Таврийская перспектива: все заработанное вкладываем в полив

АгроЭкспедиция Пшеница 2018. День 2. Херсонская область: Таврийская Перспектива и Альфа Фарм
Читать по теме 

Если есть орошение, на знойном юге Украины можно и сою с кукурузой выращивать. Да и зерновые будут давать поболее, чем 4 т/га. Как минимум, этими двумя фактами запомнился агроэкспедиторам визит на Херсонщину в последней декаде июня. Здесь, в зоне полупустыни (именно таковым считается этот регион из-за низкого количества осадков и в целом особенностей климата), АгроЭкспедиция Пшеница 2018 побывала на посевах озимой пшеницы на богаре и ячменя под орошением в Каховском структурном подразделении компании «Таврийская перспектива». А директор подразделения Александр Малыш поделился особенностями сельхозпроизводства в Херсонской области, планами предприятия по увеличению площадей под орошением и рассказал, какую технику выбирают щирі українці.

Latifundist.com: Расскажите о своем хозяйстве, какая у него история?

Александр Малыш: Сначала хозяйство называлось «Экспо Агро», затем был «Славутич», а в 2002 году переименовали предприятие в «Таврийскую перспективу». Всего в хозяйстве более 15 тыс. га — это Бориславский, Ивановский, Чаплинский районы Херсонской области. Я же являюсь руководителем Каховского структурного подразделения. Наш зембанк составляет 4 тыс. га, где большая часть земель на орошении.

Latifundist.com: Какие культуры выращиваете?

Александр Малыш: Наше основное направление — это зерновые (ячмень, пшеница) и соя. Кроме того, мы выращиваем под поливом родительские линии подсолнечника. Ранее также успешно занимались голосеменной тыквой, но для ее производства на рынке сейчас не столь благоприятные условия. Причем у нас была и линия по переработке, где семена тыквы сушили, дорабатывали, калибровали и т.п.

Latifundist.com: Какие культуры на орошении для вашего хозяйства самые рентабельные?

Александр Малыш: У нас есть общехозяйственный севооборот: рапс, соя, кукуруза и т.д. В структуре посевных площадей на орошении 50-60% занимает соя и 40% — пшеница. Подсолнечник, рапс, ячмень, кукуруза могут расти и без полива. Почему работаем именно так? Во-первых, соя при нашем климате без полива просто не выживет. Во-вторых, цена на нее стабильна каждый год. На шрот, например, даже за границей в валюте всегда стабильная цена. А вот на кукурузу, зерновые и подсолнечник цена упала.

Орошение пшеничных полей

Latifundist.com: Для орошения вы покупаете новые установки или ремонтируете старые?

Александр Малыш: В прошлом году мы восстановили старые системы «Фрегат» и добавили 280 га к орошению. Также купили две новые установки (тоже «Фрегат»), проложили сеть. Если бы построить свою насосную станцию, можно было бы увеличивать площади под орошением, но сейчас это очень сложно. Цены на такие агрегаты считаются в миллионах и миллиардах. Ранее техника была дешевле и доступнее, а сейчас все лежит и ждет, потому что нужно купить дождеватель, а только он стоит $6,5 тыс.

Читать по теме: Климатический удар: спасение — в орошении

Latifundist.com: Расскажите о своем техническом парке.

Александр Малыш: Мы «щирі українці», поэтому работаем на отечественной технике — ХТЗ. Из импортной — только тяжелый трактор John Deere и самоходный опрыскиватель этого же бренда.

Трактор ХТЗ

Latifundist.com: Насколько государство сегодня помогает в закупке отечественной техники?

Александр Малыш: Оно нам пока не помогает. Компенсацию мы получали, когда у власти был Леонид Кучма и Виктор Ющенко. Также, когда здесь собирали семена в засуху, это был 2011-2012 год, нам тогда на 100% возвращали деньги за электроэнергию. А сейчас нам никто ничего не дает.

Latifundist.com: А как вообще относитесь к Минагропроду?

Александр Малыш: Я же говорю, сейчас мы ничего не чувствуем. Ранее 50% затрат на воду компенсировало государство, сейчас — нет. Аграрии Херсонского региона работают с натяжкой, потому что как им вырастить те же 4 тонны зерна, когда 50% расходов — это полив и прибыли почти не остается? В центральных регионах климат другой, конечно, там выжить легче.

Latifundist.com: Расскажите о системе управления хозяйством. Каким образом принимаются решения по закупке СЗР, удобрений?

Александр Малыш: Если, например, нам нужно вырастить озимую пшеницу, то мы получаем сверху заказ на определенный объем культуры. Затем садимся с агрономом и расписываем, где мы ее хотим посеять, что для этого нужно. После этого, когда генеральный директор собирает всех, мы объясняем, что и как. Вот такая своеобразная защита «курсовой работы» (улыбается — прим.ред). Наш генеральный директор, Владимир Ермоленко, тоже агроном по образованию, то есть он понимает все эти моменты.

Latifundist.com: Где храните продукцию, есть ли собственные мощности?

Александр Малыш: Выращенную продукцию с семенных участков храним в основном на собственных напольных складах. А вот часть урожая для дальнейшей реализации направляется на Тягинское ХПП и элеватор в Горностаевском районе, входящие в структуру «Таврийской перспективы».

Latifundist.com: Расскажите, как работают ваши элеваторы? Принимают только собственную продукцию?

Александр Малыш: Для продажи элеватору надо собрать определенный объем зерна. Поэтому они этот объем собирают. Если мы не смогли поставить нужное количество, то зерно докупаем, комплектуем партию, и она едет дальше.

Пшеничное поле предприятия «Таврийская перспектива»

Latifundist.com: У вас раньше был свой перерабатывающий завод, сейчас его закрыли?

Александр Малыш: У нас была соевая линия, но мы ее переоборудовали под переработку семян тыквы. Нужно было их сушить, этот процесс занимал около месяца, а остальное время работала соевая линия: давили масло, делали шрот. Сейчас тыкву не выращиваем, и линия пока не задействована.

Latifundist.com: Есть ли планы расширять земельный банк?

Александр Малыш: Планы есть, хочется расширяться, но не всегда наши планы соответствуют нашим возможностям. Землю не так просто взять, большая конкуренция. Если берем ее под орошение, то договор заключается на 10-15 лет.

Latifundist.com: Есть ли у вас заключенные договора аренды на 49 лет?

Александр Малыш: Немного, но есть. У каждого человека всякое бывает, болезнь или дорогая покупка, тогда и подписывают такие долгосрочные договора.

Посевы подсолнечника на полях предприятия «Таврийская перспектива»

Latifundist.com: Как Вы относитесь к открытию рынка земли?

Александр Малыш: Это сложно сейчас сделать. Главный вопрос в том, кому будет продаваться земля. Если мы начнем ее продавать налево и направо, то где гарантии, что пол-Украины не выкупит Россия, а другую половину — Европа?

Latifundist.com: Принимаете участие в жизни села?

Александр Малыш: Мы платим налоги, которые потом распределяются на нужды села. Ну и, конечно, помогаем по мере возможностей. Выделяем средства на ремонты школ, садов, дорог.

Latifundist.com: Расскажите о себе, как Вы пришли в сельское хозяйство?

Александр Малыш: Я всю жизнь работаю в сельском хозяйстве. В 1979 году закончил Новокаховский техникум по специальности механик и сразу хотел работать по специальности. Но не все получается так, как хочется... Семья, дети, денег не хватало, поэтому пошел работать гидроинженером «фрегатчиком». Далее работал механиком, потом меня повысили до заведующего мастерской. Когда образовалась «Таврийская перспектива» во времена развала колхозов, меня взяли на должность главного гидротехника. Можно сказать, что я начинал все эти поля орошать с нуля. Считаю, что только с сельхозпроизводством на орошении есть будущее у агросектора на юге Украины.

Елизавета Кудиненко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus