем зерна вроде «разделались».

Latifundist.com: Как сейчас обстоят дела с ценами на зерно на мировом рынке, и каких цен стоит ожидать? Будут ли цены на зерно расти?

Сергей Стоянов: Что касается цен, то с этим сложнее. Как вы помните, цены на зерно в мире как «съехали» за последние полтора года почти в 2 раза, так с того времени и не оправились. В этом сезоне пшеница 2-3 кл. (с доставкой до порта) стоила в среднем от $210-220/тн (август’14) до $165-170/тн (май-июнь’15). При этом у нас в Украине из-за почти трёхкратной девальвации соответственно вздорожали т.н. «производственные факторы» — стоимость импортных семян, произведенных из импортного газа удобрений и ГСМ.

Динамика изменения цен на пшеницу и кукурузу

Сейчас цены на новый урожай той же продовольственной пшеницы позиционируются на уровне $165-170/т (СРТ-порт), фуражной — $160-165/т, кукурузы — $145-150/т, ячменя — $150-155/т.

В мире с зерновыми и масличными культурами полная идиллия, никому особо ничего не надо, рынки спокойны. Дешёвая нефть «давит» на американский биоэтанол, а тот в свою очередь — на кукурузу и далее на весь зерновой и фуражный комплексы — вот и имеем такие низкие цены на все зерновые культуры.

Тут, по правде говоря, «поки у сусіда теля не здохне» навряд ли что-то кардинально изменится. Я имею в виду какую-то где-то засуху, наводнение, заморозки и пр. пошесть. Это, к сожалению, правда — только возникновение каких-то серьёзных рисков и/или катаклизмов может привести к неуверенности рынков и увеличению цен на зерновые культуры как в мире, так и в Украине.

Latifundist.com: Одной из ключевых задач в аграрной отрасли наше правительство называет превращение Украины из поставщика сырья в экспортера продукции с более высокой добавленной стоимостью. Насколько это реально? Что должно произойти, чтобы мы экспортировали не зерно, а продукты из него? И возможно ли это в принципе?

Сергей Стоянов: Спасибо за вопрос – эта тема сегодня стала очень популярной, не в последнюю очередь из-за «раскручивания» популистами, «диванными» экономистами. Эту тему активно используют также политики в своих спекуляциях. Один известный политик-блогер, который непрестанно всех поучает, уже добрался и до «аграрного» министра Алексея Павленко. Не нравится ему, видите ли, что министр говорит о зерновой инфраструктуре, о передовых позициях Украины в экспорте зерна и, нахмурив брови, этот деятель поучает его «щоб замість зерна на експорт Україна виробляла, споживала сама і експортувала отим 140 мільйонам на планеті, якісні й екологічно чисті продукти: борошно, вермишель, печива, ковбаси, сосиски, кефіри, йогурти, масло, маргарини, сири, соки, варення, джеми...».

Ей Богу, как у известного киноперсонажа — «Желаю… чтобы… всё!».

После этого мне стала понятной этиология истеричного, тенденциозного и непрофессионального материала на эту тему в одном авторитетном издании. Впечатление – будто начитался Проханова или наслушался дуэта Симоненко-Витренко! Здесь прямо из заголовка: «тупик сырьевого проклятия», «ставка сделана (кем, где, когда ?!) на сырьевой АПК… в итоге происходит деиндустриализация страны и развал всех отраслей промышленности», и «крысиные чиновничьи бега в попытке порешать сиюминутные проблемы…», «чиновничья «маниловщина», «угрюмая действительность».

Ф-ф-ф-у-у-у! И это всё про наш аграрный сектор! И всё – без тени сомнения, в утвердительной форме. Слышите, они считают, что при наличии в Украине свыше 700 сертифицированных элеваторов, оснащённых современными лабораториями, «…класс /зерна/ в Украине могут определить только крупнейшие трейдеры».

И, конечно же, виноваты в этом «безграничная глупость украинской власти», «компрадоры-реформаторы», Agro.ReformsUA, Easy business, Рутицкая, занимающиеся «агроколониализмом».

А на самом деле – всё не так! На самом деле – только глухой не слышит и слепой не видит тех огромных позитивных изменений, которые произошли в аграрном секторе, в перерабатывающей отрасли Украины в её новейшей истории.

Основное из них – Украина, в отличие от той же России, сама обеспечивает свою продовольственную безопасность, снабжение населения собственными высококачественными продуктами питания и постоянно наращивает их экспорт.

Вот как человек «в сознании» может то всё писать о нашем АПК, если, если:

  • за последние 15 лет (2000-2014 г.г) в Украине переработка сельхозсырья с производством высококачественных продуктов питания увеличилась в 2,7 раза, её реализация достигла 254,5 млрд грн или 21% общего объёма по стране (1 место среди всех отраслей).

  • экспорт сельхозпродукции достиг в 2014 году $16 млрд или 31% от общего экспорта из Украины, экспорт продуктов переработки сельхозпродукции — до 8 млрд, увеличившись за 2009-2014 г.г в 2 раза.

  • индекс производства пищевых продуктов в 2014 году составил 102,0%, при «сводном» по стране – 89,3%.

Это ли следствие «сырьевого проклятия», «ставки на сырьевой АПК»?

Естественно, что всё далеко не идеально в сфере АПК, здесь есть и «рукотворные» помехи и естественные трудности роста, которые аграрный бизнес «по мере их поступления» довольно успешно решает.

Сергей Стоянов, эксперт аграрных рынков, советник Президента УАК

Latifundist.com: Сергей Васильевич, вы сейчас довольно убедительно отвергаете нападки и обвинения в злоумышленной «сырьевой направленности» нашего АПК с помощью макроданных, но не могли бы Вы более подробно остановиться на отдельных товарных сельхозресурсах и возможностях увеличения их переработки?

Сергей Стоянов: Надо всегда помнить, что Украина как рынок, находится в окружении рынков других стран, составляющих мировой рынок, сформированный под влиянием международного разделения труда и реализации бизнес-планов транснациональных компаний (Куда их девать?). И по каждой товарной позиции мирового рынка есть свой, практически «железобетонный», баланс спроса-предложения, логистические и политические особенности движения товаров, существенно вмешаться в которые и нарушить чрезвычайно сложно!

В связи с этим начну огорчать оппо-нентов и приравненных к ним лиц, пройдясь по некоторым позициям.

Украина, как великая зерновая Держава, ежегодно в последнее время производя до 60 млн т зерна, действительно теперь уже большую его половину (35 млн т) экспортирует в около 90 стран мира.

Та переработка (конверсия) зерна, которая достигнута в стране сегодня (порядка 22 млн т вместе с использованием на корм скоту населением), с ежегодным о-о-ч-е-е-нь небольшим приростом – это и есть та «мера» переработки, истребованная, оплачиваемая рынками. Именно столько кормов и зерна требуется птицеводству, свиноводству, мукомолью, промпереработке, чтобы ритмично сбывать выращенное (произведенное). Именно под это в Украине за сотни миллионов долларов построены, например, птице- и свинокомплексы.

Кем? Да тем же зернотрейдером в далёком прошлом Юрием Косюком, который всё «растительное», выращенное на сотнях тысяч гектаров полей своего агрохолдинга МХП перерабытывает на своих же заводах и скармливает птице. «Сырьевое проклятие»? Или газотрейдером Евгением Сигалом из «Гарилівських курчат». Или Александром Мостипаном из «Нивы Переяславщины», авиастроителем, прошедшим путь от простейшей аренды 500 га земли до создания крупнейшего в Украине свиноводческого предприятия. И многими-многими другими инвесторами в аграрный сектор Украины.

Производственные мощности МХП

А перерабатывающая маслодобывающая отрасль? Она же вся пошла из зернотрейдерства, зерновой торговли. И этот процесс продолжается.

Но вернёмся к переработке «ВСЕГО во ВСЁ». Мы, украинцы, производим и съедаем около 1 000 000 т свинины и почти столько же – курятины собственного производства, до 200 000 т курятины уже экспортируем.

А «сказочники», кричат «Мало!», «проклятиями» пугают! Но много не истребуемого рынками мяса не передержишь в птичниках (дорого, без толку кормить надо) или в холодильниках (объяснять, почему?).

На этих рынках — мяса птицы, свинины – своя очередь к нашим кошелькам и свои конкуренты на границе с «той стороны» — американские, датские, бразильские, польские «тушки/полутушки» и «ножки/грудки». Мы же в ВТО и в ЗСТ! Наши «партнёры» также не спят спокойно и встреча нашего глубокой заморозки с их, глубокого субсидирования мясом на рынке Европы есть и будет для нас ох какой нелёгкой и в смысле объёмов и заработков… Но мы, Украина, на марше! По кормам и мясу вроде ответил?

Во что ещё «доброхоты» предлагают извести наше, без преувеличения, «золотое» зерно? Пшеницу — в муку? Так наши мукомолы это и делают – обеспечивают внутренний рынок «по самое не могу», производя до 3 000 000 т муки и поставляя на экспорт уже около 300 000 т. При нашем-то ежегодном стабильном профиците пшеницы порядка 10 000 000 т. Но больше, поверьте, не могут и скоро не смогут! Сравнили «нолики» в этих цифрах? Большинство нормальных стран мира давным-давно настроили себе мельниц и покупают не муку, а зерно. Потому что легче возить и дольше хранить можно хлеб в таком виде. Мука поэтому торгуется локально, в малых количествах и покупатели там ну очень уж специфичные и не «денежные»!

А 20 000 000 тонн «лишней» кукурузы во что прикажете переработать, господа «диванные» экономисты? В комбикорма? Так мы их для внутреннего рынка и делаем столько, сколько заказывают производители мяса. На склад никто не работает, россыпью тысячами тонн комбикормами в мире не торгуют. А фасованные…? Посмотрите опять на количество ноликов! Уже всё понятно с кукурузой? Или всё ещё настаиваете на её дальнейшей тотальной переработке? Во что, в спирт? Или в крахмал? Или в патоку? Так на всё это надо всего-навсего сотни тысяч тонн, и это делается по потребностям рынков!

Latifundist.com: А что с масличными?

Сергей Стоянов: Да, правда, чуть не забыл, что у нас есть такая «счастливая» культура как подсолнечник, которого, благодаря сочетанию наших природно-климатических условий и особенностей потребления подсолнечного масла в мире, Украине удаётся достаточно много и производить, и практически весь у себя перерабатывать и львиную долю масла продавать на экс Да, правда, чуть не забыл порт. А вот дальше, глубже, в маргарины-жиры и др. продукты из подсолнечного масла, дело не пойдет через его неподходящие для этих целей технологические и физико-химические свойства. Так что будут и дальше во всём мире сдабривать салаты нашим украинским подсолнечным маслом. И ничего страшного в этом не вижу.

Завод Allseeds

А переработчики маслосемян в Украине будут бороться за место «под солнцем», поскольку мощности по переработке растут быстрее производства масличных культур. Несмотря на «войну» в Украине, сейчас строятся и заканчиваются строительством несколько, всё крупнее и крупнее, «мультикультурных» современных масло-экстракционных заводов: группы компании «Олсидз» в Южном (пуск первой очереди–16 июля куда я лично приглашён), мирового гиганта BUNGE в Николаеве. И это ещё не все…

В связи с нехваткой только одного подсолнечника (а переработка этой культуры чрезвычайно интересна тем, что даёт шелуху – незаменимый энергоресурс для заводов), в Украине стремительно увеличивается переработка сои и экспорт произведенных из неё продуктов. За 9 месяцев (сентябрь-май) текущего м/года из Украины на внешние рынки было поставлено 125 тыс. т соевого шрота/жмыха, тогда как в сезоне 13/14 его было экспортировано лишь 86 тыс. т, а по итогам 12/13 м/года — всего 15 тыс т. Экспорт соевого масла в 14/15 м/году составил пока что рекордные 100 тыс. т. По прогнозам ИА «АПК-Информ», в 2015/16 м/году МГ, экспорт соевого шрота/жмыха из Украины может увеличиться втрое, до 350 тыс. т, соевого масла — до 155 тыс. т и эти положительные тенденции в экспортной торговле продуктами переработки украинской сои будут сохраняться.

При этом, отмечу, что по ряду совершенно нормально объяснимых экономико-технологических причин, пока что свыше 90% производимого рапса, и 50 процентов сои у нас в стране не перерабатываются, а экспортируются.

Завершу ответ на эту группу вопросов показательной сухой констатацией: Соединённые Штаты Америки – экономика №1 в Мире (страна биоэтанола, мяса, «ножек Буша» и «обжираловки») из выращиваемых 60 млн т пшеницы перерабатывают только половину и 30 млн т экспортируют, из 100 млн т производимой сои на экспорт продают половину, 50 млн.тонн, кукурузы – 50 млн.тонн. Що, вони теж недолугі?

Что касается нашего Правительства и его позиции по этим вопросам, то, несмотря на частые смены в самом Кабмине и в министерствах, основной кадровый костяк пока что довольно хорошо разбирается во всём, о чём мы сейчас говорим. Поэтому мы и не слышим от них идиотских призывов все излишки украинского зерна во что-то переработать. Подчёркиваю, эта работа ведётся бизнесом – тщательно, ответственно и мотивированно!

Latifundist.com: Наши аграрии часто нарекают на то, что в развитых странах сельскому хозяйству государство всячески благоволит и помогает: дотации, льготы и т.д. У нас этого практически нет. Но есть ли возможность у украинского бюджета поддерживать аграриев? Если не деньгами, то чем государство может помочь АПК?

Сергей Стоянов: На эту тему уже говорено-переговорено, поэтому выскажу коротко своё мнение: может быть кому-то это и не понравится, но я думаю, что в сегодняшних реалиях для кардинальной, ощутимой помощи украинским аграриям, как это делается в странах-конкурентах, у украинского государства нет финансовых возможностей. Повторяю, для ощутимой помощи. Ну вот хотя бы по чешским меркам из расчёта их прошлогодних 5000 крон/га прямой поддержки, в Украине надо было бы предусматривать в бюджете… минимум 150 млрд грн!

Вообще, у нас с поддержкой аграриев, как говорится «труба» – по соглашению с ВТО мы вообще не можем тратить в виде прямой поддержки нашего сельского хозяйства, упрощённо говоря, более 5% от стоимости его валовой продукции, т.е, если бы и деньги были, то по цифрам этого года – это что-то порядка 12-13 млрд.грн. А мы в этом году сколько имеем прямой поддержки? Если по правилам арифметики округлять до 1 млрд, то ничего! Если бы не 20 млрд непрямой поддержки за счёт аккумуляции НДС, которые хотят «оттяпать» со следующего года для ублажения МВФ, не знаю, как бы выживало наше сельское хозяйство, особенно животноводство.

Как в таких условиях должно вести себя государство, спрашиваете? Думаю, хотя бы не мешать, и всё же помогать делать какие-то недорогие, но прорывные вещи. Например, дноуглубление Днепра, которое стоит всего порядка 20 млн.грн, но может дать гораздо больший экономический эффект.

Latifundist.com: Вы вспомнили о МВФ, во взаимоотношениях в которым украинские власти взяли на себя обязательство перевести аграриев на общую систему налогообложения НДС с 2016 года. Как это отразится на сельском хозяйстве?

Сергей Стоянов: От имени Украины наше руководство (Президент, Премьер-министр, Министр финансов, глава Нацбанка) подписали в адрес МВФ письмо, в пункте «h. Оподаткування ПДВ сільського господарства» которого говорится:

«Ми визнаємо, що сільськогосподарський сектор перетворився на один із найбільш прибуткових секторів української економіки. Відтак, із січня 2016 р. ми поширимо дію загального режиму оподаткування ПДВ на весь сільськогосподарський сектор у відповідності до міжнародної практики».

Аграрии, в лице основных общественных профессиональных организаций АПК, пока для себя решили даже внутренне с этим не соглашаться и работать с инициаторами этой записи в письме МВФ с целью отстоять специальный режим с аккумуляцией НДС. Поэтому, я бы больше сейчас не распространялся на эту тему, как это делают некоторые.

Как может отразиться на сельском хозяйстве отмена спецрежима по НДС? Очень плохо может отразится, поскольку из 20 млрд грн господдержки мы можем потерять все 20 млрд грн последней и единственной реальной, универсальной, самоиндексирующейся, автоматической, независимой от воли и действий чиновничества поддержки АПК.

Сергей Стоянов, эксперт аграрных рынков, советник Президента УАК

Latifundist.com: Вы много говорите о возмещении «зернового» НДС и, насколько я понимаю, считаете его отмену несправедливой. Поясните свою позицию?

Сергей Стоянов: Я много говорю именно о НЕвозмещении НДС при экспорте зерна, потому что:

  • считаю это дискриминационным и несправедливым по отношению к сельхозпродукции и к тем, кто её выращивает и экспортирует;

  • помню те времена, когда сам работал руководителем зерноторговой компании, сам формировал в ней торгово-закупочную политику, и хорошо знаю, как практически производители получали от трейдеров ценовую надбавку за счёт НДС, подлежащего возмещению.

За последние с десяток лет фискалы превратили процесс возмещения НДС (когда это ещё реальным было) в ад, испоганили его, дискредитировали, коррумпировали, поэтому трейдеры «взвыли», что, вкупе с сиюминутными интересами бюджета, привело к сегодняшнему состоянию «невозмещения». Цена вопроса для аграриев – порядка 15 млн грн в год. Естественно в «минус».

Latifundist.com: Почему Вы называете фискальные отношения в Украине уродливыми. Что, по Вашему мнению, следует сделать для того, чтобы они таковыми не были?

Сергей Стоянов: Потому что они не гармоничны! Отмечу только одно. Как можно иначе называть отношения, при которых в стране десятилетиями существует порядок, при котором экспортёры, составляющие гордость и славу каждой нормальной экономики, подчёркиваю, десятилетиями, в процессе возмещения НДС фактически берутся в заложники, над ними, их персоналом просто издеваются, вменяя нарушения, которые они не совершали, и знать о них не знают! И не должны экспортёры знать, что происходило с уже экспортированным ими товаром по пути от поля до их элеватора, кто кому его перепродавал и кто из участников тех сделок в цепи закупок не заплатил государству НДС. Экспортёры купили реальный товар, заплатили за него надлежаще зарегистрированному в налоговых органах продавцу через банк, продали и поставили товар на экспорт, имеют все документы, права на уважение и возмещение НДС.

Но у нас сплошь и рядом, как только ты подаёшь декларацию с суммой к возмещению, к тебе приходят фискалы и начинают проверять, внимание, всю историю товара, начиная от поля. Годами проверяют операции, к которым ты не имеешь никакого отношения! Естественно, на это время сотни миллионов гривень НДС у экспортёра «зависают», его обвиняют в чужих грехах, тягают по судам, чмырят проверками.

Выигрыш дела в судах, получение приказа на взыскание средств с казначейства – ничего не решает. Но, как говорят, если заплатишь, сколько скажут, попадешь в реестр на возмещение и получишь НДС, избавишься от проблем. Чем это отличается от рэкета? Это что, не уродство? Это всё делали люди в униформе с погонами, в мантиях, сознательно и безнаказанно! Для того, чтобы это искоренить, надо иметь политическую волю и человеческую совесть отказаться от «заработков» на «чмырении» экспортёров! Надо, чтобы в стране на должности главы ДФС появился «Ли Куан Ю»?!

Сергей Стоянов, эксперт аграрных рынков, советник Президента УАК

Latifundist.com: Как Вы относитесь к новой волне приватизации, объявленной не так давно? Какие предприятия АПК действительно стоит отдать в частные руки, а какие оставить? Почему?

Сергей Стоянов: Я, как либеральный государственник, считаю, что государство не должно торговать, стричь, брить, осеменять и т.п. Поэтому и в АПК, думаю, всё должно быть приватизировано на конкурсной основе в соответствии с законами Украины уполномоченными на то органами. Только на реальных, как по Криворожстали, конкурсах, а не на фиктивных с подставами!

И не надо лить слёзы, что неудачное сейчас время. Этому не будет ни конца, ни края! Быстрее продастся, быстрее новый собственник активизирует то или иное предприятие и оно начнёт давать народно-хозяйственный эффект. Что-то, возможно, придётся ликвидировать.

Latifundist.com: Как государству стоит поступить в отношении ГПЗКУ. Есть мнение, что это предприятие может спровоцировать дефолт страны. Верите ли Вы в это? Как можно было бы наладить нормальную работу ГПЗКУ?

Сергей Стоянов: Подождите, какой дефолт из-за ГПЗКУ? Они взяли у китайцев $1,5 млрд, а госдолг Украины сейчас около $68 млрд, и если даже вдруг кто-то решит расторгнуть китайский контракт, соответственно с ними договорившись, то прибавление к госдолгу даже $1,5 млрд, думаю, кардинально ситуацию не изменит. Дефолт если и будет, то не от этого нашего долга китайской компании.

Я не владею глубоко финансовым состоянием и возможностями ГПЗКУ, но, с учётом того, сколько там украдено, думаю, нынешнему руководству компании нелегко выруливать на нормальную работу. И что считать для ГПЗКУ нормальной работой? Думаю, что для нынешнего менеджмента работа там сейчас – это как бег со штангой на плечах…

Если же абстрагироваться от персоналий и придерживаться правительственной концепции, что всё-таки все госбизнесы должны быть приватизированы, я бы пытался прекратить этот «проект»: полюбовно, с соответствующей аргументацией, договаривался бы с китайской стороной о прекращении контракта, трансформации долга, ликвидации компании и, в конечном итоге распродавал бы (в установленном законом порядке) элеваторы лотами, по 2-3 штуки, разным покупателям – операторам зернового рынка. Как-то вот так…

Latifundist.com: Как Вы относитесь к перспективе приватизации портов? Как это может повлиять на экспорт продукции АПК?

Сергей Стоянов: Приватный порт не будет работать хуже государственного, в том числе по обслуживанию экспорта сельхозпродукции. Главное при этом не допустить монополизации в этой отрасли.

Latifundist.com: Говоря о приватизации, невозможно не упомянуть о рынке земли. Нужно ли его открывать, или нет? Почему?

Сергей Стоянов: Выскажу личное мнение — у нас никто и ничего не готово к введению рынка земель с/х назначения – ни общество в целом, ни его части – народ, политикум, аграрии. Я не понимаю, зачем властям будоражить и так неспокойное общество, поднимая эту тему. Также замечу, что не правильно говорить – «рынок землИ», в том числе потому, что частная собственность и рынок несельскохозяйственных земель у нас уже давно существует и работает.

Latifundist.com: Сергей Васильевич, касательно рынков сбыта. На что сегодня должна нацелиться Украина? Где самый перспективный для нас покупатель?

Сергей Стоянов: Рынки интересны те, где есть платёжеспособный спрос, и чем больше, тем лучше. Из Украины сельхозпродукция и товары продаются в сотни стран Мира, значит мы уже нацелены. Привлекательны по-своему и ЕС, и Китай, вся Юго-Восточная Азия, Северная Африка. Имея (ничто уже не помешает?) ЗСТ с ЕС, нам, думаю, будет интересно дождаться вскоре ЗСТ США-ЕС.

Latifundist.com: Не смотря ни на что, АПК называют самой перспективной отраслью нашей экономики. Как Вы считаете, в какую сферу сельского хозяйства сегодня выгоднее всего вкладывать деньги? И как будет выглядеть отечественный АПК, к примеру, через 5 лет?

Сергей Стоянов: Что вам сказать насчёт «самой перспективной»? Это как посмотреть! Думаю, при определённых благоприятных условиях и отношении к отдельным секторам экономики, у нас в Украине приоритетным, перспективным должен был бы быть не только АПК. А и ракетно-космическая, IT отрасли, судостроение, оборонный комплекс… Для нас, украинцев, гордящихся своей высокой образованностью, пост-советскими в хорошем смысле традициями в этих отраслях, иметь в приоритетах только АПК маловато и обидно будет.

Но поскольку мы здесь, в АПК «обитаем», то я бы связывал его перспективы прежде всего со стабилизацией в стране, в т.ч. с финансовой, и с выживанием нескольких наших крупнейших аграрных предприятий, находящихся сейчас в сложнейшем положении.

А потом уже — с дальнейшим наращиванием производства зерна на основе интенсификации, привлечения современных высокоурожайных сортов и соблюдения технологий, развития отечественного семеноводства. Тут уже базис заложен и мы знаем, что надо делать как только появятся деньги. В этой же связи — активное использование Днепра, как общегосударственной транспортной артерии, расширение перевалочных мощностей в портах.

Далее, сейчас у нас появляется ниша для наращивания производства свинины, которая будет увеличиваться после прохождения всех верификационных процедур для открытия экспорта в ЕС. Думаю, войдут в азарт и производители курятины, вдохновлённые торговлей со странами Европы.

Девальвация гривни и оккупация Крыма обострили в Украине проблему с рыбопродуктами, поэтому перспективным и выгодным станет заниматься аквакультурой.

А через пять лет наш АПК будет выглядеть в прямой зависимости от ситуации на Востоке – чем скорее наступит нормализация, тем скорее восстановится капитализация аграрных компаний, ослабнет финансовое давление кредиторов, возобновится кредитование, начнётся наращивание объёмов производства. Только бы не было войны!

Latifundist.com: В нынешнем созыве парламента довольно сильное аграрное лобби – 27 депутатов. На Ваш взгляд, есть ли уже результат их работы, касательно поддержки отечественного АПК?

Сергей Стоянов: В Верховной Раде действительно немало людей из АПК и имеющих в нём интересы – около 40 человек. А вот является ли эта общность людей реальным аграрным лобби, станет известно по итогам предстоящих «баталий» по сохранению/отмене льгот по НДС. Хотя, будут ли эти «баталии» вообще, не знаю.

Считаю, что нормальным и правильным для Украины, великой аграрной державы, 17 % ВВП которой формирует аграрный сектор, было бы иметь в Верховной Раде настоящую, специальную, автономную аграрную фракцию из 70-80 человек, могущую принимать самостоятельное участие в формировании правительства. Пока этого не будет, трудно будет жить аграриям!

Latifundist.com: Над чем сегодня работает УАК? Решение каких вопросов для Вас и Вашей организации сегодня является приоритетным?

Сергей Стоянов: Если коротко, обще — УАК сегодня, как и все общественные профессиональные организации АПК, как и вся наша страна, озабочена выживанием – своим и аграрного сектора. Это сейчас главные приоритеты.

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus