Химический анализ: аналитика мирового рынка СЗР

Санджив Рана
Санджив Рана, главный редактор британского информационного портала Agrow
Источник фото: Latifundist.com

С 2018 года мировой рынок средств защиты растений пошел в рост. И в ближайшие годы будет прибавлять по 3-4%. Причем сегмент биологических препаратов будет увеличиваться быстрее, чем химических. «Игры престолов» в виде слияния и поглощения крупнейших мировых производителей, произошедшие за последние годы, не повлияют на стоимость «химзащиты» для аграриев.

То есть в целом у рынка — отличные перспективы, если не считать, что работу операторов в некоторых странах серьезно тормозят правительственные решения, чаще принимаемые на основании эмоций, а не научного подхода.

Химия не терпит эмоциональных решений

В последнее время стало больше гражданских инициатив, направленных на запрет некоторых действующих веществ и химических продуктов. Такие выступления переносят акцент от науки и научного принятия решений в сторону эмоций и политики. В Европе похожая ситуация, тут также политика и эмоции берут верх в принятии общегосударственных решений. И это не хорошо ни для страны, ни для экономики. Потому что в таких условиях компаниям все сложнее работать. И международные производители средств защиты растений, по сути, никак не могут изменить ситуацию.

Например, в некоторых европейских странах сначала снимали запрет на глифосат, потом его снова ввели. В соответствии с политикой ЕС, срок использования молекулы или активного ингредиента продлевается на 15 лет. Но из-за политического давления со стороны некоторых стран-членов ЕС его продлили всего на 5 лет. Это противоречит подходам Евросоюза. Причем в этом вопросе между собой соревнуются страны ЕС, политические партии, чиновники. В частности президент Франции Эмманюэль Макрон несколько месяцев назад объявил, что хочет, чтобы глифосат был выведен из страны в течение 3 лет. Но когда этот законопроект внесли на рассмотрение в парламенте, его отклонили. Но решение таких вопросов должно быть рациональным, а не эмоциональным.

Президент Франции Эмманюэль Макрон объявил, что хочет, чтобы глифосат был выведен из страны

Запрет глифосатов приведет к тому, что аграрии вынуждены будут использовать больше других химических препаратов. Ведь на рынке нет альтернативы глифосату, у нас нет другого неселективного гербицида, который может с таким успехом уничтожать сорняки. Его запрет ведет лишь к большему количество опрыскиваний до посева и после. Зачем тогда ратовать за ресурсосберегающее земледелие, когда вследствие запрета одного препарата в 2-3 раза увеличивается использование других?

Судебный прецедент

В конце лета Калифорнийский суд обязал Monsanto выплатить $289 млн школьному садовнику, который заболел раком. Это еще один пример того, когда эмоции берут верх над рациональным законотворчеством или научным обоснованием. Люди, которые ничего не знают о науке и сельском хозяйстве, внезапно высказывают мнение о том, какие вещества следует использовать, а какие — нет.

Я не считаю, что какая-либо компания должна считаться ответственной за такие вещи, потому что регуляторные органы этой страны объявили определенный продукт безопасным. Вообще Monsanto каким-то образом стал символом всей негативной пропаганды, которая длится много лет в мире.

После первоначальных заявлений судьи было много протестных обращений и штраф снизили до $250 млн. Но проблема в том, что компания Monsanto теперь уже стала Bayer, но все равно остается виновной. Это негативный опыт для всех игроков. Получается что национальные правила не являются окончательными для рынка. Тогда как компании решить, с каким препаратом выходить на этот рынок?

Еще последний пример. В США  группа экологов установила свои собственные стандарты в отношении того, сколько глифосата должно находиться в составе продукта. У EPA (United States Environmental Protection Agency  Агентство по охране окружающей среды — прим. ред.) в США есть свои стандарты. Но группа экологов установила свои нормы и настаивает, чтобы компании следовали этому стандарту. Это смешно.

Динамика изменения долей рынка генериков, пост-патентных и патентных препаратов с 1998 года

Генерики против оригинаторов

Доля генерических продуктов в общем объеме пестицидов с годами растет. Если сравнивать с 2000-м годом, запатентованная продукция занимала около 25% рынка, то в настоящее время — около 20%. Но есть категория незапатентованных пестицидов, которые технически являются генерическими. В том смысле, что они не имеют патентного производства.

Дело в том, что изначально компания вносит определенные изменения в продукты, которые  имеет в линейке. Их доля на рынке составляет до 90%. Но такое монопольное положение ей удалось занять лишь потому, что у нее есть незапатентованные пестициды. А это не совсем правильное позиционирование в отрасли.

Таким образом, на мировом рынке запатентованные и незапатентованные продукты удерживают около 40% рынка, а генерические — 60%. Но если мы посмотрим на часть рынка генерических препаратов, то больше половины его заняли 5 или 6 компаний, опирающихся на R&D разработки. Таким образом, доля этих компаний на глобальном рынке составляет 65-75%, остальные 25-35% занимают средние и мелкие компании.

Развитие рынка агрохимии в период с 1998 по 2015 гг.

Влияние на рынок глобальных M&A сделок

Надо сказать, что идея интеграции и объединения химических компаний возникла из-за того, что последние 2-3 года рынок находился в сложной ситуации, вызванной колебаниями валютного курса, политической нестабильностью в Латинской Америке и т. д. Объединение дает компаниям дополнительные возможности инвестировать в исследования, производство и усиливать свои компетенции. Например, Bayer был явным лидером в области агрохимикатов, Monsanto имеет опыт в биотехнологиях. И когда эти два эксперта объединились, им будет легче прийти к новым технологиям.

За последние 2-3 года мы наблюдали 3 крупных объединения в отрасли. В первую очередь, это была ChemChina, которая купила Syngenta. Затем — Dow и DuPont, и, наконец, Bayer и Monsanto. Из-за консолидации были опасения, что у этих компаний возникнет монопольное положение на рынке, и они будут контролировать цены на СЗР. Но, придерживаясь правил антимонопольных ведомств, игроки продали части своих бизнесов. Например, Dupont продал целое подразделение по производству инсектицидов — самых популярных продуктов в их портфеле. Кроме того, часть гербицидов компания продала FMC. В результате в ближайшие 2-3 года FMC вырастет вдвое.

Таким образом, количество компаний все равно остается прежним, соотношение крупных и средних игроков не изменяется. Поэтому произошедшие на рынке слияния и поглощения не повлияют на цены СЗР.

Читать по теме: Был Monsanto, стал Bayer: вчера и завтра семенного завода на Житомирщине

Компании, которые пополнили свои портфели в результате M&A сделок

Кроме того, консолидация на глобальном уровне не повлияет на локальных игроков. Например, известно, что ГМ-культуры не разрешено выращивать в Украине и в некоторых странах ЕС. Поэтому консолидация мировых химических корпораций не влияет на украинский рынок биотехнологий вообще. Если говорить об агрохимикатах, влияние будет незначительным, потому что сейчас в этом направлении Bayer, скорее, является более мелкой компанией, чем до приобретения активов Monsanto. Ведь ей пришлось продать свой глифосатный бизнес BASF. То есть расклад изменился. Хотя для любого местного производителя в ближайшей перспективе нет причин для беспокойства.

Биологические продукты — шаг в будущее

Многие крупные компании стали смотреть на направление биологических препаратов 3-4 года назад, когда столкнулись с огромным давлением со стороны общественности. И сегодня практически все крупные игроки имеют значительное присутствие в биопестицидах. Это фактически самый быстрорастущий сектор рынка защиты растений.

Если сравнить биопестициды с химическими, последние 2-3 года доля химических пестицидов снижалась. Но если проанализировать более длительный период, то в мировых масштабах рынок растет в среднем на 2-3%, тогда как биологические препараты «прибавляют» по 15-20% в год. Но доля последних очень мала. Если глобальный рынок агрохимикатов составляет $57-58 млрд, то доля биопрепаратов — всего  3-4%. Сегодня это небольшой сегмент, но в ближайшие 5-6 лет он вырастет и займет 5-6% рынка. Биологические препараты все чаще используются в комбинации с химическими продуктами. Поэтому неправильно полагать, что биологические препараты предназначены только для органического сектора. Они используются как в органическом земледелии, так и в традиционном сельском хозяйстве.

Секторы рынка и бренды Agribusiness intelligence

Как бороться с «вредностью» вредителей

Устойчивость к молекуле вырабатывается, когда существует чрезмерное ее использование для борьбы с определенным вредителем. А также, когда эта молекула не комбинируется или не внедряется с другими видами химикатов, вредитель становится толерантным к ней. В идеале должно быть 2-3 различных типа химикатов для борьбы с вредителями, чтобы, когда разные химические вещества попадают в организм вредителя, у него не было устойчивости к конкретному химическому веществу.

Например, сейчас большинство фермеров распыляют синтетические пиретроиды. Специалисты обеспокоены, что в течение следующих 3-4 лет вредители станут настолько устойчивыми к этому веществу, что придется придумывать новый препарат. А на разработку новой молекулы (от исследования до вывода на рынок) необходимо 10 лет и около $250-280 млн.

Надо сказать, что компании становятся менее решительными в выводе новых продуктов. Потому что они не знают, с какими судебными исками могут столкнуться впоследствии, и не потеряют ли они вложенные средства. Компании, конечно, работают над новыми химическими препаратами, но объемы финансирования этих направлений сокращаются. Игроки больше средств стали направлять на биотехнологии.

Проблем с устойчивостью будет еще больше, если продукты будут изыматься с рынка. Например, во Франции недавно запретили 5 новых препаратов. Причем ЕС запретил 3, а Франция — 5. Кроме того, французы заявили, что еще 2 новых продукта (один DowDuPont, другой — Bayer) они также могут запретить в ближайшие 2 года. А это совершенно новые продукты, которые были бы полезны для сельхозпроизводителей.

Читать по теме: 7 мифов о «пестицидном рае» для Украины

Поводы для оптимизма

С 2008 года рынок неуклонно рос вслед за приростом сельского хозяйства. Драйверами этого повышения выступили Латинская Америка и Восточная Европа. В 2014 году из-за ряда факторов цены на сырьевые товары стали падать, и фермеры начали искать возможность сокращать затраты на производство. Политическая нестабильность в Латинской Америке оказала свое влияние. Кроме того, несколько лет подряд наблюдались неблагоприятные погодные условия в Северной Америке, Латинской Америке, Азии, Индии и Австралии.

Эль-Ниньо (колебание температуры поверхностного слоя воды в экваториальной части Тихого океана) привело к очень нерегулярному выпадению дождя во многих частях мира. В результате все эти факторы повлияли на то, что рынок СЗР в течение 2015-2016 годов сократился на 11-12%. Но, начиная с 2018 года,  наметилась позитивная динамика. В первом полугодии у многих компаний рост продаж составил 5-15%. DuPont за  4-6 месяцев этого года увеличил реализацию в два раза.

Компании-лидеры продаж агрохимии за первое полугодие 2018 года

То есть сейчас неплохое время для индустрии. Единственное, проблема была в том, что в Бразилии из-за избытка препаратов (так как компании вывели большое количество на рынок) дистрибьюторы перестали  покупать их продукты. Это привело к сокращению рынка. Сейчас ситуация нормализовалась. И, по прогнозам, в этом году рынок вырастет на 3-4%, и такая динамика сохранится ближайшие 3-5 лет. Если давать прогноз на ближайшие 10 лет, то в дальнейшем рынок продолжит увеличиваться в среднем на 2-3% в год. При этом сегмент биологических препаратов будет расти активнее. Хотя, конечно, очень большое влияние на аграрный рынок оказывают климатические изменения.

Лидеры продаж агрохимии в 2017 году

Сельское хозяйство будущего

Население в мире растет, и сельхозпроизводители будут наращивать производительность. Для этого необходимы лучшие продукты защиты растений. Если в той или иной стране вводятся ограничения на те или иные препараты, у фермеров не остается инструментов для увеличения производительности, кроме как наращивать количество обрабатываемых площадей. Вырубать леса — не экологично. Остается вертикальное сельское хозяйство в районах, которые традиционно не используются для его ведения (в городах, и т. д.). Если фермеры будут переходить от обычных полей к вертикальным фермам, возможно, откроют новые посевные площади для выращивания традиционных культур.

Читать по теме: Сельское хозяйство «в пробирке»: как вырастить мясо, молоко и яйца в лаборатории

Кроме того, цифровое сельское хозяйство определенно является шагом в будущее. И все компании активно вкладывают средства в это направление. Собственно, одна из причин, по которой Bayer приобрел Monsanto, в том, что она достигла значительного прогресса в области цифрового и интегрированного сельского хозяйства. Фермеры все чаще будут использовать точное земледелие, что уменьшит их затраты, воздействие на окружающую среду.

Санджив Рана, главный редактор британского информационного портала Agrow

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus