Евгений Семененко: Контрафактные СЗР можно купить на любом киевском рынке

Евгений Семененко
Евгений Семененко, директор группы компаний UKRAVIT
Источник фото: Latifundist.com

Latifundist.com продолжает изучать внутреннюю лабораторию производства агрохических препаратов. В этот раз директор группы компаний UKRAVIT Евгений Семененко рассказал о борьбе компании с контрафактом, объяснил, как создаются препараты с учетом климатических изменений, и как сказалась на рынке СЗР отмена лицензии на производство агрохимии.

Читать по теме: Евгений Семененко: Мы разрушили стереотип, что в Украине нет своих качественных СЗР

Latifundist.com: Сколько, по Вашим оценкам, составляют расходы агрария на СЗР от общего портфеля посевной?

Евгений Семененко: Универсальной цифры нет. Например, наш ассортимент продукции по пшенице, кукурузе, подсолнечнику, сое позволяет обеспечить минимальную систему защиты. Это одна цена.  Если берем среднюю систему — стоимость другая, интенсивную — третья. И здесь уже каждый сам решает, что выбрать с учетом собственного бюджета. Кому-то достаточно собрать кукурузы 6 т/га, больше вкладываться человек не собирается.

Latifundist.com: Сколько длится испытание новых продуктов?

Евгений Семененко: Достаточно долго. Предположим, существует потребность в каком-то продукте. Наши агрономы в лабораторных условиях создают экспериментальный образец. Его испытывают, в случае необходимости что-то меняют. Потом химики контролируют, чтобы продукт не выпадал в осадок, не расслаивался, не забивал форсунку и в целом держал формуляцию. Для запуска в госрегистрацию нужно около 2-х лет. Она, в свою очередь, может длиться и год, и два. В этом процессе масса институтов проверяет продукт. И только после положительного ответа, производим и запускаем его в продажу.

Latifundist.com: Насколько с переменой климатических условий меняются ваши подходы к созданию новых продуктов?

Евгений Семененко: Климат меняется, и мы вынуждены под него подстраиваться. Погодные условия влияют, в первую очередь, на развитие сорняков или болезней. Если рассматривать болезни, то за 2 года у нас вышло 4 новых фунгицида. Также появилось 5 новых гербицидов. Поскольку  выросли посевы сои, в этом году выпустили гербицид Флагман Экстра. Он чудесно себя зарекомендовал в условиях этого года. Была выпущена небольшая партия и реализована в хозяйствах для пробы. Все очень довольны эффективностью в условиях этого года.

Latifundist.com: Какой продукт на данный момент самый популярный в вашей линейке?

Евгений Семененко: Трудно выделить какой-то один. Три года назад мы начали выпускать фунгицид Дезарал Экстра. За это время объем продаж вырос в 4 раза. Кроме него, есть масса продуктов, которые имеют спрос. Нельзя из 130-ти выделить что-то одно. Среди фунгицидов самые популярные — Акула, Аякс, Капитал.

Все в восторге от протравителя Рекорд Квадро. Самое дешевое протравливание и длинная защита озимой пшеницы от болезней и вредителей.

Latifundist.com: В линейке UKRAVIT есть средства для дезинфекции?

Евгений Семененко: Да, мы производим средства дезинфекции и дератизации. В линейке для промышленного сектора — это родентицид Бродивит, борется с грызунами, уничтожающими посевы озимых культур. Также имеем неплохой ассортимент для частного сектора. Это Багира, Капкан, зерновые приманки. Там выбор на любой вкус. От бытовых насекомых также  масса продукции (от тараканов, клещей, комаров).  На себе проверял эффективность — работает на 100% (улыбается).

Latifundist.com: А что касается борьбы с грызунами на складах?

Евгений Семененко: На складах и в поле одни и те же мыши. Наши препараты можно везде применять. Их используют на приусадебных участках, в погребе, на огороде.

Latifundist.com: При уничтожении грызунов создается проблема, ведь они могут остаться в зерне. Как ее решать?

Евгений Семененко: Ошибочное мнение. После того, как грызун съел наш препарат, он не сразу умирает. Наш препарат стимулирует несвертывание крови. Условно говоря,  грызун побежал к себе в гнездо, подрался с другими и погиб уже в другом месте. Они не умирают в амбарах или в погребах. Мы же их не цианистым калием кормим, чтобы он съел и «откинулся» сразу.

Latifundist.com: Насколько безопасны для людей или домашних животных ваши препараты?

Евгений Семененко: Расскажу на собственном примере. У меня есть приусадебный участок, где растут виноград, груши, яблони, черешни. Я обрабатываю все исключительно нашей продукцией.  Уже многие годы и я, и мои дети едим плоды. Какую еще рекламу надо?

Latifundist.com: В течение какого времени препараты сохраняют свои свойства после того, как их отгрузили на склад?

Евгений Семененко: Для хранения пестицидов в зимний период склады должны отапливаться. Температура не ниже +3-5 градусов. Некоторые препараты могут замерзать, перемерзать, расслаиваться. В нормальных условиях срок хранения в зависимости от препарата составляет от 2 до 4 лет.

Latifundist.com: Расскажите, как часто подделывают продукцию UKRAVIT?

Евгений Семененко: Промышленную продукцию — редко. Более выгодно подделывать мультинациональные компании, ведь их продукция дороже стоит. А вот направление приусадебных участков — довольно часто. Например, недавно ко мне пришел руководитель направления «Аптека садовника», дает две коробочки нашего нового инсектицида АТО «Жук» со словами «Найдите разницу». Крутил их, читал наклейку — все один в один. Открыл коробочку, достал флакон — опять же все визуально одинаково. Когда мы сдали поддельный флакон в Институт экогигиены и токсикологии им. Л.Медведя на анализ, только тогда увидели разницу. В нашем продукте было 3 действующих вещества, в подделке — половина одного. Хотя цвет был одинаковый. Вот так и появляются отзывы, что наша продукция не работает. Но не нужно покупать агрохимию Бог знает где. Есть официальные дистрибьюторы, пожалуйста, обращайтесь к ним.

Latifundist.com: В каких самых неожиданных местах встречали подделки?

Евгений Семененко: Да буквально на каждом киевском рынке стоят точки, где продают семена, средства защиты и тому подобное. Смотришь, а вот и наш продукт лежит в ампулах. При том, что мы в ампулах ничего не производим. Только во флаконах или пакетах. В тех ампулах неизвестно какое вещество. Можно отравиться или растения уничтожить.

Latifundist.com: Как защищаете Вашу продукцию от подделок?

Евгений Семененко: Вся система защиты продукции (промышленной, мелкой) указана на нашем сайте. Там абсолютно вся информация о наших продуктах. Мы сделали мобильную версию, которая работает офлайн.

Latifundist.com: Как на государственном уровне можно бороться с контрафактом?

Евгений Семененко: Во-первых, нужно, чтобы наши органы сотрудничали с компаниями дистрибьюторами, импортерами, производителями. Во-вторых, на сегодняшний день отменено лицензирование на реализацию средств защиты растений. В итоге торгуют все, кто хочет. Хотя все регламентные документы, которые нужны относительно складов, перевозки и др., остались.

Если лицензия будет стоить хотя бы $500 тыс., это сразу отсеет компании-пустышки. После этого рынок стал бы намного чище. Кто-то привозит подделку — первым делом просишь копию лицензии. Ее нужно иметь, потом показать данные на официальном сайте. Когда любой агроном увидит этот перечень, все риски будут ложиться исключительно на него.

Latifundist.com: Спасибо за интервью!

Константин Ткаченко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus