Виталий Штемпель: сезонности в работе финансового директора не бывает

Виталий Штемпель
Виталий Штемпель, директор по экономике и финансам компании «Агрейн»
Источник фото: Latifundist.com

В компании «Агрейн» Виталий Штемпель работает с 2010 года. За это время он прошел путь от экономиста до директора по экономике и финансам. Параллельно получал образование в университете Флориды. По его словам, именно оно помогло ему в свое время понять, как работает агробизнес. Виталий обладает всеми качествами делового руководителя: умеет планировать свою деятельность, достаточно эрудирован, инициативен и открыт ко всему новому. Во многом благодаря его идеям в компании рождаются новые проекты. В частности, ему принадлежит идея оборудовать крыши свинокомплексов солнечными панелями и установить на их территории биогазовые установки. В интервью Latifundist.com он рассказал о том, как удалось сделать животноводство прибыльной отраслью, почему компания не планирует закупать вагоны-зерновозы, а также почему не видит ничего плохого в открытии рынка земли.

Latifundist.com: Расскажите немного о своем опыте работы. Какую должность занимаете в компании «Агрейн» и какой карьерный путь Вы прошли?

Виталий Штемпель: У меня за плечами опыт работы в химической, энергетической и горнодобывающей промышленности. Занимался бизнес-планированием, стратегическим планированием и оценкой инвестиций. Основной целью было увеличение прибыльности заводов и предприятий. В 2010 году начал заниматься аграрным направлением. На тот момент агрогруппа Агрейн  развивалась полным ходом: расширялся земельный банк, строились свинокомплексы и элеваторы. Сначала работал экономистом, а позже возглавил отдел экономики. С этого года занимаю должность директора по экономике и финансам.

Latifundist.com: Давайте вернемся к Вашим обязанностям. Расскажите, есть ли у Вас своего рода дашборд  — документ со статистическими данными, отчетностью, который позволяет видеть, что происходит в компании по закупкам, движению транспорта. Или в этом нет необходимости?

Виталий Штемпель: Конечно, в своей работе я использую оперативную отчетность. В частности, каждое утро получаю сводку по состоянию уборки урожая, по работам, которые проведены за предыдущие сутки. Я вижу картину по планам работ, остаткам на складах удобрений, топлива. У меня есть финансовый план, отчет об остатках денежных средств на счету и их поступлении, планах продаж, перечень контрактов на внутренний рынок и на экспорт. Поэтому я могу сказать, что у меня есть своеобразный дашборд. В будущем, когда будет внедрена автоматизация документооборота, будет уже электронный дашборд с показателями, которые меняются в реальном времени.

Latifundist.com: Основными направлениями компании являются животноводство, растениеводство и логистика. Какое из этих направлений более выгодное в экономическом плане?

Виталий Штемпель: Наше самое главное направление — растениеводство. Оно самое маржинальное и приносит больше всего прибыли. В одно время менее прибыльным было животноводство, которое досталось нам вместе с земельным банком. Мы построили современный свинокомплекс, по КРС укрупнили фермы, изменили технологию содержания стада. В результате увеличились показатели по надою молока и привесу. Мы начали поставлять мясо на внешние рынки, и так отрасль, которая была убыточной на старте, начала приносить прибыль.

Из года в год увеличивают свою оборачиваемость и элеваторы. Если изначально они строились больше под свой урожай, то сегодня примерно 60-70% зерна принимают со стороны и считаются самыми крупными в своих регионах. Оснащены импортным оборудованием и широкими узлами приемки. В работе элеваторов применяются современные технологии, которые позволяют снизить расход газа на тоннопроцент сушки.

«Сервис Грейн»
«Сервис Грейн»
«Сервис Грейн»

Также развито и направление логистики. У нас есть логистические предприятия «Агрейн Транс» и «Агрейн Трейдинг». Компания «Агрейн Транс» создавалась с целью оптимизации внутренней логистики перевозок. Мы постарались минимизировать использование сторонней техники, поскольку свою контролировать всегда легче, оборачиваемость выше, благодаря этому ниже расходы, что позволяет поддерживать высокие темпы уборки урожая. Сегодня компания владеет 65 современными зерновозами. Больше 60% перевозок мы выполняем для сторонних контрагентов. В планах расширение парка до 100 единиц, так как данное направление приносит прибыль.

Читать по теме: «Дорога ярости»: как не превратить зерноперевозки в бесконечную головную боль

Latifundist.com: Присутствует ли сезонность в Вашей работе в экономическом блоке или она тесно связана с производственным циклом?

Виталий Штемпель: Сезонности в работе финансового директора не бывает. Он круглогодично занимается разработкой новых проектов, заключением контрактов, работает с банками и инвестициями. Например, мы делаем стартовый бизнес-план на весь год, далее он постоянно меняется, появляется его версионность. В конце года анализируем структуру посевов, фактические затраты, переоценку планов по пропашным культурам, обновляем цены на зерновые, на химию, на топливо и пр. После чего выдаем новый бизнес-план. Далее актуализируем его весной, когда проводим фактические  работы. Сейчас уже видим небольшую экономию по топливу за счет снижения цены на нефть и укрепления курса гривны. Также ожидаем удешевления азотных удобрений в связи с падением цены на природный газ.

Latifundist.com: Говорят, что бич аграрного сектора — большое количество бухгалтеров. Внедряются ли в «Агрейн» системы автоматизации учета?

Виталий Штемпель: Когда я только пришел в сельское хозяйство, то самым странным для меня было наличие у бухгалтеров больших стопок документов, на обработку которых уходило  1-2 месяца. Как это влияет на экономическую службу? Мы не имеет актуальной информации. Например, пока не закрылась отчетность по июню, я вижу только картину по маю, которая для меня не актуальна. Поэтому все эти годы я изучал, как можно автоматизировать учет и, думаю, в скором времени мы перейдем с бумажного документооборота на электронный. Если раньше первичные документы заполнялись одним, вторым и третьим человеком, потом эта бумага ехала из отделения в центральный офис кластера, где ее проводила бухгалтерия, то сегодня от этого мы планируем уйти. Все данные в этом документе: объемы работ, списание топлива, начисление заработной платы будут храниться в электронном виде. Планируем также использовать цифровую электронную подпись. Таким образом будем оптимизировать не только документооборот, но и бухгалтерскую службу.

Latifundist.com: Нет сопротивления со стороны сотрудников?

Виталий Штемпель: Бухгалтерам нравится тактильное ощущение документа. Они привыкли к бумагам с мокрой печатью, поэтому пока эмоционально не готовы с ними расстаться, хотя электронный документооборот в разы облегчает работу. Сегодня его можно наладить так, что документы сами будут приходить оперативно в электронном виде. То же самое касается и налоговых проверок. Есть электронная цифровая подпись, аккредитованная Минюстом. Если вдруг с налоговой службе потребуется в печатном виде документ, мы сможем его предоставить. В этом нет никаких проблем, и рисков здесь я не вижу.  К слову, на предприятии уже внедрены программа «1С: предприятие 8.3» и система Cropio, которые позволяют нам реализовать эти планы. 

Latifundist.com: Система Cropio работает в тестовом режиме?

Виталий Штемпель: С тестового режима на промышленный мы перешли буквально за пару недель. Используем все опции, которые связаны с телематикой и даже загрузили информацию, которая была накоплена в оперативной отчетности за прошлые годы. Преимущество системы в том, что она позволяет оценивать урожайность на каждом предприятии. Благодаря этой информации мы заблаговременно можем планировать реализацию зерна, форвардные контракты. В системе Cropio можно отслеживать срок уборки полей и потом правильно планировать сгон комбайнов и зерновозов к ним. Также мы ее используем как инструмент коммуникации между сотрудниками. Через систему мы можем видеть, реально ли агрономы выезжали в поле, какие анализы проводили и их результаты. Невозможно, например, сфотографировать какое-то соседнее красивое поле и сказать, что это состояние наших посевов. Любая фотография в Cropio подвязана к геоточке и видно, где она была сделана, на краю или в середине поля. Это тоже немаловажно, ведь можно показать край поля красивым, а в середине будут болезни и прочее. Плохая информация иногда более полезна, чем хорошая. Буквально на днях завершаем выбор планшетов, на которых будут работать наши агрономы. Они будут выезжать в поле и отмечать свои наблюдения в системе Cropio. До конца года на некоторых предприятиях попробуем функцию «мобильный агроном» более предметно.

Latifundist.com: Планируете ли проводить оцифровку земельного банка?

Виталий Штемпель: В этом году оцифровали все земли компании. Система Cropio тоже позволяет подвязать их. Благодаря этому можем визуализировать состояние земельного банка, договоров аренды. То есть мы уже видим, где будет больше в этом году работы по перезаключению договоров, а где меньше.

Latifundist.com: В Ваш функционал входит инвестиционная стратегия. Сейчас у многих на устах инвестиции в вагоны. Интересны ли они компании или вы делаете ставку на автотранспорт?

Виталий Штемпель: Мы рассматривали этот вопрос, но потом отказались от него. Объясню почему. Основной проблемой железнодорожных перевозок является дефицит тягловой силы — тепловозов. Покупка своих вагонов никак эту проблему не решит. Второй момент касается окупаемости таких вагонов — она не быстрая. На оборачиваемость будет влиять состояние железнодорожного полотна, схождение вагонов с путей, проблемы с размещением вагонов в несезон. Помимо этого нужно будет оплачивать работу экспедиторской службы, услуги по транспортировке груза по железнодорожным путям. Поэтому я считаю, что это отдельный бизнес, и он пока не наш.

Автотранспорт на территории элеватора «Элеватор Агро»

Latifundist.com: Как поменялась экономика автомобильных перевозок? Раньше считали, что 250 км — это потолок для автотранспорта. Сейчас везут и намного дальше.

Виталий Штемпель: Действительно, это так. Если мы посмотрим на карту и будем отталкиваться от основных портов, то радиус перевозок раньше составлял около 150-200 км. Сегодня он значительно увеличился. Например, радиус наших перевозок может составлять 300 км. При этом рассматриваем и более длинные маршруты, где нет собственных элеваторов, но есть свои земли и зерно. Возьмем, к примеру, Житомирскую область. Стоимость доработки и отгрузки зерна на сторонних элеваторах слишком высокая, поэтому перевозим зерно своим автотранспортом на свои элеваторы. И выходим плюс-минус на ту же экономику, при этом не платим на сторону. Отмечу, что экономика автомобильных перевозок с каждым годом растет. Этому способствует правильно поставленная работа, рост стоимости ж/д перевозок, снижение стоимости нефти и, как следствие, топлива.

Latifundist.com: Агрогруппе «Агрейн» принадлежат элеваторы «Сервис Грейн» и «Элеватор Агро». Расскажите об их оборачиваемости.

Виталий Штемпель: Один из элеваторов — «Элеватор Агро» — считается самым крупным в Черниговской области. Мощность единовременной приемки составляет 180-190 тыс. т. На нем сложно выйти на два оборота, но мы стараемся это делать. На элеваторе в Одесской области вал зерна намного меньший. Здесь нет такого количества кукурузы. Акцент делается на подсолнечник, пшеницу и рапс. При этом пшеница имеет разную натуру и классность, поэтому требуется большее количество емкостей и силосов. Много оборотов на этом элеваторе сложно сделать. Пока ориентируемся на 1,5-2 оборота. Также у нас есть два мини-элеватора силосного типа в Черкасской области. Они нацелены на быструю оборачиваемость. Емкости рассчитаны на 5 тыс. т с возможностью увеличения до 20 тыс. т. Вот на 5 тыс. т стараемся делать оборачиваемость 10-12 раз.

«Элеватор Агро»
«Элеватор Агро»
«Элеватор Агро»

Latifundist.com: Какой основной заработок элеваторов в северном регионе? Услуги по хранению или сушка?

Виталий Штемпель: На хранении в этом регионе никто не зарабатывает. Основной заработок элеваторов нацелен на сушку, ведь здесь зерно более влажное. Отдельно хранение никогда себя не оправдывало и не окупало. Сумма инвестиций на строительство силосов неоправданно высокая по сравнению со стоимостью услуг хранения.  Поэтому они строились для того, чтобы делать максимальную оборачиваемость зерна как раз ради сушки. И там заработок существенный. Кроме того, мы из года в год увеличиваем использование полимерных рукавов. В этом году планируем получить рекордный урожай кукурузы в этом регионе и поэтому настроены на увеличение именно рукавного хранения.

«Элеватор Агро»

Latifundist.com: Есть ли у Вас некая формула реализации товара?

Виталий Штемпель: Аграрии стараются свой урожай разложить в разные корзины. Нельзя сто процентов форвардов контрактовать, потому что мы не можем заранее знать, какая будет урожайность. Мы продаем одинаковым частями около 30% урожая по форварду в разное время года.  Остальное — спотовый и отложенный рынок, когда придерживаем зерно до появления более выгодной цены.

Latifundist.com: Назовите три культуры, которые считаете самыми затратными?

Виталий Штемпель: Кукуруза, рапс и соя. Наша компания помимо этих культур занимается выращиванием пшеницы и подсолнечника. Все они, за исключением пшеницы, являются высокорентабельными и за счет их реализации мы получаем основной заработок. В этом году соя менее рентабельная в связи с падением цены, но до этого имела неплохую маржинальность. Также на элеваторы уже начал поступать рапс, но масличность у него в этом сезоне ниже. По некоторым предприятиям самый низкий показатель — 39%. Этот фактор повлияет на конечную цену. Те транснациональные компании, которые покупают у нас рапс, делают дисконт в цене именно на фактическую масличность, базис которой составляет 42%.

Состояние посевов и урожая рапса в 2019 году
Читать по теме

Пшеница нам  нужна для севооборота, особенно в южных регионах, где неблагоприятные условия для посева сои и невозможно получить высокую урожайность по кукурузе. Еще здесь хорошая логистика к портам, что добавляет ей маржинальности. Пшеницей расплачиваемся с пайщиками, и без нее не обходятся наши животноводческие фермы.

Latifundist.com: Планируете ли вкладывать инвестиции в другие отрасли?

Виталий Штемпель: Перечень проектов, которые мы рассматриваем, очень длинный. У нас есть проект по установке солнечных панелей на крышах свиноводческих комплексов. Когда реализуем его, будем работать по зеленому тарифу. Также есть проект по получению биогаза на свинофермах. Сегодня мы уже получаем биогаз и используем его для собственных нужд, например, для отопления помещений. Но стоит вопрос о том, куда девать излишки. А их можно монетизировать. Поскольку свинокомплексы находятся в селах, то подогревать воду и подавать ее на коммунальные службы не получится. Как вариант: поставить установку для получения электричества и продавать его. Но пока такие проекты на стадии рассмотрения, потому как окупаемость их не быстрая.

Latifundist.com: Вы работаете только с банками внутри страны или нацелены выходить на международные рынки капитала?

Банк крови: кто из госбанков является финансовым донором АПК
Читать по теме

Виталий Штемпель: Мы работаем над тем, как удешевить кредитный портфель, и планируем в дальнейшем выходить на внешние рынки. Хотя добавлю, что украинские банки готовы предложить интересные условия сотрудничества, например, по той же технике, которую мы закупаем для проведения полевых работ. Банки объединяются с заводами-производителями и их дилерами, разрабатывают специальные программы для аграриев. Благодаря этому меняется банковская ставка и условия покупки становятся более приемлемыми.

Latifundist.com: Возможно, в  технику в этом году собираетесь как-то активнее инвестировать?

Виталий Штемпель: Да, у нас каждый год идет активное обновление парка техники, каких-то агрегатов, которые соответствуют новым требованиям. Также рассматриваем интересные предложения от лизинговых компаний и производителей в рассрочку.

Latifundist.com: Комбайны свои или арендуете?

Виталий Штемпель: Собрать урожай сегодня спокойно можно, привлекая аутсорсинг. Мы не видим острой необходимости  в покупке своих комбайнов. Хотя они у нас тоже есть. Скажу так: половину работ мы проводим с использованием нашей техники и половину — арендованной.

Latifundist.com: У многих на устах будущее рынка земли. Какие у Вас ожидания и опасения?

Виталий Штемпель: Я считаю, что от аренды земли мы не уйдем еще длительное время. Сейчас нужно продолжать работать с пайщиками и заключать длительные договоры аренды. При открытии рынка земли есть сомнения, что в реальный оборот войдет какая-то значительная доля этих земель. Можно говорить о 3-5% всех земель, которые будут оборачиваться, покупаться и продаваться. Первыми пойдут продавать свои земли люди, для которых она не актуальна. Это молодежь из города, получившая ее в наследство от родителей или родственников, проживающих в селе. Остальные владельцы будут годами присматриваться к тому, как будет формироваться цена, как на законодательном уровне все это будет устаканиваться. Что касается общих опасений рынка по поводу того, что иностранные компании и агрохолдинги скупят всю землю, то для этого нужно дешевое кредитование. Сегодня, чтобы купить землю, нужно заручиться зарубежными кредитами с более низкой процентной ставкой. При этом, для банка земля станет твердым залогом и оценивать они ее будут недешево.

 Latifundist.com: Как Вы считаете, к чему приведет открытие рынка земли?

Виталий Штемпель: Я не вижу ничего плохого в открытии рынка земли и считаю, что это имущество селян и они должны свободно им распоряжаться. Мораторий — это ненормальная практика, когда собственнику запрещают продавать его же имущество. Открытие рынка земли позволит компаниям (имею в виду не только агрохолдинги, а всех, кто занимается этим бизнесом) больше инвестировать в эту землю. Например, в южном регионе зона рискового земледелия, поскольку там с определенной цикличностью происходит засуха. Сегодня никто не готов вкладывать деньги в систему орошения на арендованной земле. С покупкой этих земель ситуация резко поменяется. Зайдут инвестиции на орошение, повысится производительность, там можно будет выращивать новые культуры. На Херсонщине те хозяйства, в которых работают системы орошения, теперь получают самую высокую урожайность по сое в Украине. Там, где нет орошения, сою вообще не выращивают. Там же на поливе мы можем выращивать кукурузу. В целом открытие рынка земли позволит производителю больше инвестировать в землю и получать высокую маржинальность. Для селян это еще и увеличение уровня жизни за счет высокого вала зерна в регионе.

Latifundist.com: Вы почти 10 лет работаете в агросекторе. Расскажите, как за это время эволюционировала отрасль?

Виталий Штемпель: Раньше на сельское хозяйство смотрели, как на отсталую отрасль, а людей, работающих в ней, считали низкоквалифицированными. Я уверен, что это более сложный бизнес по сравнению с промышленностью, и что специалисты имеют больше навыков и более профессиональны. На сегодняшний день агросектор является, наверное, самым инновационным в Украине за счет объединения с IT-сектором. Благодаря такому сотрудничеству появляются новые продукты и технологии, которые делают сельское хозяйство более эффективным и производительным.

Latifundist.com: Вы заканчивали курсы в университете Флориды. Чем отличается профильное образование в Штатах?

Виталий Штемпель: На курсах в университете Флориды обучался дистанционно. Если честно, дистанционное обучение, связанное с американскими и европейскими вузами, очень интересное. Минимум теории и много практики. Именно оно помогло мне в свое время понять, как работает агробизнес. Считаю, что обучение — это беспрерывный процесс. Не должно быть такого, что человек закончил ВУЗ и остановился, всю жизнь работает в одной профессии. Эта эпоха уже прошла. Те молодые ребята, которые выпускаются сегодня из университетов, должны понимать, что через 10-15 лет придется переучиваться на что-то другое, а потом еще. И, скорее всего, этот срок будет сдвигаться.

Latifundist.com: Команда «Агрейн» заняла первое место в зимнем чемпионате аграрного бизнес-моделирования от FarmForesight. Расскажите немного об этом опыте.

Аграрный киберспорт: финальная битва
Читать по теме

Виталий Штемпель: Наша победа закономерна, и мы удерживали первенство на протяжении всего турнира, выиграв и основную сетку, и плей-офф. Команда состояла из молодых ребят, которых не нужно дополнительно мотивировать. Им важен командный результат. Планируем этот опыт использовать в реальной жизни. Единственное отличие игры от реального бизнеса — время. Если на симуляторе время летело очень быстро, то в реальной жизни лидерство не приходит молниеносно. Это длительный процесс, к которому надо идти. Вот увидите, через определенное количество лет незаметно для всех наша компания окажется среди лидеров.

Latifundist.com: Насколько все циклы игры приближены к реальному агробизнесу?

Виталий Штемпель: Вы знаете, достаточно приближены. Мы, когда тренировались и играли на симуляторе, были удивлены, настолько много тонкостей и нюансов учтено в этой программе. Поэтому я смело рекомендую ее использовать для оценки сотрудников: насколько эффективно они принимают решения, на какие показатели ориентируются. Понравилось и то, что симулятор не был ориентирован на показатели EBITDA с гектара. Мне как финансисту более интересна рентабельность инвестированного и рабочего капитала. Эти показатели существеннее. Когда я увидел, что в FarmForesight ориентируются именно на них, то подумал, что ребята, разработавшие игру, знают свое дело.

Latifundist.com: Благодарим за беседу!

Константин Ткаченко, Наталия Родак, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus