Операция «пшеница в пустыне»: опыт Al Dahra Holding

Джульетта Эфендиева, начальник департамента точного земледелия Al Dahra Holding

Думаете, сложно выращивать пшеницу в зоне рискованного земледелия? А как вам задача со звездочкой — получить урожай на песках Северной Африки? Именно так начинался африканский проект Al Dahra Holding — международной компании из ОАЭ с центральным офисом в Абу-Даби. Земли этого агрохолдинга в разных странах занимают в общей сложности около 150 тыс. га.

Latifundist.com в эксклюзивном интервью с начальником департамента точного земледелия Al Dahra Holding Джульеттой Эфендиевой во время тренинга-интенсива Cropio Camp 2018 смог «закопаться» в историю пустынного земледелия и узнать о видах арабского инвестора на Причерноморский регион.

Latifundist.com: Джульетта, нам представили Вас как специалиста, за плечами которого уникальный опыт подготовки африканских песчаных земель к выращиванию на них пшеницы. А где вы работали до этого?

Джульетта Эфендиева: В российской компании «Агроинвест», диспетчером в отделе точного земледелия. Мой первый проект назывался Тошка. Его назвали так в честь местного озера. В его рамках я внедряла систему орошения на полях.

Latifundist.com:  Расскажите, с чего начинался пшеничный проект Al Dahra Holding в Африке?

Джульетта Эфендиева: На месте наших полей раньше находилась пустыня. Там пришлось строить буквально все с нуля, начиная с дороги. Благодаря оросительному каналу, который находится рядом, проводили систему орошения для каждого поля. При этом мы очень много экономим. Например, компания установила в регионе присутствия солнечные панели, на энергии от которых все и работает.

Оросительный канал

Latifundist.com: Так там полностью песчаная почва?

Джульетта Эфендиева: Да, песчаная.

Latifundist.com: Можно ли в таких условиях выращивать пшеницу и другие сельхозкультуры?

Джульетта Эфендиева: Да. Но у нас проект молодой, поэтому пока выращиваем только люцерну. Хотя можно культивировать что угодно, если применять технологию, которую используют в Египте на песчаной почве. Так, пять лет на поле необходимо высаживать люцерну — она за это время подготавливает почву. Затем уже можно сеять даже пшеницу. Возможно, через три года мы будем выращивать что-то другое, но есть вероятность, что люцерна так и останется нашей основной культурой.

Люцерна

Latifundist.com: В каких целях используете люцерну?

Джульетта Эфендиева: Люцерна — хороший корм для скота, поэтому выращенную продукцию мы экспортируем. Пакуем ее в тюки и отправляем на продажу в Объединенные Арабские Эмираты, часть реализуется в Египте. Один из самых крупных контрактов заключен с компанией Adafk. Кроме того, частично люцерну покупает представительство Danone в Египте.

Люцерна, подготовленная к продаже

Latifundist.com: На каком этапе находится проект по орошению, которым Вы сейчас управляете?

Климатический удар: спасение — в орошении
Читать по теме 

Джульетта Эфендиева: Мы занимаемся этой программой уже 2 года. Охватываемая площадь — 8 тыс. га, на которой расположено 177 ирригационных установок Valley. У нас три хозяйства. В одном выращиваем люцерну, во втором апельсины, в третьем — люцерну, пшеницу и картофель.

Ирригационная установка Valley

Latifundist.com: Правильно понимаем, что это одно из трех предприятий Al Dahra Holding в Египте?

Джульетта Эфендиева: Да. Второе предприятие, которое находится в Египте, обрабатывает 5,5 тыс. га, а хозяйство в районе г. Салхея — около 2,5 тыс. га.

Latifundist.com: А еще на каких континентах есть земли у Al Dahra Holding?

Джульетта Эфендиева: Это достаточно большая компания. Она владеет землями в Европе: Греция, Италия, Испания, Сербия, Румыния. В планах покупка земли в районе Причерноморья. Есть также сельскохозяйственные активы в ОАЭ, Индии, Пакистане, Вьетнаме, Австралии, Бразилии, США,  Северной (Алжир, Марокко, Египет, Судан) и Южной Африке.

Latifundist.com: Где располагается центральный офис?

Джульетта Эфендиева: Центральный офис находится в Эмиратах в Абу-Даби. Там же расположены и фабрики по переработке риса.

Офис Al Dahra Holding

Latifundist.com: У вас интернациональная команда?

Джульетта Эфендиева: Да, много египтян, южноафриканцев, англичан. Менеджмент у нас представлен египтянами в главном офисе в Каире, но в каждом хозяйстве, по сути, генеральными директорами являются англичане или выходцы из Южной Африки.

Latifundist.com: Вернемся к сельскохозяйственным угодьям. Все они располагаются вокруг Нила?

Джульетта Эфендиева: Да, все сельское хозяйство сосредоточено вокруг Нила, люди селятся именно там, потому как в пустыне просто не выживешь. Наше хозяйство находится возле достаточно большого озера Нассер, откуда и берется вода для полива.

Latifundist.com: Какова специфика Вашей работы? Вы ведь работаете с орошением?

Джульетта Эфендиева: Я лично руковожу направлением точного земледелия. В рамках этой работы изначально внедряла на наших предприятиях систему спутникового мониторинга посевов Cropio. Она уже успешно действует на всех трех наших предприятиях. Хотя еще не все модули работают полноценно.

Система спутникового мониторинга посевов Cropio

ИнноАгро: Интегрированная система управления растениеводством
Читать по теме 

Например, телематика уже подключена, но пока не создается никаких заданий. В будущем мы планируем интегрировать в систему наши хозяйства и в других странах, так как земель много и за ними необходимо эффективно следить. Кроме того, я контролирую систему орошения в компании.

Latifundist.com: Установки у вас круговые?

Джульетта Эфендиева: Мы используем круговые установки Valley и систему BaseStation — управление Pivot. Изначально вся процедура орошения отнимала гораздо больше времени и требовала высоких затрат. Необходимо было сесть в машину, поехать, включить Pivot, установить управление. Сейчас же достаточно одного нажатия кнопки. К тому же, раньше все порывы и затопления можно было фиксировать только визуально (проезжая мимо). Благодаря новой установке, всю информацию мы получаем на месте. Если происходит внештатная ситуация, Pivot останавливается, приходит оповещение о случившемся. Плюс этой системы еще и в том, что мы также можем управлять потоком воды.

Оросительная система

Latifundist.com: Окупают ли себя затраты, вложенные в инфраструктуру? Не проще ли заниматься земледелием, к примеру, в Украине?

Джульетта Эфендиева: Тошка — молодой проект, в него до сих пор очень много инвестируется, еще не все достроено. Но мы уже подходим к финальному этапу. Как пример, есть хозяйство, которое работает дольше нас и перевыполняет план на 40%. Да, мы пока выходим в «ноль», но другие хозяйства, действительно, зарабатывают. Возможно, еще и потому, что цены в Египте достаточно низкие.

Latifundist.com: Египет импортозависимая  страна, но сегодня Африка, в целом,  занялась не то чтобы импортозамещением, но начала задумываться о наращивании производства. Не так ли?

Джульетта Эфендиева: Сегодня, проводя переговоры, мы делаем акцент на том, что Африке необходимо заниматься сельским хозяйством и собственным производством. Наш проект предусматривает сотрудничество между ОАЭ и Египтом, что выгодно обеим странам.  

Latifundist.com: Интересно узнать о специфике африканского рынка. Какой опыт Вы получили за два года работы? Какие там особенности ведения бизнеса? Существует стереотип, что украинцы не хотят работать с африканцами, боясь быть обманутыми.

Джульетта Эфендиева: Это миф. Но точно одно — на Ближнем Востоке другая специфика, люди там другие: немного расслабленные, надо их подталкивать, иначе будет сложно. Это касается и Египта, и ОАЭ.

Джульетта Эфендиева

Latifundist.com: То есть, если договорились о встрече на 12 часов, то можно и не ждать в срок?

Джульетта Эфендиева: Если, например, вы договариваетесь встретиться на 8 часов, то это будет не раньше 8.10 точно. Хотя нельзя сказать, что там все сложно. Я тоже раньше думала, что они все немного ленивые, но нет, есть очень умные и мотивированные люди. Это, наверное, зависит от человека.

Latifundist.com: В свое время в средневековой Англии сопротивлялись созданию первой швейной машины из-за боязни потерять рабочие места. В итоге королева забраковала проект. Египет тоже относится к консервативным странам. Возникает вопрос по поводу точного земледелия и четкого контроля земель, не вызывает ли это неприятие на местах?

Джульетта Эфендиева: Да-да, знаю об этом историческом факте. Другой вопрос, что контроль за работой — это не желание уличить кого-то в ошибках. Наоборот, мы хотим выявить ошибки, исправить их и сделать работу более продуктивной.

В Египте не сопротивлялись этой системе, руководство изначально решило работать по такой схеме. Аграрии тоже были только «за», они активно используют новые технологии в своей работе. Мы приводили пример и рассказывали, за сколько наши водители обрабатывают гектар земли на таком же оборудовании. Но нам не верили, говорили, что это невозможно. Пока мы не показали конкретные примеры. Если  сравнить показатели за август 2016 г. и февраль 2018 г., производительность техники — 70%, а рабочее время увеличилось на 40%.

Техника предприятия

Latifundist.com: В Украине есть ряд компаний, которые занимаются производством систем,  препятствующих сливам топлива, взломам. Используете ли вы подобные средства защиты? Или воровства здесь нет?

Джульетта Эфендиева: Не используем, но планируем это внедрять в будущем, так как это важно. Хотя нельзя сказать, что в Египте распространены случаи воровства. К примеру, возьмем то же дизельное топливо. Если в России его можно запросто продать на соседней ферме, то здесь открытое пространство, все друг у друга на виду. По сути, мы находимся в изоляции. Вокруг одна пустыня, до ближайшей деревни — 50 км. Там и покупаем еду. Живем на проекте, в специально построенных домах. Я уже привыкла, ведь здесь очень интересно.

Latifundist.com: Спасибо за экскурс в африканские аграрные реалии.

Алексей Бесклетко, Анна Омбоди, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus