Евгений Бойко: Нигде в Европе на птицефабриках нет такой биозащиты, как в Украине

Евгений Бойко, главный ветеринарный врач МХП
Источник фото: Latifundist.com

На рынке труда профессия ветеринара считается достаточно востребованной. Квалифицированных ветврачей ищут как частные клиники, так и работодатели из аграрного сектора. Вот и наш герой, главный ветеринарный врач МХП Евгений Бойко, во время учебы в университете думал, что будет работать в ветеринарной клинике, но с 3 курса связал свою жизнь с агрохолдингом и о своем выборе ни разу не пожалел. Евгений открытый, эрудированный человек с чувством юмора. Это видно по тому, как он общается с персоналом и отвечает на телефонные звонки коллег. А звонят ему очень часто, в том числе и коллеги из-за границы. Телефон перед интервью просто «разрывался», при этом он отвечал всегда спокойно и конструктивно. Мы прогулялись по «Мироновской птицефабрике» и поговорили о том, чем отличаются методы лечения и профилактики инфекционных заболеваний птицы за границей и у нас, об отношении к использованию антибиотиков в производстве, а также о креативности сотрудников ветеринарной службы.

Читать по теме: Игорь Лещенко о приостановке строительства 2-й очереди «Винницкой птицефабрики» и конкуренции на мировых рынках курятины

Latifundist.com: Расскажите о птицефабрике, на территории которой мы сейчас находимся.

Евгений Бойко: Всего в состав холдинга МХП в Украине входят три бройлерные птицефабрики — «Винницкая птицефабрика», «Мироновская птицефабрика» и «Орель-Лидер». Также у нас есть две родительские птицефабрики — «Старинская птицефабрика» и ДП «Перемога Нова». Сейчас мы находимся на бригаде «Мироновской птицефабрики». В каждый птичник здесь посажено по 54-55 тыс. голов. Инкубационное яйцо поступает из родительских птицефабрик. На инкубаторах бройлерных птицефабрик садим суточного цыплёнка. Выращиваем такие кроссы бройлеров, как Кобб и Росс. В частности, на этой бригаде это Кобб. С точки зрения ветеринарии и технологий выращивания это оптимальная кроссы для промышленного производства.

Latifundist.com: Мы заметили, что в птичнике отсутствует специфический запах, наоборот, пахнет подсолнечником.

Евгений Бойко: (Улыбается) Как видите в птичнике сухо и тепло, поэтому здесь не может быть специфического запаха. Подстилкой служит лузга подсолнечника, выращенного на наших полях. Семена отправляем на производство, получаем подсолнечное масло, которое потом экспортируем, а лузга идет в качестве подстилки.

В птичнике

Latifundist.com: Какие корма используете?

Евгений Бойко: МХП обрабатывает земельный банк около 370 тыс. га и мы самостоятельно выращиваем культуры для производства кормов для наших птицефабрик. Основная структура комбикорма — это кукуруза, соевый шрот, подсолнечный жмых, зерно. То есть все корма полностью натуральные и выращенные для нашей птицы на наших полях. Есть специальный отдел, который занимается разработкой рецептов кормов. Это целая наука.

Latifundist.com: Как проводится лечение и профилактика инфекционных заболеваний?

Евгений Бойко: Основные болезни, которые профилактирует ветеринарная служба на всех бройлерных птицефабриках, — это инфекционный бронхит, болезнь Гамборо и болезнь Ньюкасла. Это три болезни, которые считаются самыми опасными при выращивании бройлеров. Есть множество других болезней, но от этих трех мы обязательно вакцинируем птицу. Вакцинация проводится двумя методами. Либо выпаиванием, когда в воду добавляется раствор вакцины, и птица потребляет ее в течение определенного времени, либо методом спрея. В птичник заходят наши сотрудники со специальным оборудованием и обрабатывают птицу сверху вакциной. В итоге вакцина попадает на глаза, в ноздри и внутрь организма, защищая птицу от инфекционных заболеваний. Вакцинируем птицу как правило с 1-3 неделю жизни.

Latifundist.com: В чем преимущество бесклеточного содержания птицы?

Евгений Бойко: Сразу скажу, что на птицефабриках МХП применяется только напольное содержание птицы. У нас нет ни одного птичника, в котором птица содержится в клетках. Я считаю, что клеточное содержание не столь гуманно при выращивании птицы. Здесь птица может ходить и занимать большую площадь в отличие от клетки, где она ограничена в движении. В клетках есть только кормушка, поилка и больше ничего. Да и растет птица значительно лучше в просторном птичнике, нежели в клетке. Также отмечу, что в компаниях, которые я посещал в Америке и Европе, используют напольное содержание птицы.

Читать по теме: Основа рациона: что нужно знать о курятине

Latifundist.com: В ноябре проходила Всемирная неделя антибиотикорезистентности. Как компания работает в этом направлении?

Евгений Бойко: В профилактических целях мы никогда не использовали и не используем антибиотики и главная цель компании полностью отказаться от их применения. Сегодня существует много препаратов которые заменяют антибиотики: пробиотики, подкислители, фитобиотики. Поэтому наша птица получает только органические кислоты, а антибиотики могут быть использованы исключительно в лечебных целях.

Евгений Бойко

Latifundist.com: Ваш коллега Николай Фурсов рассказывал, что на птицефабриках используется вакцинация против колибактериоза.

Евгений Бойко: Совершенно верно. В связи с тем, что компания имеет четкую стратегию не применять в производстве антибиотики и весь мир к этому идет, мы используем на родительских стадах вакцинацию против Escherichia coli — бактериальной инфекции. Тем самым мы обеспечиваем защиту как родительского, так и бройлерного поголовья.

Поэтому правильно сказал Николай Борисович, что самая главная стратегия — это здоровое родительское стадо, санитария, гигиена инкубационных яиц и биобезопасность на бройлерном птицеводстве. Тогда не нужно вообще думать о таком слове как «антибиотики», нужно лишь поддерживать птицу — витаминопрофилактикой, кислотами, подкислителями.

Читать по теме: Новые правила игры с антибиотиками

Latifundist.com: Как в целом в Украине регулируется вопрос использования антибиотиков в производстве курятины?

Евгений Бойко: Сейчас FAO вместе с Минздравом разрабатывают новый закон, который предусматривает регулирование антибиотиков, а также порядок их использования на птицефабриках. Самое главное — государство будет контролировать, чтобы та группа антибиотиков, которая используется для птицы, не использовалась для лечения людей. На сегодняшний день Госпродпотребслужба согласно плану государственного мониторинга остатков ветеринарных препаратов и загрязнителей, в живых животных и необработанных пищевых продуктах отбирает образцы и проводит исследования на остаточные количества ветеринарных препаратов, пестицидов и различных загрязняющих веществ (микотоксины, тяжелые металлы, радионуклиды). Так же еженедельно осуществляется контроль остатков антибактериальных препаратов в государственных региональных лабораториях и в государственном научно-исследовательском институте по лабораторной диагностике и ветеринарно-санитарной экспертизе.

Птичник

Latifundist.com: Вам уже, наверное, прилично надоел вопрос об антибиотиках.

Евгений Бойко: Меня как главного ветеринарного врача часто об этом спрашивают. В таком случае всегда привожу себя в качестве примера. Я отец 10-летнего сына. Как и любой наш сотрудник, получаю льготную продукцию. Мой ребенок ест куриное мясо нашего производства с 3-летнего возраста. Как вы думаете, я бы давал своему ребенку что-то плохое? Конечно, нет. Поэтому уверенно заявляю, что антибиотиков в мясе птицы, выращенной на производственных мощностях МХП, нет.

Latifundist.com: Расскажите о мерах безопасности, которые применяются на птицефабриках. Мы, конечно, уже немного увидели и ощутили на себе: в санпропускнике приняли душ, сменили одежду и дважды сменили обувь...

Евгений Бойко: На первом месте стоит биобезопасность, поэтому птицефабрики работают в закрытом режиме. Что это значит? Что после того, как сюда завезли суточных цыплят, территория закрывается. Право заходить на территорию имеют только рабочие бригады, обслуживающие данные птичники, а также посетители — врачи и технологи, которые приходят на производство по необходимости. Перед тем, как попасть на территорию, нужно пройти санитарный пропускник: снять верхнюю одежду, в обязательном порядке принять душ, надеть производственную одежду и обувь. Перед входом в птичник человек проходит дезковрик и меняет еще раз обувь, в которой ходил по улице. Для каждого птичника предусмотрена своя обувь.

Latifundist.com: Запрещено ли сотрудникам птицефабрик содержать дома кур в качестве профилактики распространения птичьего гриппа?

Евгений Бойко: В приказе №53 «О ветеринарно-санитарных правилах для птицеводческих хозяйствах» одним из пунктов является запрет работникам птицеводческих предприятий держать домашнюю птицу, покупать у других предприятий или на рынках. Для этого МХП выдает каждый месяц льготную продукцию — это 6,5 кг мяса цыплят бройлеров на одного работника. То есть человек каждый месяц бесплатно получает 6,5 кг мяса, чтобы не содержать дома птицу.

Latifundist.com: Есть ли дефицит кадров? Какие инструменты используются для привлечения ветврачей на предприятия МХП?

Евгений Бойко: Дефицита кадров в ветеринарной службе нет. Команды молодые, в основном к нам приходят работать студенты после окончания вуза. У нас разработана программа, в рамках которой они постепенно вливаются в новый коллектив, знакомятся с работой и целями ветеринарной службы. Буквально через 2-3 месяца человек начинает работать самостоятельно. Также мы проводим студенческие хакатоны. Первый как раз был ориентирован на студентов ветеринарных специальностей. В нем участвовали студенты 3-5 курсов из учебных заведений Сум, Киева, Белой Церкви, Винницы. Участники команд, занявших первые и вторые места, после выпуска приехали к нам и работают на наших производствах. Недавно мы провели второй хакатон, где я выступил в качестве ментора. Он уже был ориентирован на специалистов, работающих на птицефабриках МХП: ветеринарных врачей, зоотехников, технологов производства.

 Latifundist.com: Расскажите подробнее о хакатонах. Какова их основная цель?

Евгений Бойко: Сначала в социальной сети выкладываем кейс, который нужно отработать, анонсируем его. После этого проходит этап регистрации команд. Далее они 30 часов работают над проблемой этого кейса и предлагают рациональное решение. Интересно, что во время второго хакатона мы получили такие идеи от наших сотрудников, которые до этого на производстве никто никогда не озвучивал. Поэтому для компании это только позитивный опыт. Возможно, человек был закрыт, стеснялся озвучить свое предложение, а тут в команде он открылся. Вообще, для участников хакатона — это своего рода игра, во время которой нужно найти решение проблемы. К слову, первое место заняла команда «Мироновской птицефабрики». Они предложили заменить подстилку из лузги подсолнечника на торф и утеплить потолки в птичнике. Эта идея принята на вооружение и экономисты уже работают над расчетами.

Подстилка из лузги подсолнечника

Latifundist.com: Кстати, а чем выгоднее подстилка из торфа?

Евгений Бойко: Подстилка из лузги подсолнечника может намокнуть, у торфа влагопоглощение в 1,5 раза выше за традиционные материалы (тырса, лузга, солома). Ранее мы уже видели такую подстилку в странах Прибалтики и теперь решили попробовать применить ее и на наших предприятиях.

Latifundist.com: На основе Ваших зарубежных поездок расскажите, чем отличается технология выращивания птицы, методы лечения и профилактики инфекционных заболеваний за границей и у нас?

Евгений Бойко: Во-первых, у нас разные модели. МХП — холдинг закрытого типа. Мы имеем свою сырьевую базу, свои поля, свое родительское поголовье и инкубационное яйцо, свои мощности для выращивания бройлеров и свои перерабатывающие предприятия. В Европе такого нет. Там один предприниматель занимается инкубацией цыплят, чтобы продать их фермеру. Этот фермер выращивает птицу, чтобы продать ее другому фермеру, который забивает ее в своих убойных цехах, чтобы продать в сеть супермаркетов. Во-вторых, я нигде в Европе не видел такой биозащиты, которая используется на птицефабриках МХП. Те специалисты, которые нас консультируют и приезжают к нам для обмена опытом, отмечают большую разницу в плане биозащиты и обслуживания птичников. Что касается методов профилактики, то они такие же, как и у нас. Могут отличаться только количеством вакцинаций, поскольку у них нет такого большого количества птицы на одной площади. Но с точки зрения методов вакцинации и выпаивания витаминными препаратами и подкислителями — у нас одинаковые технологии.

Latifundist.com: Часто зарубежные коллеги обращаются за консультациями?

Евгений Бойко: Не только они к нам обращаются, но и мы задаем какие-то вопросы. У нас есть партнеры в Германии и Венгрии, у которых закупаем родительское поголовье. Там работают ветеринарные врачи, к которым можем обратиться в любой момент за консультацией, если нам что-то не понятно. Кроме этого, мы ездим к ним перенимать опыт по вакцинации, лабораторным исследованиям. Они также перенимают опыт у нас. Если сначала думают, что они все знают, то после посещения производства МХП начинают задавать много вопросов и просить консультации. Считаю, что такая коммуникация нужна и важна для дальнейшего развития.

Евгений Бойко

Latifundist.com: Давайте немного поговорим о Вашей карьере. Как Вы попали в МХП?

Евгений Бойко: В МХП я пришел студентом 3 курса. Как и у большинства студентов, у меня был выбор: поехать на производственную практику за границу (собирать клубнику) или попасть на одну из птицефабрик МХП, чтобы набраться опыта. Я остановился на втором варианте. Поэтому в 2004 году отправился проходить производственную стажировку на птицефабрике «Перемога Нова». Затем год стажировался на птицефабрике «Дружба Народов Нова» в Крыму. В 2007 году была построена «Мироновская птицефабрика», и я пришел работать обычным врачом ветеринарной медицины. Но в связи с тем, что я правильно сделал свой выбор еще будучи студентом, у меня был багаж знаний, через 3 месяца стал на две ступеньки выше — ведущим врачом комплекса. Это человек, который практически является заместителем главного врача. Через 3 года стал главным врачом на самой крупной из наших птицефабрик — на «Винницкой птицефабрике». Проработав там 3 года, я стал главным ветврачом всего холдинга МХП.

Читать по теме: Люди МХП

Latifundist.com:  Как Вы отдыхаете?

Евгений Бойко: В компании мы работаем согласно действующему законодательству, поэтому у всех наших сотрудников есть выходные. Если, например, у меня выходной, то на производстве всегда есть кто-то из моих помощников. Отдых стараюсь проводить в кругу семьи, с сыном ездим на рыбалку. Когда есть время, то занимаюсь охотой.

Latifundist.com:  Какой улов был самым крупным?

Евгений Бойко: Среди моих трофеев — рыба белый амур весом 12 кг и карп зеркальный весом 8 кг. Думаю, что самые большие уловы у меня еще впереди.

 Latifundist.com: Если бы не работа в агросекторе, то какая...?

Евгений Бойко: Если бы не агросектор? Думаю, я был бы экономистом или программистом. Я даже думал поступать на эти специальности после 11 класса. Но поскольку наша страна аграрная, то я понимал, что будущее за аграрными специальностями. И тогда решил идти на технолога или ветеринарного врача. Благодаря подсказке уважаемого мной человека, который имеет специализацию зоотехника и окончил сельхозакадемию, я выбрал второй вариант. Хотя в семье до этого не было ни одного ветеринарного врача. Он мне сказал, что, выбрав эту специализацию я смогу работать и ветврачом, и технологом производства.

Евгений Бойко

Latifundist.com:  По Вашему мнению, профессия ветеринарного врача престижная сегодня в Украине?

Евгений Бойко: Конечно. Некоторые думают, что ветеринарная медицина заканчивается на маленьких клиниках по лечению домашних животных. Очень много моих однокурсников работают именно в таких клиниках. Я тоже когда-то думал, еще будучи студентом, что хочу работать в ветклинике, но связал свою судьбу с МХП, лечением и профилактикой болезней птицы. Могу заверить, что это классная специальность. Когда к нам приходят молодые люди из университетов, я по их глазам вижу, что они горят и хотят быстрее научиться понимать язык птицы. У меня есть коллеги, которые работают главными экономистами в нашей компании и их дети учатся на ветеринаров, потому что эта профессия есть и будет актуальной. И это тесно связано с нарастающими объемами производства в секторе птицеводства.

Latifundist.com: Как Вы считаете, какими качествами должен обладать ветврач?

Евгений Бойко: В первую очередь, он должен быть коммуникабельным. Чем больше ты общаешься, тем больше ты понимаешь ситуацию и разбираешься в ней. Второй момент касается четкой постановки диагноза. Эта характеристика одинаково важна как для врача ветеринарной медицины, так и для врача гуманной медицины. В-третьих, он должен быть целеустремлен и понимать цели которые ставит перед ним компания, и четко их придерживаться.

Latifundist.com:  Что для Вас как главного ветеринарного врача актуально на сегодняшний день?

Евгений Бойко: Первое — здоровая птица, а второе — хорошие показатели. И еще раз повторюсь — никаких антибактериальных препаратов в выращивании птицы. Хочется искоренить наконец-то миф, что в мясе птицы есть антибиотики

Latifundist.com: Спасибо за интересную и содержательную беседу!

Наталья Родак, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus