Как немцы привезли рапс в Украину

Михаэль Рязановский, управляющий директор NPZ Сервис и «NPZ Украина»
Источник фото: Latifundist.com

Немец по происхождению, Михаэль Рязановский приехал в Украину второй раз. В начале 90-х он работал в украинском офисе Bayer. С 2017 г. Михаэль — директор компании «NPZ Украина», которую в стране больше знают как Lembke. В начале 90-х компания специализировалась на семенах рапса и, по сути, сформировала культуру его выращивания в Украине. Сегодня «NPZ Украина» предлагает широкий спектр посевного материала и в ближайшее время откроет собственный семенной завод в Житомирской области. Подробнее о рынке рапса и специфике его выращивания в интервью.

Latifundist.com: Долгое время компания была известна как Lembke, потом название изменили на NPZ. Почему?

Михаэль Рязановский: Компания никогда не меняла своего названия. NPZ была создана в 1897 г., но после войны ГДР отобрала ее и сделала государственной. А владелец, господин Лембке, остался там директором. Его сын переехал в Западную Германию и на берегу Балтийского моря тоже создал фирму с одноименным названием.

После объединения Германии, в 1992 г. компания, которая была на Западе, выкупила ту, что осталась на Востоке страны. И для объединенного предприятия оставили название NPZ (Norddeutsche Pflanzenzucht Hans-Georg Lembke KG). Да, в Украине, наверное, больше запомнилось просто Lembke (от фамилии собственников). Здесь компания работает как «NPZ Украина».

Михаэль Рязановский, управляющий директор NPZ Сервис и «NPZ Украина»

Latifundist.com: Правда ли что с NPZ началась культура выращивания рапса в Украине? 

Михаэль Рязановский: Да, это действительно так. Надо сказать, что, как и в Советском Союзе, так и первые годы независимости, в Украине рапс не был популярен. Культуру выращивали в основном на корм крупному рогатому скоту в составе зеленого конвейера, потому что его зерновая продуктивность была очень низкой. Из-за этого и площадь под ней была от 8 до 40 тыс. га.

Известно, что в те времена использовались сорта, а не гибриды. И проблема с рапсом состояла в том, что его зерно никак не получалось использовать ни для питания людей, ни в составе комбикормов для животных, а исключительно для производства технического масла. В середине 80-х в Германии селекционеры вывели двонулевой «00» сорт рапса, у которого низкое содержание эруковой кислоты и глюкозинолатов. Этот рапс уже был пригоден для употребления в пищу человеку и животным.

В начале 90-х мои коллеги из NPZ приехали в Украину, увидели, что здесь, особенно в западной части страны, растет рапс (тот, что для технических целей), и поняли, что аграриям можно предложить новые сорта этой культуры. Для этого было три веских причины. Во-первых, новые сорта давали бОльший урожай. Во-вторых, «00 рапс» пригоден в качестве корма скоту. В-третьих, этот рапс можно экспортировать.

Еще важно, что в то время в Украине начали появляться частные дистрибьюторские компании, агрохимия стала доступной. То есть культурой можно было заниматься профессионально, так как были необходимые средства защиты, рынки сбыта и т. д. 

Latifundist.com: По сути, компания внедряла технологию выращивания этой культуры? 

Михаэль Рязановский: Новый высокоурожайный рапс нуждался в абсолютно другом подходе в сравнении со своим предшественником, а также необходимо было адаптировать принятую в Германии технологию к условиям Украины. Нужно было объяснить аграриям, какую роль играет срок и глубина посева, когда и какие СЗР вносить. Раньше использовали большую норму высева, посевы были очень густыми, растения друг у друга отбирали влагу и полезные вещества. Задача состояла в том, чтобы уменьшить норму высева, посмотреть, какие факторы вообще влияют на урожай этой культуры. То есть выращивание рапса нуждалось в корректировке по всем параметрам: начиная с выбора сорта, нормы высева, применения удобрений, анализа количества влаги, использования СЗР и т. д.

Михаэль Рязановский, управляющий директор NPZ Сервис и «NPZ Украина»

Latifundist.com: Как фермеры откликнулись? 

Михаэль Рязановский: Сначала — очень скептически. Они не были готовы инвестировать такие деньги в культуру. Но первые результаты и возможность экспортировать семена рапса дали импульс развитию этой культуры в Украине.

Latifundist.com: Что сегодня представляет собой рапсовый бизнес NPZ в Украине? 

Михаэль Рязановский: У компании в Украине два предприятия. «NPZ Украина» занимается локальным развитием культуры: это и адаптация к украинскому рынку, и выбор гибридов с высокой урожайностью. Предприятие регистрирует гибриды и реализует их. «NPZ Сервис» — это наша новая фабрика по доработке и фасовке семян. 

Latifundist.com: Компания реализует семена напрямую фермерам или через дистрибьюторов? 

Михаэль Рязановский: Считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Дистрибьюторы — специалисты в продажах. Мы — профессионалы в селекции, выращивании, производстве. Сотрудничаем с тремя партнерами-дистрибьюторами.

Что касается крупных международных поставщиков семян и агрохимии, то у них такие процессы происходят циклично: сначала у них в моде децентрализация процессов, потом — централизация. Так и с прямыми продажами… 

Читать по теме: ИСПОВЕДЬ ДИСТРИБЬЮТОРА: Производители семян и химии превратились в конкурентов дистрибьюторам

Latifundist.com: Будете увеличивать количество торговых партнеров? 

Михаэль Рязановский: Пока не планировали. Но рынок динамичный, поэтому не исключаю. 

О портфеле и рынке семян 

Latifundist.com: Кроме рапса семена еще каких культур в портфеле компании? 

Михаэль Рязановский: У нас в ассортименте яровой и озимый рапс селекции NPZ. Также продаем семена (как сорта, так и гибриды) «родственной» компании SAATEN UNION (NPZ является одним из учредителей этой компании). Это и пшеница, и рожь, и ячмень, и овес, и кукуруза, и подсолнечник, и бобовые.

Читать по теме: Сила синергии: Почему австрийские селекционеры объединились на украинском рынке

Latifundist.com: Когда и почему стали расширять ассортимент? 

Михаэль Рязановский: 3-4 года назад начали увеличивать портфель, исходя из запросов клиентов. Пока рапс занимает львиную долю в продажах. Но доля других семян с каждым годом растет. Ведь фермер не может выращивать одну культуру. Да и в целом, считаю, на рынке неправильно делать ставку на 5 культур, должно быть разнообразие. Например, специалисты нашей компании видят большой потенциал урожайности гибридной ржи. Почему его не использовать?

Из 30 млн га пахотных земель в Украине мы с посевами рапса «занимаем» только 1 млн га. Потенциал рынка огромный. У компании уже больше 1 тыс. клиентов в стране. Есть команда и новый завод. Поэтому будем и дальше развиваться. 

Latifundist.com: Вы вспоминали о низкой урожайности рапса в 90-е годы в Украине. Какой тогда был показатель, а какой сейчас? 

Михаэль Рязановский: До 2007 г. средняя урожайность рапса был на уровне 1,3 т/га. В отдельные годы показатель опускался ниже 1 т/га. Сейчас средняя урожайность в Украине — 2,5 т/га, в Германии этот показатель на четверть выше. Важно сказать, что с 2002 г. NPZ начала выводить на рынки гибриды рапса. Они требуют высокой технологичности в выращивании. Поэтому аграриям понадобилось время, чтобы совершенствовать технологию и привыкнуть к культуре. Помню, в 2005 г. в Германии 50% рынка семян рапса были гибриды. В Украине, разумеется, этот показатель был еще меньше. А сегодня уже около 80% сегмента занимают гибриды. 

Но с 2007 г. спрос на рапс стал расти, так как подскочила цена на него на мировом рынке. По-моему, как раз тогда Европа начала наращивать производство биодизеля. И если в Украине выращивали 600 тыс. т рапса, то в 2008-2009 гг. производство выросло до 3 млн т. С тех пор ежегодно в стране собирают 2,5-3 млн т рапса. То есть сегодня это интересная культура в севообороте. 

Михаэль Рязановский, управляющий директор NPZ Сервис и «NPZ Украина»

Latifundist.com: Как оцениваете долю компании на украинском рынке семян? 

Михаэль Рязановский: Мы можем говорить о сегменте семян рапса, а еще точнее — о нише гибридов рапса. Долгое время каждое второе поле рапса — были семена селекции NPZ. В последние годы, с развитием сегмента, наша доля стабилизировалась на уровне 25%. Усиление конкуренции — это нормальный процесс. 

Latifundist.com: А как увеличилось количество игроков в этом сегменте? 

Михаэль Рязановский: Если 10 лет назад было 7-8 компаний иностранной селекции, то сегодня, наверняка, больше 15.

Latifundist.com: Как Вы оцениваете перспективы производства рапса в Украине? 

Михаэль Рязановский: Рапс в Украине — состоявшаяся культура со стабильно высоким внешним спросом. С точки зрения севооборота, потенциальная площадь под рапсом — до 6 млн га. Я вижу потенциал производства рапса на уровне 1,5 млн га. В таком случае — это устойчивый бизнес. Кроме того, с рапсом очень важно выдерживать севооборот. Ведь чтобы растения оставались здоровыми, нельзя сеять на одном поле чаще чем раз в 4 года. К сожалению, это правило аграрии часто нарушают.

Михаэль Рязановский, управляющий директор NPZ Сервис и «NPZ Украина»

Latifundist.com: В Украине? 

Михаэль Рязановский: Не только. И в Германии. Немецкие фермеры отличаются от украинских тем, что им принадлежит земля, они хотят сберечь ее для сыновей. Но аграрии и той и другой страны не всегда понимают, что проблема не возникает ниоткуда, а накапливается из года в год и в один момент выстреливает. Поэтому при выращивании рапса очень важно соблюдать правила севооборота. 

Latifundist.com: Какие факторы еще будут оказывать влияние на развитие рынка рапса? 

Михаэль Рязановский: Важно понимать, что в ЕС в последние годы сокращаются площади под рапсом и падает его урожайность не только вследствие изменений климата, но и из-за ограничений, связанных с использованием пестицидов и удобрений. При этом в ЕС ежегодно производится 16 млн т рапса при потребности в 20-21 млн т. Эта разница в 4-5 млн т — как раз 1,5 урожая рапса Украины. То есть страна может восполнить эту потребность.

В целом выращивание рапса смещается на восток: в Польшу, Румынию, Венгрию, Украину, Беларусь. К сожалению, некоторые компании регистрируют в Украине гибриды рапса, которые успешно выращиваются в Западной Европе. Но в этом есть большая опасность, потому что здесь другие условия, очень важно тщательно выбирать и адаптировать гибриды. Я могу это говорить, потому что у компании большой опыт и много наработок для проверки эффективного использования тех или иных гибридов. В нашей компании, наверное, самая большая программа по селекции рапса.

Бывает, что какие-то гибриды случайно дали хороший результат, но никто не может дать гарантию, что они так же хорошо будут показывать себя в следующем сезоне. 

Михаэль Рязановский, управляющий директор NPZ Сервис и «NPZ Украина»

О семенном заводе 

Latifundist.com: Когда и почему компания решила построить семенной завод? 

Михаэль Рязановский: Не могу сказать, что это решение пришло неожиданно. Оно было логичным для компании, которая уже много лет работает на украинском рынке. Цель была децентрализовать производство семян, быть ближе к клиенту. С собственной производственной площадкой можно быстрее реагировать на те или иные потребности заказчиков. Кроме того, в Европе сейчас вводится много ограничений на использование СЗР и т. д., а имея в Украине свой завод, мы можем быть более мобильными и гибкими. 

Latifundist.com: Какая мощность предприятия? 

Михаэль Рязановский: Завод может выпускать 100-150 т семян в сутки. Но важнее не мощность предприятия, а возможность дать клиентам именно то, что они хотят. Например, сейчас у нас в портфеле 19 гибридов рапса. Клиенты заказывают разные семена, упаковки (бумажные мешки или биг-беги). Для одних необходимо обработать семена пестицидами, другие используют необработанные и т. д. То есть свое производство — это возможность оперативно выполнить любой заказ. Поэтому для нас важна не столько производительность завода, сколько возможность быть подвижными. Хотя, на самом деле, мы строили предприятие так, чтобы в дальнейшем наращивать его мощность. 

Latifundist.com: Компания будет дорабатывать только свои семена или также оказывать услуги другим игрокам? 

Михаэль Рязановский: Сначала думали только о своих семенах. Но такое мощное предприятие не должно простаивать, поэтому будем также оказывать услуги по обработке и фасовке семян. 

Latifundist.com: Есть мнение, что семена европейской селекции, выращенные в Украине, хуже, чем выращенные там. Как Вы относитесь к таким суждениям? 

Михаэль Рязановский: Что касается семян, которые здесь выпускаются, важно смотреть, как долго они производятся. Если цикл производства только 1-2 года, этого недостаточно. Необходимо создать стандарт и выдерживать его. В то же время, сейчас на украинском заводе NPZ установлено более современное оборудование, чем на наших предприятиях в Европе. Поэтому эти семена точно не будут хуже, чем у европейских коллег. 

Михаэль Рязановский, управляющий директор NPZ Сервис и «NPZ Украина»

Latifundist.com: На украинском заводе компания дорабатывает семена, выращенные только в Европе? 

Михаэль Рязановский: Да, нам нет смысла выращивать здесь рапс. У культуры очень большой коэффициент воспроизводства семян. Например, с одного гектара рапса можно собрать семена для 16-200 га. Для сравнения: с одного гектара гороха (в зависимости от региона выращивания) можно собрать семена для 8-13 га. Поэтому рапс мы выращиваем в Германии.

Хотя, если говорить о других культурах, то мы привозим семена «элиту» и «супер элиту» в Украину, а здесь выращиваем и продаем. Сотрудничаем с 35 хозяйствами. 

О мировом и украинском рынках рапса 

Latifundist.com: Какие бы Вы выделили тенденции на мировом рынке рапса, как они влияют на украинский рынок? 

Михаэль Рязановский: Несмотря на то, что в сегменте масличных много культур, изменения цен на рапс всегда зависят от изменения цен на сою. Когда ожидается хороший урожай сои, цены на рапс снижаются. Если, например, появилась новость о том, что в Бразилии обнаружили азиатскую ржавчину (болезнь сои), рапс — в выигрыше. 

В мире производится примерно 70 млн т рапса, то есть намного меньше, чем других масличных культур, той же сои. Самый крупный производитель рапса — Канада, где выращивается преимущественно генетически модифицированный яровой рапс. После Канады большие производители — ЕС, Китай, Индия, Австралия. И потом — Украина, Россия, Беларусь. Украинским производителям важно смотреть на то, какие изменения происходят на европейском рынке. Там, как я уже говорил, недостает 4-5 млн т рапса в год. Несмотря на то, что Китай является крупным производителем, он тоже закупает рапс. Недавно слышал, что Украина поставила рапс в Канаду. Сложно поверить, но все возможно. 

Читать по теме: Украинское Агро вам не Канадское

Latifundist.com: Какие цены на рапс на мировом рынке? 

Михаэль Рязановский: Сейчас цена на абсолютном пике — выше 500 за 1 т. В последние годы она колебалась в пределах 300-350.

Понятно, что изменение цен может быть спекулятивным, не всегда это ориентир для производства. Более важным аргументом является спрос на соседних рынках. 

Михаэль Рязановский, управляющий директор NPZ Сервис и «NPZ Украина»

Latifundist.com: Но Вы сказали, что производство рапса в Украине остается стабильным на протяжении многих лет… То есть спрос в Европе не стимулирует увеличение производства? 

Михаэль Рязановский: Климат — серьезный сдерживающий фактор. Обычно рапс сеется 20 августа. Но если жара и нет влаги, многие не сеют или сеют в сухую почву, а потом теряют. Поэтому площади под рапсом не увеличиваются.

Мы стали рекомендовать сеять рапс уже в конце июля. Но в этом случае важно правильно регулировать рост растений. Потому что второй вызов для рапса — это зима. Несмотря на то, что растения из семян нашей селекции могут выдерживать морозы до 20-22 °С, без снега рапс не выживет. Также для культуры опасна ледяная корка и сильная жара во время цветения. В этом году во Франции были случаи, когда рапс замерз во время цветения. То есть культуру нельзя назвать неприхотливой. 

Latifundist.com: Но многие компании, которые попробовали выращивать рапс, продолжают это делать? 

Михаэль Рязановский: Для фермеров западной, северной и центральной Украины рапс — привычная, стандартная культура. На юге страны выращивание рапса достаточно рискованное. Там сложно получить всходы, но если они есть, то растение перенесет засуху легче, чем яровые культуры. Когда в Украине высевают подсолнечник, корни рапса уже больше метра и он может пережить очень сухую погоду. В Европе на этот факт не особо обращают внимание, но в Украине это актуально. 

Latifundist.com: Так называемые «соево-рапсовые поправки» не повлияли на производство рапса в Украине? 

Михаэль Рязановский: Нет. 

Latifundist.com: В Украине встречается ГМ-рапс? 

Михаэль Рязановский: Вообще-то это запрещено, но говорят, что кто-то привез из Канады от родственников ГМ-рапс и попробовал выращивать... Это, конечно, ужас. На границе такие вещи должны строго контролироваться. Ведь Украина так уже испортила для себя рынок сои. Но после сои поля быстрее очищаются, чем после рапса. Семена рапса могут 20 лет лежать в земле. 

Latifundist.com: Благодарим за интересную историю о рапсе. Успехов компании и в других сегментах украинского рынка семян. 

Алла Силивончик, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу розсилку.

Выполнено с помощью Disqus