Виталий Кучеренко: Я никому лично ничего не должен

Недавнее появление в соцсетях Виталия Кучеренко из «Агроинвестгрупп» произвело настоящий фурор на агрорынке. В своем посте в Facebook он заявил, что готов реструктуризировать долги компаниям, которые пострадали от схем «Агроинвестгрупп». При этом Кучеренко-младший подчеркнул, что не являлся акционером и руководителем компании, соответственно не понимает, почему от него требуют «вернуть деньги». По его словам, именно «прямое вымогательство со стороны отдельных лиц» помешало решить ситуацию еще в начале года. Абсурдно, но несмотря на якобы отсутствие прямого отношения к компании, Виталий заявил, что именно сейчас он (а не собственник и топ-менеджмент) хочет вернуть деньги. Вместе с ними он намерен восстановить собственную репутацию. 

С одной стороны он дистанцируется от токсичной компании, с другой готов платить по счетам из желания отбелить имя Кучеренко.

Читать по теме: Зерновая пирамида: групповая афера Агроинвестгрупп

Представители нескольких зернотрейдинговых и дистрибьюторских  компаний сообщили нам, что Виталий действительно с ними связывался и пытался запустить переговорный процесс по реструктуризации. Часть из них восприняли эту информацию со скепсисом, и даже иронично. Еще часть начали строить конспирологические теории.

В свою очередь, с редакцией Latifundist.com Кучеренко-младший связался через свою помощницу по коммуникациям. Отметим, что в разгар банкротства мы неоднократно предлагали через приближенный к владельцам «Агроинвестгрупп» круг людей донести их позицию. Но произошло это только сейчас во время непродолжительного разговора по WhatsApp. Мы расспросили Виталия Кучеренко, как и почему случился крах «Агроинвестгрупп», считает ли он себя за это ответственным, и как будет восстанавливать бизнес дальше.

Виталий Кучеренко, экс-директор по маркетингу «Агроинвестгрупп »

Latifundist.com: Виталий, почему вы молчали в разгар банкротства «Агроинвестгрупп» и вышли с публичным заявлением только сейчас?

Виталий Кучеренко: В мой адрес поступала реальная физическая угроза, которая не позволяла мне ни выйти раньше (с заявлением — прим. ред), ни сделать те шаги, которые, я надеюсь, будут позитивными, и приведут к результату в будущем. Сейчас такая возможность появилась.

Хочу донести факт, что не являюсь и не являлся акционером компании. Есть история, кредитные договора банков, общая информация с рынка, подтверждающая, что мой отец — Кучеренко Николай Федорович единственный акционер компании и ряда элеваторов.

Я активно участвовал в переговорах с различными компаниями, и невольно люди ассоциируют меня с тем, кто берет деньги, а соответственно — кладет себе в карман. Это не так. Я представлял компанию на переговорах, но все договора были оформлены в юридически установленном порядке между соответствующими компаниями или акционерами. Если бы я был соучредителем, то банки подвязали бы подпись по поручительству, по договорам и т. д. И вы бы это сразу увидели. Это не спрячешь.

Однако на текущий момент это громкое, социально значимое дело, где есть много пострадавших частных предпринимателей, сельхозпроизводителей, международных трейдеров и фондов. Ввиду активной работы на европейском рынке, в том числе с банками и финансовыми организациями, я очень четко понимаю, как нелегко маленьким и средним  компаниям привлечь финансирование. За время моего отсутствия в Украине был избран новый президент, декларирующий новый подход. Я вижу возможность предложить украинскому рынку новый принцип решения подобных ситуаций. Очень долго все решалось по принципу «никому – ничего», достаточно посмотреть на пример 60 банков, ликвидированных вследствие банкротства за последние 2-3 года. Хоть кто-то из  собственников или менеджеров банка предложил пострадавшим отработать долги? 

По кейсу «Агроинвестгрупп» в СМИ писали: «попали все». Так вот, я вижу своей задачей исправить историю «попаданий» в Украине, в частности, в сельскохозяйственном бизнесе.  Готов работать и реструктуризировать все контракты таким образом, чтобы максимально возместить убытки. Моя конечная цель — это возмещение 100% долгов частным лицам, сельхозпроизводителям, трейдерам и банкам. Многим будет казаться, что это невыполнимая задача. Может быть, и так. Но если получится отработать даже 20-30-50% за ближайшие пару лет, это лучше, чем ничего.

Читать по теме: «Попали все»: как изменились правила игры на агрорынке после Агроинвестгрупп

Моя конечная цель — это возмещение 100% долгов частным лицам, сельхозпроизводителям, трейдерам и банкам

Latifundist.com: Согласно реестрам, вы были директором торгующей компании «Агроинвестгрупп» «Ист Оилс Украина». Ряд банкиров и трейдеров утверждают, что на переговорах вы представлялись или как совладелец «Агроинвестгрупп», или как директор компании. В украинских бизнес-реалиях мы знаем десятки примеров, когда фактическим владельцем является лицо, которое по бумагам таковым не значится. 

Виталий Кучеренко: Признаю, что молодой запал делал свое. Хотелось статуса и должности на визитке, иногда представлялся управляющим директором. Но как собственник и соучредитель я никогда никому не представлялся, потому что им не был и не являюсь. На какой реестр Вы ссылаетесь? Моя трудовая книжка подтверждает, что я был директором по маркетингу.  

Давайте возьмем конкретно, кто мог так сказать? 

Latifundist.com: Мы не раскрываем своих источников. 

Виталий Кучеренко: Мне просто важно понимать. Когда все произошло — все побежали ко мне. Для меня этот момент — не просто некая прихоть. Это реальная угроза  с конкретными финансовыми требованиями в мой адрес.

Мне 36 лет, в момент начала работы в компании было 32. Какой из меня в 32 года сельскохозяйственный магнат, когда я село и в глаза не видел? Я в Англии отучился, на английском говорю, мне комфортнее с трейдерами, банкирами вести диалог. 

Да, мой отец не один год работал в Одессе. Но я не являюсь акционером и бенефициаром. Для меня это важно показать в свете предстоящей реструктуризации. Я буду выходить к рынку и просить помощи в рамках запланированной стратегии отработки. 

Latifundist.com: В чем она будет заключаться?

Виталий Кучеренко: Предлагается работа по поставке топлива, удобрений, услуг автоперевозки и в будущем покупке сельскохозяйственной продукции таким образом, чтобы, предлагая рыночные цены, устраивающие клиентов, имелась небольшая маржа на каждой сделке,  которая будет «взаимозасчитываться» с зафиксированным долгом по компании. 

План реструктуризации долгов «Агроинвестгрупп»

Структурирование контрактов осуществляется по взаимному согласию с контрагентами на принципах коллективной взаимопомощи. Первыми взаимозачеты планируются к выплате мелким сельхозпроизводителям, фермерам и сотрудникам «Агроинвестгрупп» с осени 2019 года. После — крупным предприятиям, фондам и банкам.

Например, у сельхозпроизводителя есть зерно, ему надо предоставить услуги автоперевозки, купить топливо, удобрения. А я как раз планирую работать в направлении торговли топливом и удобрениями. Украинский рынок сейчас очень сильно лихорадит с точки зрения этих двух позиций. 

Грубо говоря, мелкий опт буду превращать в крупный опт. На объеме заказа и на разнице в ценах буду возвращать долги, зарабатывая $1-2 или 1-3% со сделки. Не думаю, что идея вызовет восторг у всех и сразу. Но мне кажется, что в конце концов к чему-то мы придем.

С трейдерами цифры побольше. Там у меня будет чуть другое предложение. 

Latifundist.com: Какую формулу Вы хотите предложить мультинационалам? Вряд ли их перевозки и удобрения заинтересуют.  

Виталий Кучеренко: По ним будет приблизительно та же история, но она может постоянно эволюционировать. Их интересуют масштабы, объемы и количество. 

Мультинационалы — они на то и «мульти», потому что могут торговать всем,что нужно сельхозпроизводителю. Так что и эти варианты я бы не исключал. Буду им предлагать разные варианты, в том числе перевозки и торговлю зерном с отсутствием рисков, с которыми они столкнулись раньше. 

Буду предлагать мультинационалам разные варианты, в том числе перевозки и торговлю зерном с отсутствием рисков

Но понимаю, что с мультинационалами труднее. Здесь физического общения недостаточно. У них строгий комплаенс. Если позвонить такому трейдеру и предложить заключить контракт с ЧП «Виталий Кучеренко», он улыбнется и направит в юридический департамент.

Latifundist.com: Если вы не являетесь ни бенефициаром, ни акционером, какой юридический механизм позволяет заниматься реструктуризацией долгов от имени компании? 

Виталий Кучеренко: В процессе реструктуризации долгов часто применяется принцип поручительства. Оформляется юридический документ, согласно которому новая компания выступает поручителем и берет на себя долговые обязательства. 

Latifundist.com: Будут ли задействованы другие лица в юридическом процессе со стороны  «Агроинвестгрупп»?

Виталий Кучеренко: На данном этапе мне трудно сказать, какое будет будущее юридическое участие этих компаний в рамках отработки долгов. Я планирую создание новой компании для перевода долгов и их реструктуризации.

Latifundist.com: Почему выбрали такую модель возвращения долгов? 

Виталий Кучеренко: Это единственный рабочий вариант в такой ситуации. Перезанимать для погашения долгов считаю неэффективным и невозможным решением. Поэтому предложенный мною принцип считаю оптимальным, который предполагает активную работу с клиентом на индивидуальных условиях. За 3-5 лет возможно выполнить большую часть поставленных целей.

Предложенный мною принцип считаю оптимальным, который предполагает активную работу с клиентом на индивидуальных условиях

Latifundist.com: Вы говорите, что были наемным работником. Но тогда, почему сейчас вы, а не отец и другие собственники, «разруливают» проблемы?

Виталий Кучеренко: Очень хороший вопрос, я бы хотел на нем остановиться. Признаю, что произошедшее, наверное, случилось при моем участии как менеджера компании, и это было неправильно. Многие люди пострадали. 

В пределах своих возможностей я хочу найти конструктивное решение вопроса. Мне кажется, что я, набравшись операционного опыта и понимания аграрного рынка, смогу предложить пострадавшим эффективный механизм разрешения проблемы. 

Latifundist.com:  Опять же, почему это не делают собственники компании?

Виталий Кучеренко:  Собственники, когда выйдут с вами на связь, все смогут объяснить. Поверьте мне, у меня сейчас с собственником компании, то есть с отцом, очень напряженные отношения. Последние 8 месяцев мне было чем заняться. Когда к тебе приходят десяток крупных товарищей и требуют деньги, то хоть на французском, хоть на английском излагай причины тебя не очень-то услышат.

Latifundist.com:  На рынке многие предполагали, что вы захотите вернуться. При этом как-то рассчитаетесь с местными компаниями, мультинационалы получат страховку, а вот с «крупными парнями», с которыми вы также работали, будет сложнее. 

Виталий Кучеренко: Ну, вот опять же получается я никому лично не должен. Вы говорите, как все остальные товарищи. Мол, я должен, все приходят и просят денег. 

Latifundist.com: Допустим, не персонально вы. 

Виталий Кучеренко: Верно, но вышеупомянутые товарищи буквально требуют возмещения с моей стороны.  Покажите расписку или любой другой документ, подтверждающий мои долги. 

Украинский рынок не привык, что ему возвращают долги, я докажу обратное.  Не было ранее, что не владелец обанкротившейся компании предлагает добровольно реструктуризировать долги с контрагентами.

Украинский рынок не привык, что ему возвращают долги, я докажу обратное

Latifundist.com: На рынке подсчитали общую сумму убытков от произошедшего, это $200 млн. Близко к реальности?

Виталий Кучеренко: Нет. У меня нет конкретных цифр. Я опираюсь на данные, которые получил в ходе переговоров с пострадавшими. 

Latifundist.com: Я присутствовал на заседаниях пострадавших контрагентов, затем были собрания в Нацполиции. Эта сумма сложилось из конкретнно озвученных компаниями понесенных убытков.

Виталий Кучеренко: Мне трудно сказать. Видимо, когда увижу документацию от следствия, смогу точно комментировать. Я же не был финансовым директором и не понимаю, что там происходило с точки зрения всех пострадавших. Я лично созвонился со всеми трейдерами и с большинством сельскохозяйственных производителей, чьи контакты у меня были. Я звоню и говорю: вы пострадали, у вас есть какая-то информация, пришлите, пожалуйста, чтобы мы фиксировали цифры в меморандуме.

Latifundist.com: Как люди реагируют на попытки договориться? Они озлоблены?

Виталий Кучеренко: Многие были удивлены моим звонком, но настроены позитивно на реструктуризацию долгов. Только лишь пару контактов были не конструктивны. 90% говорят: «Спасибо, что позвонили». В нашем случае важно то, что не предлагается заключить реструктуризацию на 20% или 30% от долга, что является обычной практикой, а предлагается к реструктуризации вся сумма долга и работа с каждым клиентом в рамках его текущих возможностей и операционной деятельности. Профессионализм и порядочность человека определяют не жизненные обстоятельства, а способы выхода из них.

Latifundist.com: Говорят, что вы сейчас в Одессе, это так?

Виталий Кучеренко: Это не так. Если я уже буду в Украине, то, наверное, многие будут в курсе. 

Latifundist.com: Что вас подталкивает к возвращению в Украину? 

Виталий Кучеренко: Во-первых, у меня никогда не было иных паспортов или гражданств, кроме украинского. Ситуация заморожена, а вопросов явно больше, чем ответов. Кто-то должен предложить конструктивные решения. 

Latifundist.com: Есть информация, что «Агроинвестгрупп» как агропредприятие уже практически не существует, его растащили по частям. 

Виталий Кучеренко: Мне трудно комментировать, пока я не в стране. 

Читать по теме: Директор Агроинвестгрупп: о пропаже собственников и возможной продаже компании

Latifundist.com: И главный вопрос: вся эта история, это была умышленная акция? 

Виталий Кучеренко: Я очень много думал, как ответить на этот вопрос. Если бы это было умышленно, то, наверное, все бы произошло в сентябре, когда компания закончила продажи. К этому моменту стоило бы позаботиться о паспортах, продать недвижимость. У меня же ее успешно забрали. Мою личную квартиру. Было бы это запланировано, заранее бы вывез семью и устроил детей в школы. Как вы написали в статье «попали все», в первую очередь — я и моя семья. 

Если бы это было умышленно, то, наверное, все бы произошло в сентябре, когда компания закончила продажи

Latifundist.com: Но есть же причина? 

Виталий Кучеренко: Вы спрашиваете, была ли это запланированная акция? Я вам сказал, что есть много признаков, которые показывают, что это не так. Теперь говорю, что готов возвращать долги компании. 

Поймите, сейчас все сидят и только ждут, когда меня обкидать гнилыми помидорами и яблоками. 

Но я планирую вернуться в Украину, со всеми пострадавшими реструктуризироваться, кто будет конструктивно настроен. Если бы я украл, зачем бы я хотел возвращаться и отдавать деньги? 

Latifundist.com: Вы апеллируете, что это нелогично. Но есть манипуляции со складскими расписками, «перепись» директоров элеваторов прямо перед вашим исчезновением, список можно продолжать.

Виталий Кучеренко: Хорошие вопросы. Надеюсь, что следствие ответит на них. Работая в «Агроинвестгрупп», я общался с трейдерами, вел переговоры по заключению договоров. По названным вами направлениям я не работал. 

Работая в «Агроинвестгрупп», я общался с трейдерами, вел переговоры по заключению договоров

Latifundist.com: Кстати, в каком-то роде вас сравнивают с Николаем Гутой

Виталий Кучеренко: Он отрабатывал должникам?

Latifundist.com: Нет. Тут условная параллель. Он вернулся на коне, не получил никакого наказания, и у него теперь все гуд. Мол, скоро и Вы так вернетесь. 

Виталий Кучеренко: У него все гуд. Но он отрабатывал должникам? А я собираюсь. 

Latifundist.com: Вы с Нацполицией общаетесь?

Виталий Кучеренко: Нет. Я пока еще не общаюсь. Но готов доказать в ходе следственных мероприятий, что не имел никакого отношения к похищению средств и активов группой компаний «Агроинвестгрупп». 

Latifundist.com: Вы еще в международном розыске? На сайте МВД Вы числитесь среди тех, кого разыскивают. Но, по нашей информации, недавно Вас сняли с розыска. 

Виталий Кучеренко: У меня и моих представителей нет такой информации. На официальном сайте розыска МВД я числюсь. Видите, как полезно общаться с окружающим миром, получаешь новую информацию. 

Latifundist.com: Какое будущее Вы видите для компании после возмещения убытков? Есть ли планы? 

Виталий Кучеренко: Во время работы по реструктуризации долгов и их погашению я надеюсь выстроить грамотные финансовые процессы, которые продолжали бы работать и после завершения этого процесса. Тогда будут добавлены дополнительные направления, усилены самые продуктивные из существующих. Сейчас для меня важно вернуть долги, после этого, уверен, будут новые партнерства и стратегии по развитию компании на рынке.

Константин Ткаченко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus