Александр Бакуменко: Реальные поставки мяса птицы на рынок ЕС начнутся весной

Александр Бакуменко, председатель Совета директоров Ассоциации «Союз птицеводов Украины»
Джерело фото: export LAT

Председатель Совета директоров Ассоциации «Союз птицеводов Украины» Александр Бакуменко в эксклюзивном интервью Национальному агропорталу Latifundist.com рассказал, как можно обойти ДСТУ, а также когда и какие компании начнут экспорт мяса птицы в ЕС.

Latifundist.com: Почему «Союз птицеводов Украины» выступает против отдельных положений проекта нового государственного стандарта для куриного мяса?

Александр Бакуменко: Во всем мире применяют три сертифицированных способа охлаждения мяса птицы: воздушный, водяной (путем погружения в ледяную воду), смешанный (воздушно-капельный). На качество продукции использования того или иного способа не влияет. Способ охлаждения выбирает производитель в зависимости от крупности компании и поставленных задач. В странах-лидерах отрасли (США, Бразилии, Китае) 70% производителей применяют водное охлаждение, около 15% (как и в Украине) – смешанное и остальные — воздушное. При применении любого из трех способов охлаждения мяса птицы возникает физиологически связанная вода, но только в разных количествах. В странах Европейского Союза в соответствии с действующим регламентом воздушный способ предусматривает не более 1,5% воды в мясе, смешанный – до 3,3%, водяной – 5,1%. В ДСТУ, который действует сегодня в Украине, вообще нет ограничений по уровню содержания влаги в мясе.

В новом ДСТУ предлагается установить один показатель для всех трех способов: не больше 4%. Но это нонсенс: один показатель для разных технологий. На то они и разные, что предусматривают разную технологию. Сведение воедино этих показателей лишит государство возможности отследить правильно или нет выполняется технология производства на конкретном производстве, а также создаст неравные условия для игроков на рынке. Получается, кто работает правильно, на современном оборудовании, но в силу своей технологии не вписывается в единые рамки, должен будет отказаться от производства. А другой, у кого производственная технология допускает 1,5% влаги, получит конкурентное преимущество. И нет гарантии, что он не будет делать продукцию, не придерживаясь технологических стандартов.

Latifundist.com: Эту цифру (4%) на основании расчетов предоставил Институт животноводства Национальной академии аграрных наук (НААН) Украины?

Александр Бакуменко: Цель создания нового ДСТУ — гармонизация украинского и европейского законодательства. То есть на выходе нужно было выйти на тот же уровень содержания влаги в мясе, как и в Европейском Союзе. Над проектом не один год работала группа с числа ученых, главных технологов и руководителей птицеводческих предприятий. Было много вопросов. Все решили, но остался один очень важный. И тут мы почувствовали, что пошло непонимание и какие-то другие игры. Подобный подход, на мой взгляд, создает неравные условия на рынке. Похоже, что идет передел рынка. По-другому назвать не могу. Ведь в случае принятия этого варианта ДСТУ 70% украинских предприятий могут его не выполнить при том, что сегодня полностью соблюдают производственную технологию, имеют новейшее оборудование. Производителей, использующих разные методы охлаждения мяса, хотят поставить в разные условия работы на рынке. Это и была цель и задача одной компании, получить конкурентное преимущество.

Не надо ничего выдумывать, украинские предприятия птицеводства готовы к европейским требованиям

Latifundist.com: Какую компанию Вы имеете ввиду?

Александр Бакуменко: «Агромарс». Они же озвучили свои позиции публично. С их слов понятно, что они хотят иметь конкурентные преимущества на рынке.

Latifundist.com: Предположим, что украинские ученые чего-то не досчитали или, наоборот, досчитали. Но, ведь подобная норма в 4% сейчас действует в России…

Александр Бакуменко: В России действует два ДСТУ. Первый приняли еще в 2008 году. Он действительно содержит норму 4% влаги для мяса охлажденной птицы. Но россияне раньше нас сделали эту ошибку (не учли разные степени охлаждения) и когда начали внедрять стандарт, то споткнулись об нее. И сейчас соседи пытаются усовершенствовать действующий стандарт. Как результат, Россия начала двигаться по пути внедрения технических регламентов ЕС. Ведь ДСТУ в Европе нет. Так появился в 2012 году еще один ДСТУ относительно методов исследования, который утверждает европейские нормативы, где уровень влаги колеблется в зависимости от способа охлаждения (1,5%, 3% и 5,1%). Украина тоже движется к внедрению европейских технических регламентов, поэтому важно, чтобы эти надуманные нормы потом автоматически не перенесли с ДСТУ в украинские технические регламенты. Не надо ничего выдумывать, украинские предприятия птицеводства готовы к европейским требованиям. И это подтверждает Европейская Комиссия, которая приезжала четыре раза. У нее не возникало вопросов ни к безопасности, ни к качеству продукции.

Latifundist.com: Если в конечном итоге примут нынешний вариант ДСТУ, помешает ли это украинским птицеводам активно поставлять продукцию на европейский рынок?

Александр Бакуменко: Это может быть препятствием, а может — и нет. С Европой, как и с другими партнерами, нужно говорить на одном языке в плане нормативных документов. А получается, что у них английский, а у нас – другой. А как иначе, если в ЕС норматив прописан согласно способу охлаждения, а у нас – один для всех. Европейцы не поймут, о чем мы говорим.

Latifundist.com: А сколько нужно денег, чтобы переоборудовать производство в случае принятия ДСТУ?

Александр Бакуменко: Никто ничего переоборудовать не будет. Речь идет о миллиардных средствах. Кроме того, зачем переписывать правила, которые вкладываются в законодательные нормы всех развитых стран мира?

Latifundist.com: А ДСТУ можно обойти?

Александр Бакуменко: По украинским законам (Закон Украины «О стандартах, технических регламентах и процедурах оценки соответствия») не является обязательным к выполнению.

Latifundist.com: То есть, если новый ДСТУ примут в неугодном свете для большинства производителей, то, теоретически, компании могут его не выполнять?

Александр Бакуменко: Да.

На украинском рынке сегодня работают около 30 предприятий. Они имеют свои каналы сбыта, торговые бренды и воюют за клиентов качеством и ценой

Александр Бакуменко, председатель Совета директоров Ассоциации «Союз птицеводов Украины»

Latifundist.com: Когда начнется экспорт продукции птицеводства в ЕС? О каких объемах идет речь?

Александр Бакуменко: Реальные поставки мяса птицы на рынок ЕС начнутся в апреле-мае. С объемами прогнозировать сложно, ведь в ЕС действуют очень высокие смешанные таможенные ставки, защищающие внутренний рынок от импорта. Например, за 1 тонну филе надо уплатить 850 евро. Очень сложно при таких таможенных ставках торговать нормально. На мой взгляд, если Украина и ЕС не подпишут договор об ассоциации и создании зоны свободной торговли, то объемы экспорта на первом этапе будут очень мизерные.

Latifundist.com: Как сработала отрасль по итогам 2012 года?

Александр Бакуменко: Ми произвели в убойном весе 1,066 миллиона тонн мяса птицы (то есть на 71 тысячу тонн больше, рост на 7%) и 19,117 миллиарда штук яиц, (рост 2,5%). Существенно вырос экспорт – до 81 тысяч тонн (в 2011 году было 50 тысяч). Негативно, что практически удвоился импорт (в основном мясо механической обвалки): с 61 тысячи тонн в 2011 году до 116 тысяч тонн в 2012 году при приблизительной потребности рынка в 40 тысяч тонн.

Latifundist.com: Что прогнозируете на 2013 год?

Александр Бакуменко: Промышленное птицеводство вырастет на 12-13%, прибавив 125 тысяч тонн. На экспорт по предварительным подсчетам пойдет 130-140 тысяч тонн.

Latifundist.com: Удовлетворен ли спрос на внутреннем рынке?

Александр Бакуменко: Да. Сбалансированность спроса и предложения даст стабильную цену на год. Главная проблема украинского рынка, сдерживающая рост производства, — это низкая покупательская способность населения. Если в США на продукты питания человек тратит 25-30% своего бюджета, то в Украине – больше 60%. С учетом удорожания коммуналки, транспортных услуг и так далее потребительская корзина не расширяется, а сужается. Хотя, если брать физиологические нормы, то в год человек должен съедать 80 кг мяса, в Украине дошли до 53 кг, в целом в мире – до 35 кг. С этой точки зрения еще есть куда расти. Если не будет никаких чрезвычайных ситуаций (например, обвала доллара, дефолта), то к 2017 году Украина в полтора раза увеличит объемы производства мяса птицы и экспортирует порядка 300 тысяч тонн. Сейчас мясо птицы продается в 23 страны мира, а яйцо и яичные продукты — в 48 стран. Через 3-4 года 60-70% всего экспорта будет идти на рынки Азии и Африки.

Latifundist.com: Ранее Вы сказали, что новый ДСТУ ставит участников рынка в неравные условия. А разве сегодня можно говорить о конкуренции, если, по оценкам экспертов, половину рынка занимает один игрок — МХП?

Александр Бакуменко: Можно. В странах-лидерах производства мяса птицы ситуация похожа. В США с годовым производством 16 миллионов тонн мяса птицы две компании имеют 60% рынка! В Бразилии (12,7 миллиона тонн в год) три компании сосредоточили более 50 % рынка. В Украине «Мироновский Хлебопродукт» и «Агромарс» имеют 65%. И в этом я ничего страшного не вижу.

Latifundist.com: Но согласно украинскому законодательству монополист тот, у кого уже есть 35% рынка.

Александр Бакуменко: Я не считаю это монополией. Если ведется новое строительство (особенно, активно строит МХП), то его нужно сдерживать? Зачем? В других странах, в тех же США, Тайсон производит 6 миллионов тонн птицы и эти объемы государство не сдерживает. На украинском рынке сегодня работают около 30 предприятий. Они имеют свои каналы сбыта, торговые брэнды и воюют за клиентов качеством и ценой. Вот, к примеру, Вы как покупатель имеете выбор в магазине?

Latifundist.com: Выбор есть, но желания покупать нет. Я в этом плане привередливый покупатель. На мой взгляд, по вкусовым качествам магазинный продукт и домашний отличаются.

Александр Бакуменко: Это Ваше право. И Вы можете его реализовать, купив домашнюю продукцию на рынках. Сегодня 20% всего мяса птицы производится в частных хозяйствах. Через 5 лет его доля сократиться до 5-7% и будет держаться на этом уровне.

Latifundist.com: Сможет ли крупнейший отечественный производитель мяса птицы стать еще и интегратором в мировом масштабе?

Александр Бакуменко: На мой взгляд, через 3 года МХП будет самым крупным производителем мяса птицы в Европе. Для этого не надо ничего покупать, достаточно запустить Ладыженский птицекомлекс.

Latifundist.com: А другой крупный игрок – «Авангард»?

Александр Бакуменко: Без комментариев.

За что мне сегодня не стыдно, так это за птицеводство

Александр Бакуменко, председатель Совета директоров Ассоциации «Союз птицеводов Украины»

Latifundist.com: Как Вы попали в АПК?

Александр Бакуменко: В школьные годы очень серьезно увлекался футболом. Даже первые деньги заработал благодаря футбольному полю. В советское время спортсменов-футболистов оформляли на предприятия, где за свою игру в конце месяца они получали заплату. Я числился фрезировщиком шестого разряда и получил 180 рублей. После учебы решил пойти по стопам брата в Харьковский зооветеринарный институт, с отличием его окончил.

Latifundist.com: Никогда не жалели о своем выборе?

Александр Бакуменко: На мой взгляд, самое главное в жизни — стать профессионалом (не ремесленником) в своей отрасли. И не важно, в какой сфере. Главное – достичь вершины мастерства.

Latifundist.com: Если сопоставлять агросектор с момента, когда начинали работать, и сейчас, что больше всего запомнилось?

Александр Бакуменко: Я пришел работать в 1985 году на должность главного технолога на птицеводстве, потом работал главным технологом харьковского птицепрома, дальше замом генерального директора. И вот за что мне сегодня не стыдно, так это за птицеводство. Сегодня отрасль на 40% больше продаем мяса и на 11% яиц, чем в лучший год (1990) советской Украины. При этом производство говядины упало в четыре, а свинины — в три.

Latifundist.com: Но окупаемость оборотных средств в птицеводстве быстрее в отличии от свиноводства или животноводства.

Александр Бакуменко: Это важно, но не главная причина рекордных успехов отрасли. В кризисный 1997 год в Украине реально работали только две бройлерные фабрики, производящие 40 тысяч тонн мяса птицы и около 2,5 миллиарда яиц. Быстро подняться птицеводству помогла приватизация. В отличии от приватизации работающих крупных активов, птицеводство никого не интересовало, потому что интересоваться было особо нечем. В АПК шли действительно по-настоящему отважные и талантливые молодые ребята, которые с помощью своего ума, усилий и менеджерского таланта постепенно начали подымать отрасль. С 1998 по 2012 год объемы производства мяса птицы выросли в 30 раз! И самое главное, что никто ничего ни у кого не отбирал.

Latifundist.com: Почему Вы продали свои бизнесы и пошли работать в Союз?

Александр Бакуменко: Я уже занимался бизнесом и понял, что это не мой путь. Мне интересно делать что-то новое, объединять собственников компаний, выстраивать баланс интересов всех игроков рынка и результат этой работы вы видите сами.

Latifundist.com: Кем Вы видите себя через 10 лет?

Александр Бакуменко: Мне много предлагали интересных должностей, начиная с депутатства и заканчивая заместителем министра АПК. При чем предложения поступали от первых лиц государства. Но, на мой взгляд, каждый должен делать то, что у него лучше всего получается. Я с удовольствием будут продолжать нынешнюю роботу. Для меня на первом месте — ощущение свободы. Я свободный человек и боюсь в этой жизни только одного Бога. Сейчас для меня основная цель в жизни – спасение души. Я верующий человек — и это важнее, чем все остальное.

Latifundist.com: Какой Вы видите Украину в будущем?

Александр Бакуменко: Украина имеет огромный потенциал, но не использует его. Есть много причин. Но скажу лишь об одной: мы пока еще не европейцы по ощущению своей внутренней свободы. Украинцы еще люди с «совковой» среды. Должно пройти время и смениться не одно поколение, чтобы ощущение сталинского страха исчезло с памяти нации. Представьте, 80 лет народ жил в среде, подавляющей личность, убирающей неординарных людей и стимулирующей систему доносов. Мы все родом оттуда. Поэтому демократия в течение 20 лет невозможна. Надо чтобы сменилось несколько поколений, чтобы люди смогли жить по-другому, привыкнуть к вкусу свободы. Каждый должен понять: свобода — это самое важное состояние, в котором человек должен жить и творить.

Latifundist.com: Спасибо за содержательное интервью.

Ирина Наталенко, Национальный агропортал Latifundist.com

Дізнавайтесь першими найсвіжіші новини агробізнесу України на нашій сторінці в Facebook, каналі у Telegram, завантажуйте додаток у AppStore, підписуйтесь на нас у Instagram или на нашу розсилку.

Виконано за допомогоюDisqus