Бетон — агрохолдингу не помеха

Василий Зернецкий, руководитель департамента капстроительства компании «Заря Подолья»

В настоящее время практически все украинские агрохолдинги для строительства своих производственных объектов предпочитают привлекать сторонние компании. Исключением из этого правила является компания «Заря Подолья», входящая в состав холдинга «УКРПРОМИНВЕСТ-АГРО». Уже несколько лет компания не только реализует строительные проекты собственными силами, но даже сама производит бетон. О преимуществах и перспективах такого подхода к строительству в агробизнесе мы побеседовали с руководителем департамента капстроительства компании «Заря Подолья» Василием Зернецким.

Latifundist.com: Почему компания «Заря Подолья» решила развивать строительное направление, как давно это случилось и насколько согласуется со стратегией агрохолдинга?

Василий Зернецкий: Изначально в компании «Заря Подолья» никто не планировал что-либо строить собственными силами. Точкой отсчета в становлении строительного направления стал момент, когда мы поняли, что при привлечении подрядчиков невозможно точно спрогнозировать сроки строительства. А в некоторых случаях это крайне важно, в частности, при строительстве элеваторов.

Все элеваторы строятся с расчетом ввода их в эксплуатацию в жесткие сроки — до начала сбора ранних зерновых, то есть не позже начала июня. Связано это с тем, что уборку урожая невозможно «подвинуть». И если строительство затягивается, для компании это немедленно оборачивается убытками.

В результате мы пришли к выводу, что любой, даже тщательно подготовленный тендер с критериями оценки подрядчиков, проработанными ключевыми параметрами — это рискованное мероприятие. Все равно существует шанс, что застройщик не выполнит условия договора.

Latifundist.com: То есть основой для идеи послужила потребность холдинга в строительстве различных объектов с гарантированным результатом и качеством?

Василий Зернецкий: Да, примерно так идея и кристаллизовалась. В любой крупной компании или агрохолдинге есть внутренний отдел по управлению проектами или инвестициями. Существование этих отделов ни у кого не вызывает вопросов, потому что очевидно: для управления проектами необходимы люди, которые могут заниматься этим профессионально.

Вопрос, почему бы самим еще и не строить, является логичным продолжением вопроса об управлении проектами и инвестициями.

Ведение строительства собственными силами позволяет строить так, как вы считаете нужным. В этом и состоит принципиальное преимущество.

Читать по теме: Алексей Кустов: При строительстве элеваторов надо делать проект «на вырост»

Latifundist.com: Тем не менее преобладающая тенденция на агрорынке — строительство на условиях аутсорсинга. Почему?

Василий Зернецкий: Аутсорсинг — это всегда вопрос менеджмента. Почему многие компании реализуют свои строительные проекты, прибегая к аутсорсингу? Потому что для них управление подобными проектами накладно. И ключевой вопрос в этой ситуации не что, а кто: кто именно будет выполнять проект, а не что нужно построить.

В крупном многопрофильном холдинге, каковым является «УКРПРОМИНВЕСТ-АГРО», строительство органически вытекает из управления проектами. Потребность в развитии строительного направления возникла в процессе строительства холдингом первого элеватора. Это был большой проект, который нужно было завершить в установленный срок.

На начальном этапе для выполнения собственными силами мы взяли небольшой участок работ, но к моменту завершения строительства оказалось, что три четверти всех бетонных работ мы выполнили самостоятельно, потому что почти все подрядчики «посыпались» — не уложились в установленные сроки.

Такое развитие событий в проект, конечно, не закладывалось. Тем более, что для его реализации компания привлекла самых разных подрядчиков — дешевых и дорогих, именитых и не очень. Однако проштрафились все — независимо от опыта, технических возможностей, количества персонала и стоимости строительных услуг. Как следствие, нам пришлось подхватывать объемы работ, не выполненные подрядчиками, и вытягивать проект.

В отдельное направление деятельности строительство в «Заре Подолья» оформилось не сразу. Но со временем наша деятельность выросла в такие объемы и продемонстрировала настолько хороший результат как по качеству строительства, так и по экономическому результату, что стало грешно не попробовать силы и на других объектах. Так и пошло.

И сейчас строительное направление в компании, действительно, уже является полноценным бизнесом — со своей структурой, маржинальностью, обязательствами и всем, что полагается.

Latifundist.com: Как давно произошла эта трансформация из вспомогательного направления в полноценный бизнес?

Василий Зернецкий: Фактически в отдельное направление деятельности строительство в «Заре Подолья» оформилось к 2016 году. В 2011 году, когда строился первый элеватор, мы провели первый успешный эксперимент — сформулировали идею и получили первый опыт самостоятельного строительства. Но после этого была достаточно большая пауза. Несколько месяцев потребовалось для введения элеватора в эксплуатацию. Но главной причиной, из-за которой развитие строительного направления долго находилось в подвешенном состоянии, стали события 2013-2014 гг. Революция, война, аннексия Крыма и т. п.

Однако с 2015-2016 гг. мы включились в процесс на полную и не останавливаемся до сих пор. Объемы строительных работ, которые мы выполняем, ежегодно увеличиваются в разы.

Latifundist.com: И почему, по Вашему мнению, агрохолдинги не следуют вашему примеру?

Василий Зернецкий: Насколько я знаю, сегодня большинство холдингов концентрируют свои усилия на глубоком управлении проектами. Сводится оно к тому, что создаются большие проектные группы из юристов, логистов и прочих узких специалистов в составе 10-20 человек. И строительство контролируется на уровне проектной группы: она занимается проектами, оборудованием и всеми прочими текущими вопросами.

Василий Зернецкий

Latifundist.com: C теорией ясно, давайте теперь о практике. Сколько вы инвестировали в приобретение модульной установки по производству бетона? Насколько это подъемная инвестиция для небольших строительных компаний?

Василий Зернецкий: Около миллиона долларов. Для большинства строительных компаний это подъемная инвестиция. Нередко и сами заказчики покупают бетонные заводы и управляют ими, пока ведется строительство. Например, когда строится большой элеватор.

Правда, это очень дорогое и нерациональное решение. Ни один заказчик никогда не окупит затраты на приобретение бетонного завода под конкретный проект.

Для окупаемости производства бетонный завод должен произвести порядка 20 тыс. кубометров бетона. При этом необходимо учитывать, что для обеспечения функционирования завода необходим также парк специализированной автомобильной техники — миксеров, необходим погрузчик, персонал для обслуживания производства. И все это дополнительные затраты.

Latifundist.com: Вы уже реализовали 10 больших проектов. Каким Вам представляется будущее строительного направления в «Заре Подолья»?

Василий Зернецкий: Я очень хочу развивать направление и идеологию работы нашего департамента. Мы не являемся строительной компанией в чистом виде, мы не являемся производителями бетона. Мы — производители предприятий. То есть тот уровень, который мы достигли и поддерживаем внутри компании, мы хотим масштабировать и предложить другим заказчикам на рынке.

Для нас как для рождающейся самостоятельной компании это сейчас является большим вызовом. Мы хотим доказать, что можем воплощать мечты заказчиков в чистом виде, строить так, как того хочет заказчик. 

Latifundist.com: А насколько экономически выгодна для агрохолдинга реализация строительных проектов собственными силами?

Василий Зернецкий: В этом нет никакого секрета. В частности, при проведении бетонных работ экономия в среднем составляет 20-30%. Особенно выгодно, когда до ближайшего «чужого» бетонного завода десятки километров, а твой бетонный завод — в нескольких метрах от строительной площадки.

Василий Зернецкий

Между прочим, когда мы участвуем в тендерах, иногда специально просим заказчиков обратить внимание на внутренние составляющие стоимости, мы никогда не прячем себестоимость наших работ и услуг. Потому что основная проблема сметы и оценочной стоимости производства, как правило, «на стороне» заказчика. И состоит она в отсутствии производственного опыта, когда о стоимости реализации проекта судят по строительным проектам-аналогам. Для финансистов, составляющих годовой финансовый план, это, наверное, приемлемо.

Однако, когда речь идет о разбивке работ в начале строительства, повсеместной «болезнью» является занижение стоимости за счет ряда работ, учет которых не ведется. Я сам когда-то попался на этом, потому что всем хочется дешевле — и заказчику, и подрядчику, который готовит тендерное предложение.

Но, на самом деле, на некоторые вещи нужно смотреть как на реальность. Строительство не может быть меньше себестоимости. И если в самом начале ценовое предложение занижено, в конечном итоге это выливается в еще большие деньги и сроки строительства.

Latifundist.com: В скольких тендерах вы уже приняли участие, на каких объектах?

Василий Зернецкий: Уже приняли участие в 4-5 тендерах и планируем участвовать  в дальнейшем.

Latifundist.com: И как вас встретили на рынке ваши основные потенциальные заказчики, например, предприятия пищевой промышленности?

Василий Зернецкий: Вы знаете, заказчики очень позитивно воспринимают комплексность. Особенно специалисты, которые руководят строительными проектами. Им нравится, что мы все делаем сами — от производства бетона до монтажа оборудования и сдачи объекта в эксплуатацию.

Latifundist.com: То есть для заказчика 10 объектов, которые вы построили, уже достаточный багаж, чтобы доверять вам?

Василий Зернецкий: Думаю, да. Хотя, как правило, заказчики обращают внимание лишь на последние построенные объекты. Для нас такими объектами являются элеваторы, на тендеры по строительству которых нас чаще всего приглашают.

Но когда заказчику становится известно, что мы строим не только элеваторы, а полноценные производственные комплексы, что у нас есть опыт строительства на самых разных объектах — от систем полива до сахарных заводов, что мы можем осознанно строить структуры намного большие, чем фундамент 3 на 8, это производит на заказчика положительное впечатление. Например, наш предпоследний объект, элеваторный комплекс на «Днепровском крахмалопаточном заводе», включает в себя элеватор, замочное отделение, где осуществляется первичная обработка зерна, цех модификации крахмала, где проводится глубокая переработка. 

Latifundist.com: А прецеденты реализации проектов для сторонних заказчиков уже были или пока только тендеры?

Василий Зернецкий: Да. Сейчас выполняем проект по водоподготовке для Черкасского водоканала. Это государственный объект, и для нас участие в таком значимом проекте, с одной стороны, честь, но с другой — испытание, из-за бюрократических сложностей.

Latifundist.com: Почему в портфеле ваших заказов львиную долю составляют элеваторы? Это отражение последних тенденций на рынке?

Василий Зернецкий: Потому что это просто, быстро и обеспечивает хорошую окупаемость, так как имеет высокую добавленную стоимость.

Latifundist.com: Элеваторы, которые вы уже построили, рассчитаны в основном на 60-70 тыс. т. Это наиболее популярный объем мощностей хранения?

Василий Зернецкий: Объем хранения в 60-100 тыс. т в первую очередь продиктован окупаемостью такого элеватора. Разумеется, окупаемость можно считать по-разному: на уровне вертикально интегрированной компании и как отдельный бизнес.

Так вот, если окупаемость элеватора считать как отдельный бизнес, для ее достижения в разумные сроки необходима оборачиваемость 3-4 раза в год. Это в самом распространенном случае, когда собственник приобретает недорогое оборудование и тратит на него до 30% от стоимости строительства объекта.

При такой оборачиваемости элеватор на 60 тыс. т окупится за 3-4 года, то есть за 12-16 циклов полной загрузки/выгрузки. Есть еще целый ряд второстепенных условий, но они не оказывают на результат существенного влияния.

Я думаю, что эта формула окупаемости будет справедлива и для элеваторов большего объема. Но чем больше элеватор, тем сложнее обеспечить его нормальную логистику, потому что на большинстве хранилищ автомобильные подъездные пути и их пропускная способность ограничены, как и грузоподъемность автомобилей. Поэтому строительство гигантских элеваторов, начиная с определенных значений, теряет логический смысл. Слишком высоки финансовые и временные затраты на входящую и исходящую логистику: перегрузку урожая с железнодорожного транспорта на автомобильный, с автомобилей в силосы элеватора и наоборот.

Так что 60-100 тыс. т — это «золотая середина».

Для мини-элеваторов с емкостью хранения менее 50 тыс. т окупаемость нужно рассчитывать иначе. Это уже другой бизнес, со своей механикой. То же самое можно сказать и о больших элеваторах на крупных предприятиях — МЭЗ-ах и птицефабриках. Они выполняют двойную роль — и буферов для перевалки и хранения грузов, и ключевых объектов внутренней логистики крупного производства.

Latifundist.com: А чем обусловлен спрос на различные виды строительных работ на сахарных заводах? Ведь сахарная отрасль сейчас переживает не лучшие времена.

Василий Зернецкий: Я очень горжусь тем, что наша компания работает в сахарной отрасли и организацией бизнеса. В свое время, когда масштабные кризисы на украинских сахарных заводах только назревали, «Заря Подолья» глобально модернизировала свои предприятия. Для сахарных заводов это оказалось критически важно, потому что для них ключевыми вопросами всегда являются себестоимость и объемы производства продукции за сезон. А это напрямую определяется и мощностью завода, и качеством оборудования.

Василий Зернецкий

Компания постоянно контролирует себестоимость производства сахара и продолжает модернизировать завод. Это инвестиции, необходимые для обеспечения максимальной эффективности производства.

Latifundist.com: Сегодня строительное направление вы развиваете как подразделение продовольственной компании «Заря Подолья». А переоформить его в отдельное юрлицо планируете?

Василий Зернецкий: В перспективе мы планируем создать отдельную строительную компанию. В первую очередь для удобства заказчиков. Сейчас статус нашего департамента как подразделения «Зари Подолья» иногда дезориентирует некоторых заказчиков, потому что у них компания ассоциируется в основном с производством сахара и выращиванием сахарной свеклы. Кроме того, работать с отдельной структурой всегда проще, чем с подразделением крупного предприятия.

Latifundist.com: Какие у вас планы развития на ближайшие 2-3 года?

Василий Зернецкий: Нас часто приглашают на тендеры по инфраструктурным проектам. Зачастую это большие, выгодные и сложные проекты.

Но нам  не хотелось бы отклоняться от тематики, где наша компетенция максимальна. Это позволяет говорить людям правду в глаза. А это очень важно.

Анна Силивончик, Валентин Хорошун, Latifundist.com 

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus