Органическое равновесие: Как эволюционировал украинский органический рынок

Сергей Галашевский, директор «Органик Стандарт»
Источник фото: Latifundist.com

«Органик» давно перестало быть модным словом. В Украине сформировался рынок органической продукции — страна занимает 4 место по поставкам этих товаров в ЕС. О том, что с точки зрения доходности органическое производство ничем не отличается от традиционного сельского хозяйства, почему крупные агрохолдинги экспериментируют с органикой, почему Украина обречена быть игроком на мировом рынке органической продукции, в интервью Latifundist.com рассказал директор «Органик Стандарт» Сергей Галашевский.

Latifundist.com: 2 августа вступил в силу Закон №2496-VIII «Об основных принципах и требования к органическому производству, обороту и маркировке органической продукции». Каковы ожидания участников рынка от действия этого документа?

Сергей Галашевский: Разные. С одной стороны, все понимают, что закон даст определенный толчок развитию органического сектора в Украине, обеспечит управляемость, контроль псевдоорганического производства. С другой — есть опасения, что он зарегулирует некоторые процедуры и таким образом создаст определенный дискомфорт участникам.

Несмотря на то, что закон вступил в силу, он должен быть еще имплементирован. Для этого необходимо подготовить ряд подзаконных актов. К слову, часть из них уже разработана, часть уже утверждена, но не все.  В рабочей группе, которая работала с законом, много компетентных специалистов, которые могут повлиять на скорейшую разработку необходимых документов. Поэтому с большим оптимизмом отношусь к тому, что в ближайшее время все будет сделано и закон заработает в полную силу.

Почему этот документ все-таки очень важен для нас. Когда он будет имплементирован, появятся списки операторов, будет работать система государственного надзора и контроля, и на нас будут по-другому смотреть в тех странах, куда мы экспортируем органическую продукцию. Таким образом, в восприятии внешнего мира Украина с уровня «рискованная страна» сразу поднимется на несколько ступеней вверх. Это очень важно. 

Latifundist.com: Вводя четкие правила маркировки продукции, закон, вероятно, должен повлиять на очищение рынка от недобросовестных производителей. Кто и как будет проводить мониторинг торговых точек на предмет несоответствия продукции органической маркировке? 

Сергей Галашевский: На самом деле ответственность несут как производитель, так и орган сертификации органической продукции. А функции контроля и надзора закреплены за Госпродпотребслужбой. Но не думаю, что инспекторы службы будут ходить и выискивать нарушителей.

Вообще, рынок самоочищается. Надо сказать, что есть производители, которые сознательно выпускают псевдоорганические продукты, просто создают имидж «зеленого» продукта определенными значками, чтобы показать, что он имеет преимущества для потребителя, хотя в действительности это не так. Таких производителей в ЕС называют green washing — «зеленый камуфляж». Но есть игроки, которые искренне считают, что у них органический или часто употребляют выражение «экологический продукт»

Есть производители, которые сознательно выпускают псевдоорганические продукты, просто создают имидж «зеленого» продукта определенными значками, чтобы показать, что он имеет преимущества для потребителя, хотя в действительности это не так

И сознательных, и несознательных производителей псевдоорганики стало меньше. Если еще 5-6 лет назад в украинских магазинах были биокефиры и биойогурты, то сегодня продукции с такими названиями вы не найдете.

Кстати, торговые сети стали ответственней относиться к реализации такой продукции, спрашивают у поставщиков: почему в названии их продукта есть приставка био- или эко-.

Latifundist.com: Какова вероятность того, что, несмотря на действие закона, на рынке останутся «серые» и «черные» производители?

Сергей Галашевский: В органической отрасли, как и в любой другой, есть операторы, которые осознанно или неосознанно не придерживаются определенных законов или нарушают их. Не нужно думать, что производство и оборот органических продуктов — кристально чистое направление. Органы сертификации не могут 365 дней в году и 24 часа в сутки контролировать предприятие. Нарушения были всегда, главное, чтобы их не становилось больше.

На самом деле недобросовестных игроков немного (думаю, несколько десятков), но иногда их махинации имеют существенное влияние на рынок.

Например, в 2014 г. был большой скандал по поводу поставок органического жмыха подсолнечника в ЕС. То есть количество реализованного жмыха превышало теоретически возможные объемы выращиваемого органического подсолнечника в Украине. Кроме того, в жмыхе нашли пестициды. После этого ЕС ввел дополнительные меры контроля для органической продукции из Украины. Они действуют до сих пор.

Latifundist.com: Своего рода санкции? Что они включают?

Сергей Галашевский: Это значит, что в отличие от стран, которые реализуют продукцию по обычной системе, предусмотренной регламентом ЕС, украинские поставщики проходят ряд дополнительных мероприятий, описанных на 4 страницах. То есть сертификационный орган должен провести минимум две инспекции, одна должна быть неанонсированой. Также у всех экспортеров необходимо взять образцы продукции для анализа на остатки пестицидов кросс-проверки и дополнительно еще образцы из каждой партии, отправляемой на европейский рынок.

Эти правила действуют с июня 2015 года и с большой вероятностью будут продлены в 2020 году. С одной стороны — это торговый барьер, который ведет к удорожанию продукции. С другой — органический сектор Украины очистился. К слову, это повлияло на объемы земель, задействованных в выращивании органической продукции.

Latifundist.com: Количество сертифицированных земель сократилось? 

Сергей Галашевский: Да, если говорили, что в 2014 г. в Украине было заявлено около 400 тыс. га земель под органическим производством, то согласно последнему мониторингу Минагропрода, в 2017 г. — 289 тыс. га. При этом сектор не стагнирует, он развивается, просто очищается от недобросовестных игроков. Например, если в 2014 г. в стране было около 400 производителей органической продукции, то в 2018 г. — около 600.

Допускаю, что среди тех, кто перестал заниматься органическим производством, были и те, кому невыгодно стало выпускать такую продукцию. Потому что, как я уже говорил, дополнительные требования — это дополнительные затраты. Но отошло больше тех, кто действительно нарушал стандарты органического производства. 

Кликните для увеличения

Latifundist.com: Есть перспектива увеличения объемов пашни, сертифицированной как органическая? 

Сергей Галашевский:

По крайней мере, ограничений для этого нет. Последние 15-20 лет мировой рынок органических продуктов стабильно развивается. Он растет на 5-15% ежегодно. Это один из немногих, если не единственный, рынок в пищевой индустрии, который демонстрирует такой динамичный рост.

Насколько ситуация в Украине будет соотноситься с мировым трендом? Даже если для нас органическое производство вдруг перестанет быть интересным, страну все равно будет затягивать в мировой органический рынок.

Ведь с чего все началось? В 2000-х годах, когда ЕС принял регламент по животноводству, появился спрос на органические корма. Украинские аграрии стали выращивать культуры для таких кормов. И за почти 20 лет в стране сформировалась довольно мощная отрасль с разными направлениями и переработкой.

В 2000-х годах, когда ЕС принял регламент по животноводству, появился спрос на органические корма. Украинские аграрии стали выращивать культуры для таких кормов

Поэтому, если Украина не захочет быть активным игроком на мировом рынке органических продуктов, ее будет затягивать. А если захочет — еще и будет навязывать свои условия.

Не стоит забывать, что сегодня страна занимает 4 место в пятерке поставщиков органических продуктов в ЕС. Украина четвертая после Китая, Эквадора и Доминиканской республики. Но где находятся эти страны и где Украина по отношению к Европе, мы единственные, кто есть ее частью… У нас есть все шансы в ближайшие годы занять второе место после Китая.

Просто очень хочется, чтобы страна была не поставщиком так называемого «рискованного» сырья по низким ценам, а экспортером органической продукции с добавленной стоимостью.

Читать по теме:  Агроэкология: Кашу органикой не испортишь

Latifundist.com: И все-таки потенциально сколько может быть органической пашни в Украине? 

Сергей Галашевский: 1% от общего количества пашни в стране или 600-700 тыс. га. 

Latifundist.com: Открытие рынка земли повлияет на органический сектор страны? Как? 

Сергей Галашевский: Я не хочу давать оценку ситуации с мораторием и рынком земли, так как не считаю себя достаточно компетентным в этой сфере, но могу сказать одно: принадлежность земли конкретному владельцу однозначно будет способствовать развитию органического производства. Переходный период для выращивания органических культур составляет 2-3 года. В этот период сложно говорить о заработке и возврате инвестиций. Если земля будет в собственности производителя, ему будет проще планировать развитие производства и т. д.

Сергей Галашевский

Читать по теме: Рынок земли в Украине: все, что нужно знать аграрию

Latifundist.com: Объединение Минагропрода с МЭРТ может создать трудности для развития органического сектора в Украине? 

Сергей Галашевский: Считаю, что нет поводов для беспокойств. И Тарас Высоцкий, и Инна Метелева знают, что такое органическое производство. Кроме того, Тарас Высоцкий заявлял, что органическое производство останется одним из важных направлений развития украинского АПК. Поэтому можно  смотреть в будущее с оптимизмом.

Это раньше на нас смотрели как на инопланетян, как на фанатиков, которые занимаются каким-то органическим производством. Сегодня главное, что в министерстве есть профессионалы, есть конструктивный диалог с этими профессионалами. 

Latifundist.com: Как бы Вы охарактеризовали заинтересованность украинских аграриев в ведении органического земледелия сегодня и 10 лет назад? Мода на органику не проходит? 

Сергей Галашевский: Это уже не мода. В Украине сформировался органический сектор со своей инфраструктурой. Есть технологии и опыт производства органической продукции.

Например, один из важных вызовов в выращивании — контроль сорняков. Гербициды использовать нельзя, биогербицидов быть не может. Бороться с сорняками в органическом земледелии можно только современной техникой. И сегодня у большинства украинских хозяйств, которые профессионально занимаются органическим производством, есть такая техника. У производителей есть возможность выбрать стратегию питания растений и также в наличии широкий перечень средств, разрешенных в органическом сельском хозяйстве

Посевы органической кукурузы
Посевы органической кукурузы
Посевы органической кукурузы

Происходит определенная консолидация органического сектора страны. Кстати, большинство производителей очень активно общаются и обмениваются опытом. И через успешные примеры внутри страны создается ноу-хау в отрасли.

Читать по теме: Завод Органик Милк:  сильный бизнес рождается в кризис

Latifundist.com: А много разочаровавшихся, тех, которые оставили органическое производство? 

Сергей Галашевский: У нас в компании вырисовалась интересная статистика. Из 100% организаций, когда либо работавших с нами и проходивших процедуру сертификации за последние 12 лет работы нашего органа, 50% являются нашими действующими клиентами. То есть в силу различных причин каждый второй отпадает. Есть те, у кого не получилось, у кого не хватило денег, передумал заниматься, продал бизнес и т. д.

Мне не нравится, когда преувеличивают заработки в органическом производстве. Как и в традиционном сельском хозяйстве, бывают периоды, когда цены на некоторые органические продукты сильно поднимаются. Так 3-4 года назад было с органической малиной. Был большой спрос, предложения не было, цены взлетели. Люди насадили малины, цены упали, пришло разочарование. Это как с любой нишевой культурой.

Очень важно, чтобы аграрии поняли, что с точки зрения доходности органическое производство особо не отличается от традиционного сельского хозяйства. Вопрос только в том, к чему больше лежит душа. И то, и то — бизнес. При непрофессиональном подходе прогореть можно в любом деле. 

Latifundist.com: Насколько агрохолдинги заинтересованы в органическом производстве? 

Сергей Галашевский: Крупные компании внимательны к мировым трендам и понимают, что должны быть готовы их подхватить. Дальновидные агрохолдинги стараются поэкспериментировать с органическим производством в одном из своих хозяйств.

Некоторые проводят эксперименты в своих самых успешных хозяйствах. Но считаю, что это неправильно. Если сельхозпредприятие показывает отличные результаты на традиционной технологии, зачем что-то менять?

Другие пытаются внедрять органическое производство в хозяйствах со средними показателями. Так проще соблюсти чистоту эксперимента. Но очень важно понимать, что результат напрямую будет зависеть от команды. Если никто из команды не питает симпатии к органической технологии, то процесс саботируют. Чаще всего у агрономов и снабженцев уже налажены связи с поставщиками агрохимии, и им не хотелось бы ничего менять.

Хорошо, когда агроном предприятия заинтересован в органической технологии. На самом деле в органическом производстве у агронома есть возможность проявить свои способности и творчество. И агрономы, у которых есть опыт работы в этой сфере, больше ценятся. Вообще из опыта замечено, что агроному проще убедить владельца компании в необходимости заниматься органическим производством, чем владельцу — агронома. Всегда, когда инициатива исходит от агронома, предприятие становится органическим. Если от владельца — не факт, что хозяйство перепрофилируется. 

Сергей Галашевский

Latifundist.com: Много холдингов экспериментирует? 

Сергей Галашевский: Мы проводим сертификацию конкретных хозяйств и не всегда знаем, какие холдинги за ними стоят. Хотя на самом деле органикой интересовались практически все холдинги. Знаю, что в «Астарта-Киев», например, серьезно подошли к этому вопросу.

Крупные компании понимают, что не стоит манипулировать с органическим производство и пытаться обмануть орган сертификации так как неудачный эксперимент может негативно повлиять на репутацию всего холдинга, поэтому стараются четко следовать требованиям стандартов.

Кстати, в нашей отрасли довольно много успешных органических проектов, которые внедрили люди не из сельского хозяйства (из IT-сферы, юридической, строительной, мебельной и т. д.). Таким стартаперам не мешает предыдущий багаж знаний, стереотипы, им проще принимать решения. Чаще всего залог их успеха в том, что они набирают новую незаангажированную команду.

Latifundist.com: Вы говорили, что мировой органический рынок растет до 15% в год. Такая динамика сохранится в ближайшие годы? 

Сергей Галашевский: Да, хотя в 2020 г. может быть небольшой спад спроса со стороны ЕС, потому что там начнут работать новые игроки — это проекты, запущенные 2-3 года назад. Тем не менее европейский рынок и дальше будет оставаться интересным для украинских экспортеров органической продукции. К слову, органический сертификат является своего рода зеленым билетом для выхода на европейский рынок для тех, у кого бы возможно не было шансов на выход с неорганической продукцией.

И динамика развития украинского рынка органической продукции будет позитивной. 

Latifundist.com: В какие страны Украина экспортирует органическую продукцию и в каких объемах?

Сергей Галашевский: В 2016-2018 гг. главными странами-импортерами украинской органической продукции были Нидерланды, Германия, Италия, Великобритания, Швейцария, Австрия, Польша, Чехия, Франция, Венгрия, Румыния, Бельгия, Болгария и Дания. Украинские производители также экспортируют в США и Канаду. Есть единичные поставки в Австралию и некоторые страны Азии. В 2018 г. экспорт органической продукции из Украины в ЕС составил 267 тыс. т, в денежном выражении — около €100 млн.

Latifundist.com: Как изменяется структура экспорта органической продукции? 

Сергей Галашевский: С удовольствием могу сказать, что растет доля переработанной продукции. Например, в прошлом году Украина экспортировала почти 10 т органического мороженого. Мы уже продаем на внешний рынок не просо, а пшено, и занимаем первое место по поставкам органического пшена в ЕС.

Если 10 лет назад в структуре экспорта органической продукции зерновые занимали до 100%, то сегодня — пшеница 28,5%, соя 5%. Также доля свежих и сушеных фруктов составляет в поставках 5%, круп и муки  — 1,5%.

Органическая пшеница
Органическая пшеница
Органическая пшеница

То есть Украина может стать действительно важным игроком не только на органическом рынке ЕС, но и мира. И, конечно, хотелось бы, чтобы росло потребление органической продукции внутри страны. Потому что, как говорится, сложно верить стране, которая экспортирует то, что сама не ест.

В принципе, на полках украинских супермаркетов и так заметно вырос ассортимент органических молочных, а также бакалейных продуктов. Но если бы еще хотя бы часть органических продуктов использовались для питания детей в школах и детских садах — было бы замечательно.

Latifundist.com: В среднем насколько органическая продукция дороже идентичной неорганической? 

Сергей Галашевский:

В зависимости от продукта. По зерновым, например, в среднем на 10-30%. Стоимость органических мяса и куриных яиц может отличаться в разы. Есть продукты, где разница нулевая, например дикоросы. К слову, сейчас для тех, кто реализует дикорастущую чернику,  органический сертификат — это уже не условие премиальной цены на продукцию, но часто просто возможность выхода на рынок ЕС.

Если некоторым операторам удается экспортировать органическое зерно по цене на 35-50% выше стоимости традиционного, это значит, что поставщик кроме европейской сертификации по стандартам ЕС получил еще дополнительные частные сертификаты (например, швейцарский Bio Suisse,немецкий Naturland или Bioland, либо шведский KRAV). Благодаря этим сертификатам поставщик может увеличить стоимость 1 т продукции на 50 и выйти на более премиальные рынки.

Сергей Галашевский

Latifundist.com: Насколько в Украине развито органическое животноводство? 

Сергей Галашевский: В этом сегменте, наверное, около 20 игроков. На первом месте — выращивание КРС, затем — птица, производство куриных яиц.

Сегмент развивается. В ближайшее время будут введены в эксплуатацию два новых органических птицекомплекса. И это эволюционный процесс. Животноводством начинают заниматься растениеводческие органические хозяйства, которые столкнулись с проблемой обеспечения питания растений.

В свою очередь новые птицекомплексы увеличат внутренний спрос на корма, жмых. Таким образом, мы меньше будем экспортировать кормов, но, возможно, наладим экспорт органического мяса птицы. По крайней мере, представители из Европейской комиссии так и говорят: вы бы уже не корма нам поставляли, а готовую продукцию. 

Latifundist.com: Желаем, чтобы так и произошло!

Спасибо за детальный экскурс в органический сектор Украины! 

Подробнее узнать о переработке органических продуктов можно 14 ноября в Киеве на VI Международной конференции «Органическая переработка и сбыт».

Алла Силивончик, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus